ЛитМир - Электронная Библиотека

Заметив фунтовую дорогу, отходящую от шоссе влево, Сергей завернул на нее. С одной ее стороны шел лес, правда, гораздо более редкий, чем тот, который мы посещали перед инцидентом, с другой — поле, вернее, участок, почему-то свободный от деревьев. Или кто-то тут вначале планировал строиться, а потом передумал?

Отъехав от шоссе метров на пятьсот, Сергей остановил машину и повернулся к Толику.

— Будешь мне помогать, — сказал милый Друг.

Толик проблеял что-то невразумительное.

— А ты доставай фотоаппарат, — посмотрел на меня Серега.

Я хотела ляпнуть, что у меня закончилась пленка, но поняла, что мне не отвертеться: Серега проверит. А у меня с собой всегда есть и запасные пленки, и запасные кассеты.

— Мне надо объяснять, что нужно снимать? — продолжал Серега, глядя на меня по-волчьи. Такого выражения глаз я у него еще никогда не видела. — Я прекрасно знаю, как ты умеешь снимать, — продолжал он. — И если вдруг окажется, что на пленке запечатлен я, а не он, — Серега ткнул пальцем в побелевшего Толика, — то я тебе забронирую место в доме номер одиннадцать по Арсенальной улице. А я могу это сделать. Хочешь?

— А что находится в том доме? — проблеял Толик.

— Парень, тебя ждет дом семь, — улыбнулся улыбкой удава Серега. — По Арсенальной набережной.

Толик сглотнул, но, судя по выражению лица, так и не понял, о чем речь.

— Сразу видно, что ты — законопослушный гражданин, — хлопнул Толика по плечу Серега, все так же мерзко улыбаясь. — Никогда в «Крестах» не отдыхал? Даже не слышал, где в нашем городе находится такое заведение? Ах да, ты же из Выборга, — вспомнил Серега. — Но по месту рождения тебя никто возвращать не будет. Хотя в Выборге у нас СИЗО № 3. А маме придется далеко ездить, передачки тебе возить. Загремишь годочков на семь — это если получишь по минимуму. Но можешь и по максимуму схлопотать.

А Юленька за соучастие пойдет. И временно поселится недалеко от тебя в женском изоляторе. Юленька-то меня сразу поняла, когда я адрес назвал. Она эти места хорошо знает, доводилось ей там бывать. Правда, пока только в качестве репортера. И если Юленька не хочет на собственной шкуре испытать все прелести жизни спецконтингента, придется ей делать то, что я говорю. И Юленька должна это понимать.

И понимает. Правда, Юленька?

Толик странно посмотрел на меня.

— Прекрати! — сказала я Сергею.

— Ты готова?

— Да.

— Вылезайте оба.

— Я никуда не пойду! — взвизгнул Толик. — Я заявлю на вас в милицию! Вы не смеете…

Рядом с носом Толика возник Серегин кулак.

— Ты пойдешь, если хочешь вообще куда-то ходить своими ногами. Или ты предпочитаешь, когда тебя носят ими вперед?

Толик опять нервно сглотнул. — Юля, фотоаппарат, — напомнил Серега, не сводя с Толика глаз.

Я расстегнула «молнию» на сумке трясущимися руками, достала свой «Кодак», сумку опять повесила на плечо, потом с трудом вылезла из машины. Толика Серега достал за шкирку. Я как статуя стояла с другой стороны машины, ожидая указаний. Мы встретились с Толиком взглядами.

У него был вид затравленного зверя. «Как не повезло парню!» — опять подумала я.

— К багажнику! — приказал ему Серега, сам обошел машину, вырвал у меня из рук фотоаппарат, посмотрел, что осталось пять кадров, и велел Толику открывать багажник. Сам встал сбоку, чтобы запечатлеть сцену, но так, чтобы номер машины не лопал в объектив.

А ведь Толик вполне мог запомнить номер…

— Открывай! — рявкнул Серега.

Толик открыл. Сергей нажал на кнопочку.

Сработала вспышка.

— Вынимай!

Толик попытался что-то сказать, но у него ничего не получилось. Он, по-моему, пребывал в полубессознательном состоянии. Но труп вынул, потом уронил, что вызвало у Серега поток мата, затем несчастный Толик, следуя Серегиным указаниям, поволок девицу за ноги к лесу.

Из-под ее левой груди торчало некое подобие спицы — или какой-то металлический крючок.

Точнее я определить не могла.

