ЛитМир - Электронная Библиотека

Вот с началом реформ ветераны действительно плохо почувствовали себя в обществе.

Мы с болью смотрели, как при попустительстве властей широко развернулась торговля советскими орденами и медалями, боевыми знаменами, генеральской и офицерской формой. Торговали открыто и везде: в магазинах, палатках, на рынках, в подземных переходах, прямо на улицах. Торговали молодые люди, мальчишки, спекулируя святынями своих отцов и дедов…

Ветераны перестали носить боевые награды — одни теперь стеснялись, другие боялись. Да, и боялись. Были же случаи, когда ветеранов оскорбляли и даже избивали, отбирали награды, чтобы потом продать их.

В это же время в школах громили, именно громили, музеи боевой славы. При этом уничтожались десятки тысяч ценнейших экспонатов — подлинные документы, письма, фотографии и личные вещи ветеранов. Осквернялись братские могилы, памятники советским воинам. 23 февраля 1992 года несколько сотен бывших военнослужащих, ветеранов, рядовых граждан Москвы собрались, чтобы почтить память погибших воинов и возложить цветы к Могиле Неизвестного Солдата. Колонна двигалась по Тверской улице. Но путь преградили омоновцы. Они били ни в чем не повинных людей дубинками и не пропустили их к святому месту. Лишь к вечеру несколько человек, самых стойких и настойчивых, пробились в Александровский сад и все-таки возложили цветы к памятнику.

1 мая 1993 года на улицах Москвы пролилась кровь ветеранов. В тот день была устроена расправа с участниками праздничной демонстрации. Тогда пострадало около 150 ветеранов, а один боевой генерал, прошедший всю войну, умер прямо на улице: он не перенес унижения, когда молоденький омоновец нанес ему оскорбление и толкнул.

Мне не забыть рассказа одной девушки, оказавшейся свидетельницей тех событий. Ей в тот год исполнилось 8 лет. Вместе с бабушкой и дедушкой она пошла на демонстрацию, отметить праздник. На ее глазах и разворачивалось кровавое действие. Девочка пережила сильнейшее потрясение, когда увидела, как кровь из разбитой головы ветерана капала на его боевые награды…

Потом началась кампания, призванная развенчать участников войны, погибших в боях и ставших национальными героями…

И вот еще одна попытка унизить нас. В последние годы ряд региональных руководителей настойчиво продвигает идею: во имя примирения народов России и Германии провести перезахоронение останков советских воинов и немецких солдат в общие братские могилы. Это значит, что мы должны будем одинаково почитать тех, кто защищал свою Отчизну, и тех, кто пришел к нам, чтобы поработить наши народы, кто зверствовал, издевался, вешал, расстреливал, насиловал, жег, уничтожал. Германия готова и деньги выделить на эти цели.

У меня нет ненависти к немецкому народу. Но я ненавижу тех, кто зверствовал на нашей земле, не могу и не хочу воздавать почести убийцам и насильникам, у меня рука не поднимется, чтобы возложить цветы на могилу с останками погибших гитлеровских солдат.

Для старшего поколения все происходящее сегодня очень тяжело, многие не выдерживают. Я уже писала о гибели Юлии Друниной. Добровольно ушел из жизни и замечательный писатель-фронтовик Вячеслав Кондратьев. Он, как и многие другие представители творческой интеллигенции, с воодушевлением приветствовал начавшуюся в стране перестройку. Потом в одном из интервью Кондратьев с недоумением и болью пытался осмыслить, что происходит, зачем ломают страну и народ. Переживал и в конце концов не выдержал. В газетах писали, что один из защитников Брестской крепости приехал издалека в город, где он сражался, и в знак протеста против политики нынешнего режима и унизительного положения, в которое власть поставила ветеранов, бросился под поезд.

