ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы с Костиком выпучились на нее и не могли отвести взглядов. Нам пояснили, что это – будущий семейный склеп. Хозяин приготовил для себя и для потомков. Пока пустует.

«Судя по величине пирамиды, – подумала я, – хозяин планирует иметь немало этих самых потомков».

Здание с одним большим куполом оказалось баней. Имелась и своя церковь – с пятью куполами. В ее стиле я нашла что-то византийское. В общем, я не жалела, что нас с Костиком сюда привезли – своими глазами смогла увидеть творения современных русских мастеров (а мне объяснили, что ансамбль был закончен лишь два года назад), которые, как оказалось, ничем не уступают западным архитекторам и скульпторам, создавшим некогда облик Петербурга. Да, на Руси всегда имелись классные мастера, только теперь они работают не на государство, которое не в состоянии достойно оплатить их труд, а на частных заказчиков, имеющих средства, чтобы потешить свою прихоть, ну и похвастать перед знакомыми.

Средневековый замок Комиссарова бледнел перед тем, что я увидела теперь.

Нас уже ждали и тут же проводили в огромную гостиную. Эту слизали с Малахитового зала в Эрмитаже – только увеличили раза в два с половиной по сравнению с оригиналом. «Может, тут еще и Янтарная комната найдется?» – подумала я, оглядывая стены.

Но, подойдя поближе, разочаровалась. Стены, колонны и камин не были украшены крохотными кусочками камня, как в Зимнем дворце. Здесь, как я поняла, использовалась самоклеющаяся пленка. Из центра комнаты все смотрелось малахитом – подделка была великолепной, но, дотронувшись до чего-то зеленого, ты понимал, что никакой это не камень. Может быть, целью было просто сделать правдоподобно смотрящуюся копию, а те, кто заходит сюда в гости, никогда не посещали Эрмитаж и думают, что там тоже пленка? Или вообще ничего не думают? Им просто показали оригинальное решение дизайнера. Что-то тут в остальном дворце? Мне было бы интересно взглянуть.

Нас недолго продержали без внимания. Дверь распахнулась, и в гостиную влетел маленький мужичонка с очень большим животом (словно был беременным тройней), почти лысый, остатки растительности наблюдались лишь над маленькими ушками и в самом низу затылка. Но роскошная рыжая борода компенсировала этот недостаток.

Вслед за мужичонкой вкатилась огромная дама, которой он едва достигал до пышной груди. Лифчики, как я догадывалась, дама шьет лишь на заказ – таких размеров просто нет в продаже. У нее были огромные грубые кисти рук, свидетельствующие о том, что она привычна к тяжелой работе, черты лица тоже отличались грубостью и массивностью. Все в ней казалось гулливерским и увеличенным по сравнению с нормальными размерами по крайней мере раза в два.

«Телохранительница?» – подумала я. Правда, лет ей не меньше пятидесяти. Но такой мастодонт…

– Здравствуйте, – сказала я.

Костик, как хорошо воспитанный мальчик, тоже пискнул приветствие, прижался ко мне всем телом, задрал голову и с любопытством разглядывал тетку.

Мужичонка выдал несколько приветствий – наверное, все, которые знал, причем произнес их скороговоркой, а потом с чувством исполненного долга плюхнулся в кресло у камина, тетка молча кивнула и, так и не произнеся ни слова, плюхнулась в другое, значительно превышающее по размерам первое. Мы с Костиком тоже хотели сесть и стали оглядываться, но нас остановил мужичонка.

– Ребенок пусть садится, – сказал он. – Вон туда, под зеркало. У окна. У того, что первое. От дальней стены. Сядь, в натуре! Оттягивайся! Тебе сейчас принесут мороженое. Или что хочешь. Дотумкал, сообразил, докумекал? Тогда садись!

Мужичонка выдавал слов сто подряд, потом выдыхался, замолкал, отдыхал – и снова выдавал какую-нибудь тираду, периодически вставляя блатные выражения. Мне никогда не доводилось общаться с уголовниками, специалистом по воровскому сленгу я себя считать уж никак не могу, но у меня тем не менее почему-то сложилось впечатление, что ряд словечек мужичонка вставляет не к месту. Только бы вставить.

Костик сел, заявив, что хочет клубничного мороженого и колу. Тетка извлекла из недр платья рацию и передала заказ по инстанции. Я пожелала апельсинового сока. Тетка опять распорядилась. Затем меня попросили пройтись взад и вперед по гостиной.

– С какой стати я буду тут расхаживать? – решила я набить себе цену, развернула кресло, стоявшее у противоположной от входа стены, уселась в него и уставилась на мужика с теткой, сидевших у правой от входа стены. Костик быстро переместился ко мне на колени.