В лес они удалялись без меня, и я порадовалась, что мне, по крайней мере, не пришлось ничего фотографировать. Сергей все-таки решил взять это на себя. Или не верил, что я сфотографирую только Толика?

Они вернулись уже без трупа, причем Серега обнимал Толика за плечи и что-то тихо ему говорил. Не уверена, что Толик его слышал. Он напоминал сомнамбулу.

Серега усадил парня на переднее место пассажира, потом обошел машину, вручил мне фотоаппарат (уже пустой) и заявил, что снимки ему отпечатает «его человек», а мне вручат мои.

— А уж насчет пленочки — не обессудь, — Серега развел руки.

Затем Серега силой втолкнул меня в машину, закрыл дверцу и занял водительское место.

Мы поехали назад. Оставшуюся дорогу до города все молчали, только Серега время от времени что-то насвистывал.

— Тебя где высадить, парень? — посмотрел Серега на Толика уже в городской черте. — Говори адрес.

— Нет-нет, — пролепетал Толик.

— Что «нет-нет»? — усмехнулся Серега. — Не хочешь называть мне домашний адрес? Так я его и без тебя выясню. У меня есть для этого возможности. Или тебя на работу отвезти? Хотя какой из тебя сегодня работничек?

Отлежись дома. Купи бутылку водки, лучше две. Выпей. Ты как, снимаешь квартиру? Или уже живешь в своей новой? Я так и не понял: ты впрок работаешь или отрабатываешь квартиру?

— Метро! — вдруг как полный идиот завопил Толик, тыкая пальцем в сторону «Озерков». — Выпустите меня! Выпустите!!!

— Давай иди, — Серега притормозил. — Ты все хорошо понял?

— Да, — промычал Толик, пулей вылетая из машины и устремляясь прочь. На номер он даже не посмотрел. Или успел запомнить раньше?

Или ему это не пришло в голову?

Серега же, проследив за бегом обезумевшего Толика, маневрирующего между истошно сигналящих машин, спокойно тронулся с места и поехал дальше.

— А если он откроет рот? — подала голос я с заднего сиденья.

— Загремит в психушку, — пожал плечами Серега. — Кто ему поверит? И что он скажет?

Его заставляли труп из багажника вынимать и тащить в лес?

— А если скажет? Ведь кто-то может и поверить. А если он привезет милицию на то место? Если он его запомнил?

— Пусть привозит, — невозмутимо сказал Сергей.

— Да ты в своем уме?! — заорала я.

— Юленька, не лезь туда, куда тебя не просят, — спокойно заявил Сергей. — Ты получила баксы? Если мало — скажи.

Я расстегнула сумку. Сергей, знавший меня неплохо, явно понял, что я готова швырнуть в него доллары, и тут же заметил, что швыряться баксами не следует, они мне еще пригодятся.

— На оплату услуг адвоката? — процедила я.

— Зачем тебе адвокат? Ну если только с издательством судиться или с телеканалом, или лично с Новиковым и денег больше требовать, — Серега хохотнул. — Забудь обо всем.

— О чем именно? — уточнила я.

— Вот это уже другой разговор. Никаких трупов у меня в багажнике не было и быть не могло.

Сергей помолчал немного и процедил:

— Я убью ту суку, которая его туда запихала.

Я молчала, ожидая продолжения. Оно не замедлило последовать:

— Мы провели вместе весь вечер и ночь. Ах да, ты еще успела пообщаться с тестюшкой. Значит, мы немного поругались, ты вспылила, а после общения с тестюшкой решила, что тебе все-таки лучше провести остаток ночи со мной.

Утром мы поехали мириться… Сейчас подумаю, куда лучше: к тебе или ко мне?

— Да уж покажи мне свое новое гнездышко, — сказала я с ехидством.

— Ради Бога.

Гнездышко оказалось двухкомнатной квартирой, комнаты были расположены на противоположных концах коридора. В центре имелось ответвление, ведущее в кухню. В нем же располагались удобства. Коридор был широким и длинным. Ремонт тут делали совсем недавно и вбухали в него много денег Квартира была обставлена роскошно, но безвкусно. Сразу чувствовался нежилой дух: отсутствовали милые безделушки, сувениры, цветы в горшках и все то, что встречается там, где давно и постоянно живут люди.

— Можешь лечь поспать. Мне нужно позвонить, а потом, наверное, сгонять в одно место.

17
{"b":"30992","o":1}