К сожалению, подобных фактов немало. Не думаю, что это лучшая форма протеста, но люди сами делают свой выбор…

А каково в этой ситуации молодежи? Ей вообще трудно разобраться. Мне рассказывал летчик, Герой Советского Союза, что во время встречи со старшеклассниками одной из московских школ ему задали вопрос: «А надо ли было так надрываться в той войне, проявлять массовый героизм? Не лучше ли было сдаться немцам? Глядишь, сегодня жили бы, как они». Этот факт свидетельствует о том, что в жизнь вступает поколение молодых людей, многие из которых не имеют ни малейшего представления о прошедшей войне, о стремлении гитлеровского фашизма уничтожить Советский Союз, поработить его народы.

Возвращаясь мыслями к тем далеким событиям, я каждый раз удивляюсь: как же мы сумели все это выдержать, преодолеть и не только выстоять, но и победить?

Мне кажется, что не выстояли бы мы, не обладай наш народ такой могучей силой духа и невиданной волей к победе. Подумать только: немцы стоят у самой Москвы, готовятся к параду на Красной площади, а основная масса советских людей все равно верит, что одолеем мы фашистов, и делает все возможное, а порой и невозможное, для фронта, для победы. Когда И. В. Сталин в первые дни войны сказал ставшие историческими слова: «Враг будет разбит, победа будет за нами!» — он тем самым выразил общую уверенность в победе и, как мне кажется, свою уверенность в народе.

Тогда на защиту Отечества поднялись буквально все, от детей до стариков. Вспоминается замечательный советский фильм о великом грузинском полководце Георгии Саакадзе. Есть там потрясающий эпизод. Саакадзе старался доступно объяснить своим малолетним сыновьям, что сила Грузии — в единении. Дал он каждому из них по прутику: «Ломай!» Сломали. Потом связал прутья в пучки: «Ломай!» Не получилось. Так наглядно показал Г. Саакадзе сыновьям, что, если все будут действовать воедино, Грузию не победить.

Вот и в нашей стране в те страшные годы объединились в своей вере, надежде и стремлении к победе все населявшие ее народы: русские и татары, украинцы и узбеки, белорусы и казахи, грузины и киргизы, люди всех национальностей. В своей любви к Родине мы были едины. Конечно, и тогда хватало недовольных Советской властью, но в опасный для страны момент патриотические настроения были сильнее. Ведь не выдумка, а истинная правда, что, когда началась война, многие люди, пострадавшие от Советской власти и даже находившиеся в тюремном заключении, просились добровольцами на фронт. И шли, воевали, совершали подвиги, получали награды. Показательна в этом отношении беседа, о которой рассказывает в своей книге Г. Гудериан, один из крупнейших военачальников Германии. В 1942 году, когда до нашей победы было еще очень далеко, в одном из городов ему довелось встретиться и разговаривать с бывшим царским генералом. Он был поражен услышанным от этого генерала: «Если бы вы пришли двадцать лет назад, мы встретили бы вас с большим воодушевлением. Теперь же слишком поздно. Мы как раз теперь стали оживать… Теперь мы боремся за Россию, и в этом мы едины». Так вчерашний противник Советской власти точно передал самочувствие народа в грозные годы войны.

…Годы идут. Один за другим уходят из жизни мои друзья-однополчане. С одной стороны, это естественно: возраст, болезни, ранения. И все-таки думается, что, если бы по-другому складывалась их жизнь в последние годы, могли бы они еще побыть на этом свете.

Нас становится все меньше и меньше. Уходят ветераны, а с ними и война… Трудно представить, что наступит день, когда не останется ни одного ветерана Великой Отечественной. Но такой день неизбежно придет.

Когда последний фронтовик
Глаза сомкнет совсем,
Наверно, в этот самый миг
Нам плохо станет всем.
Пронзит неведомый недуг
Российские сердца,
И потемнеет все вокруг —
От солнца до крыльца.
Нас зазнобит не по поре,
В жар бросит неживой.
И клен у мамы во дворе
Поникнет вдруг листвой…
(Из стихотворения Н. Березовского «Последний фронтовик».)
36
{"b":"30991","o":1}