ЛитМир - Электронная Библиотека

Уйдут из жизни фронтовики, и Великая Отечественная война для новых поколений станет просто Историей. Но какой предстанет она перед будущими поколениями? Будут ли наши потомки помнить, что сделал советский народ для всего человечества? Будут ли гордиться подвигами старших поколений, своих отцов и дедов?

Пусть и мои заметки напоминают о событиях войны 1941–1945 годов и о людях, которые защитили тогда страну. Мне особенно хочется, чтобы помнили и поклонились моим дорогим девчонкам, с которыми я прошла нелегкими дорогами войны. Не хочу делить их на тех, кто погиб или умер после войны, и тех, кто пока еще жив. Они все со мной, все в моем сердце, все живые.

Вот их имена:

Аня Баранникова — г. Алма-Ата.

Аня Верещагина — г. Алма-Ата.

Галя Лепешкина — г. Чита.

Катя Шейко — Кустанайская область.

Аня Тарасова — Талды-Курганская область.

Ася Молокова — г. Павлодар.

Маша Хелемендик — г. Владивосток.

Лиза Лаконцева — г. Куйбышев.

Роза Егорова — г. Джезказган.

Миля Догадкина — г. Балабаново.

Ира Чекмарева — г. Ленинград.

Нина Котельникова — г. Калинин.

Маша Жабко — г. Павлодар.

Маша Торгова — не знаю.

Дуся Погребная — г. Львов.

Валя Шилова — г. Уральск.

Роза Возина — г. Уральск.

Надя Большакова — г. Новосибирск.

Дуся Филиппова — не знаю.

Вера Самарина — не знаю.

Люба Ружицкая — не знаю.

Саша Хайдукова — не знаю.

Надя Исакова — не знаю.

Еще один совсем маленький список. Это мои командиры в ЦЖШСП, которым не довелось воевать, но которые учили нас воинскому мастерству и делили с нами все тяготы жизни в военной школе. Кто знает, сколько из нас остались живыми благодаря им? Я помню и люблю их.

Сержант Маша Дуванова — г. Фрунзе.

Старший сержант Тоня Скворцова — г. Ярославль.

Старшина Маша Логунова — г. Челябинск.

Младший лейтенант Ирина Папихина — не знаю.

Не могу не вспомнить еще раз и моих верных рыцарей. Откуда они родом, не знаю.

Старшина Вася Столбов.

Ефрейтор Леша Попов.

Ефрейтор Петя Чирков.

Я назвала здесь только самых близких и дорогих людей, с которыми свела меня война.

О погибших боевых товарищах два года назад я написала такие строки. Да простит мне читатель их литературное несовершенство.

Победный день. Гудит Москва.
Прошла гроза. Кругом большие лужи.
А я стою у Вечного огня.
Одна. И мне никто не нужен.
Я вижу, как сквозь пламя, строем
Идут мои погибшие друзья,
Они идут, уставшие от боя,
С тех давних пор до нынешнего дня.
Они молчат. Лишь в скорбных лицах их
Мне видятся печаль, и гнев, и боль,
Упреки тем, кто предал мертвых и живых,
Кто проиграл последний бой.
Склонила голову. Шепчу: «Простите…»
Я вижу всех живыми. Вновь и вновь
Все повторяю: «Если можете, простите».
А розы алые на камне — будто кровь.
Они ушли. Опять стою одна.
Но вижу я, как с пламенем огня
Сплетаются друзей моих горящие сердца.
Сплетаются навеки, навсегда, до самого конца.

…Не женское это дело — воевать. Но так получилось, что им наравне с мужчинами пришлось сполна хлебнуть солдатского лиха. Несколько лет тому назад я прочитала в какой-то газете, что в качестве военнослужащих и вольнонаемных в войне участвовали свыше 800 тысяч женщин. Тяжело было всем: и пехоте вроде нас, и тем, кто летал на самолетах, сидел в танках, обеспечивал связь во время боя; и тем, кто в дождь и в пургу, в летний зной и зимнюю стужу стоял под обстрелом на перекрестках дорог и регулировал движение; и тем, кто выносил раненых с поля боя, сутками стоял у операционных столов, спасая солдатам и офицерам жизнь, возвращая им здоровье; и тем, кто в составе банно-прачечных отрядов ежедневно перестирывал тонны грязного, потного, окровавленного солдатского белья.

Мне запали в память слова одного литературного героя, генерала, который рассуждал примерно так: «Ты из пехоты — получай орден». Я бы поступила так: если женщина была на фронте, участвовала в боях — получай особый орден за мужество, выносливость, терпение. Безусловно, всем было трудно на войне, но женщинам — тяжелее всех. Ведь для большинства женщин стрельба, бомбежки, смерть, кровь, человеческие страдания сами по себе невыносимы. Но еще тяжелее, пожалуй, переносились физические и психологические перегрузки, грязный окопный быт. И поплакаться некому было. Не будешь же слезы лить перед теми, кто переносит такие же лишения и трудности. Да и мужское общество, в котором пребывали мы постоянно, и днем и ночью, не очень-то располагало к жалобам и излияниям. Не могу не сказать, что и само мужское окружение тоже порой добавляло трудностей.

И еще хочу сказать. Видеть, как гибнут люди, — всегда тяжело. Но когда гибнут женщины, которым самим Богом предначертано не воевать, не гибнуть на полях сражений, а создавать и оберегать семьи, рожать и воспитывать детей, — это еще тяжелее. А они гибли.

Я одна из тех 800 тысяч женщин, что разделили с мужчинами все трудности и ужасы войны. Как и всем остальным, мне пришлось нелегко. Я очень хотела забыть войну, я делала для этого все. Порой мне казалось, что война наконец ушла из моей жизни. Но это был самообман, я никого и ничего не забыла. Иначе не снились бы мне в течение долгих тридцати лет жуткие сны о войне, не смогла бы я сегодня написать так много и подробно о моей фронтовой жизни и о моих фронтовых друзьях. Просто я очень старательно загоняла мысли о войне куда-то вглубь, там они и дремали, порой прорываясь наружу, тревожа и волнуя меня.

И вот пришло время рассказать о том времени. Это тоже оказалось непросто. Война снова захватила меня. Я опять волновалась и переживала, вспоминая тот период моей жизни, который я считаю для себя самым важным и значительным.

Этот период закончился 6 августа 1945 года, когда я вернулась домой, в мой родной Уральск, и начала отсчет нового времени.

Совсем недавно перечитала стихи Юлии Друниной. Они снова потрясли меня не только своей правдивостью и удивительной искренностью, но и полным совпадением с моими чувствами и ощущениями, взглядами на войну…

На полыни водку настояла,
Позвала товарищей — солдат.
Нас осталось мало, очень мало.
А года ракетами летят.
Мы счастливые, конечно, люди!
Встретили победную зарю!
Думаю об этом как о чуде…
Сотни раз судьбу благодарю…
Ну а те, кто не дошел до мая,
Кто упал, поднявшись в полный рост?
Первый тост за павших поднимаю,
И за них же наш последний тост.
Сдвинем руки, плечи тоже сдвинем,
Пусть руки касается рука.
Как горька ты, водка на полыни,
Как своею горечью сладка!

Приложение

Выпускницы ЦЖШСП, награжденные орденами Славы 2-й и 3-й степени:[1]

Артамонова (Даниловцева) Вера Ивановна — 3-я ударная армия

вернуться

1

Список составлен в 1976 г.

37
{"b":"30991","o":1}