– Гадом буду, мы компенсируем вам ваши неудобства, Валерия Александровна, – затараторил мужичонка. – Мы понимаем, что доставили вам массу неудобств. Можно было бы просто пригласить вас в гости в мои стариковские хоромы. Но я не знал, как вы отреагируете. Вы могли мне отказать. А я не терплю отказов. Отказ просто невозможен. Поэтому я пошел на такие меры. Вы уже все равно здесь. Вам будет обеспечен максимальный комфорт. Я уверен, что мы договоримся. Скажите, чего бы вы хотели?

– Джип, – моментально отреагировал Костик.

– Заметано! – кивнул мужичонка.

– Что «заметано»? – почему-то я не сразу въехала в тему – как-то еще не свыклась, наверное, с новым миром, в котором приходилось теперь крутиться.

– Джип так джип, – как само собой разумеющееся, подтвердил мужичонка. – Только, пожалуйста, уточните, какой модели.

– «Паджеро», – заявил Костик.

– «Террано», – возразила я.

– Давайте сойдемся на «Сузуки», – ровным голосом произнесла тетка. – У нас как раз новый стоит без дела.

Я вначале опешила, а потом все-таки поняла, что мне в самом деле на полном серьезе предлагают джип. Не за красивые же глаза? Во что я влипла? Следовало с этим разобраться.

– Давайте пока оставим обсуждение финансовых условий, – заявила я твердым голосом. – Вначале скажите, что вам от меня нужно, а потом я назову цену.

Я не стала признаваться, что примерно представляю, зачем я понадобилась этой парочке. Вернее, почему на меня решили взглянуть лично.

– Порядок, – кивнула тетка, беря инициативу в свои руки. – Я вижу, что вы женщина рациональная и трезвомыслящая. Я уверена, что мы договоримся. За ценой мы не постоим, можете не сомневаться. Вы, наверное, догадываетесь, почему вы оказались здесь?

– Я похожа на некую Анну, дочь Василия Ивановича. Василий Иванович – это вы? – посмотрела я на мужичонку.

Он быстро закивал.

– Меня зовут Инесса, – представилась тетка. – Я, как бы это выразиться, экономка Василия Ивановича.

– Моя первая помощница! – Чапай погладил Инессу по мощной лапище, улыбнулся и, казалось, на какое-то время забыл о присутствии в комнате нас с Костиком. Оставалось только догадываться о глубине их отношений и о том, кто в доме хозяин, вернее, хозяйка.

Из мечтательного состоянии Чапая вывел появившийся официант с подносом. За ним следовали два крепких молодца, которые быстренько передвинули два столика, отделанных тоже под малахит. Один поставили перед Чапаем и Инессой, второй перед нами с Костиком. Сыну также пододвинули второе кресло. Перед нами выставили заказанные напитки и мороженое, Инессе с Чапаем подали спиртное.

– Вы уверены, что не хотите чего-нибудь покрепче? – спросила меня Инесса.

Я покачала головой.

– Ужин через полчаса, – бросила она молодым людям и забыла об их существовании, переключившись на меня.

– Валерия Александровна, – обратилась ко мне Инесса, – мы хотим предложить вам сотрудничество. Нам необходимо, чтобы вы иногда изображали Анну. Это все, что от вас потребуется.

– Зачем? – спросила я.

– Анна… как бы выразиться помягче, я бы сказала, не очень уравновешенная особа.

Чапай сокрушенно качал головой в такт словам Инессы.

– Она непредсказуема. Мы никогда не знаем, чего от нее ждать. Она может выкинуть все, что угодно. В самый неподходящий момент. Это вредит деловым интересам ее отца – Василия Ивановича. Я приведу пример. К Василию Ивановичу недавно приезжали партнеры из Тюмени. («Не нефтяники ли, случайно? – почему-то пронеслось у меня в мозгу. – И эти борются за нефтяной рынок? Так же, как Комиссаров».) Мы были уверены, что Анны нет в усадьбе. Но она появилась… Окна столовой, где проходят ужины, рассчитанные на небольшое количество гостей, выходят на фонтан. Василий Иванович сидел спиной к фонтану и ничего не видел. Я не присутствовала во время ужина. А господа сидели как раз лицом в сад – мы хотели, чтобы они наслаждались видом. Аня, облаченная лишь в какую-то прозрачную накидку – я не знаю, как эта штука называется, – танцевала в фонтане на протяжении всего ужина. Гости, конечно, решили, что так и было задумано. Ночью она по одному вывела гостей в пирамиду – вы видели это сооружение, когда подъезжали к дому, – и устроила там с ними оргию. Там была выпивка, травка. Развлечение происходило на могильных плитах. Там пока никто не захоронен, но тем не менее. Анин сообщник заснял все на пленку. На следующий день, когда бизнесмены еще думали, заключать им соглашение с Василием Ивановичем или нет, в отведенные им номера принесли кассеты. Съемку провели очень умело – нигде нельзя было разглядеть Анино лицо. Господа отказались иметь какие-либо дела с Василием Ивановичем в дальнейшем и переметнулись к нашему основному конкуренту. А нам стоило таких усилий убедить их иметь дело с нами! И все насмарку!

9
{"b":"30990","o":1}