ЛитМир - Электронная Библиотека

— Юля, вы его в парике видели?

— Ну да, конечно, — машинально ответила я. — Как бы я его опознала?

Но я могла опознать его и без парика и бороды. Это был Толя, попросивший нас с Серегой довезти его до Питера, потому что его вызвали на работу. И в машине он говорил без всякого акцента. А я ведь думала, что мне в нем что-то показалось знакомым… В особенности, когда увидела его идущим из леса. Осанку-то ведь и походку изменить сложнее всего… Да и глаза были те же…

«Новое лицо» трупа меня опознавать не просили. Обо мне все забыли. Вокруг кто-то бегал, куда-то звонил, высказывались предложения быстро проверить «пальчики» по картотеке. Не исключено, что и фотографии типа в фас и профиль хранятся в нескольких папках.

Пашка сидел на земле, жадно припав к неизвестно откуда взявшейся банке пива. Снимать, в принципе, больше было нечего.

«Хорошо, что я все-таки признала в убитом прибалта», — подумала я. Наверное, и в гостинице он появлялся только с бородой и длинными волосами.

Но почему он сел в нашу с Серегой машину? Он следил за мной? За Серегой? А не могли ли они быть знакомы? Или это все-таки случайность? И он даже не узнал меня? А потом, увидев труп в багажнике, забыл обо всем на свете…

Но тогда кто его убил? За что? Зная даже то, что мне было известно, я могла предложить любую версию, кроме ограбления. Ведь если у человека два лица — значит, ему это зачем-то нужно. Что он делал в той закрытой гостинице, куда с улицы не попасть? И не грозит ли все это какими-нибудь неприятностями лично мне?

Из задумчивости меня вывел Андрей. Как я и ожидала, меня просили отвезти сотрудников в Выборг.

— Юля — тебе эксклюзивная информация, — приложил руки к груди Андрей. — Дашь сегодня в эфире этого прибалта? А потом тисни пару фоток в газету с бородой и без. Пусть законопослушные граждане звонят с сообщениями, где видели товарища.

— Сделаем, — кивнула я, направляясь к машине. На месте я уже не могла больше получить никакой информации. — Только если он в вашей картотеке, ты мне тоже сообщи.

— Без проблем.

Но требовалось решить вопрос с Пашкой.

Мне очень хотелось взять его с собой в Выборг, но в таком случае возникали сложности. Неизвестно, когда оттуда вернемся. И можем не успеть подготовить сюжет. Пусть уж лучше он едет готовить то, что дадим в вечерний эфир, а я с фотоаппаратом и диктофоном в Выборг. И ведь получится там сделать хоть один кадр или не получится — вопрос спорный. Не будем рисковать.

— Паша, я на тебя надеюсь, — сказала оператору. — Не пей больше пока. Пожалуйста.

— Ты когда вернешься? — спросил он у меня.

— Спроси что-нибудь полегче.

У своей машины ухватила за руку судмедэксперта и спросила про время смерти. «После вскрытия», — ответил эксперт. Пока он мог только сказать, что убили выстрелом в упор и в другом месте — здесь просто выкинули из машины.

* * *

— Ну ты и сука, — сказал по телефону Андрей. — Ив камеру к своему пробралась.

— Что ты хотел выразить этой фразой? — уточнила у опера.

Он колебался несколько секунд, потом буркнул:

— Восхищение.

* * *

Властный мужчина с синими куполами на груди и шрамами на нескольких пальцах и на правой кисти сидел перед огромным плоским экраном. С двух сторон примостились Лопоухий и Кактус.

— Вы выяснили, она успела с ним поговорить или нет?

— Вроде нет. Маляв сегодня точно не было.

— Нет или вроде? — рявкнул Иван Захарович. — Куда они там все смотрели?

— На ее ноги.

— Вот ведь стерва, — покачал головой Иван Захарович. — Хотя я бы многое отдал, чтобы у меня была такая, когда я чалился… И что она в нем нашла? — Он помолчал немного в задумчивости. — А Приватизатор, мать его, и остальные! Губы раскатали. Такая халява. Ну-ну.

Его взгляд не предвещал Приватизатору ничего хорошего. Кактус решил исправлять положение — Приватизатор был его другом. Следовало перевести все стрелки на Смирнову. В натуре эта стерва виновата! Приватизатор правильный пацан, но он же сколько времени без бабы?

А тут эта…

— В каждой бабе сидит черт, говорил мой дед, — сообщил Кактус. Царствие ему небесное. — Кактус перекрестился — В елочку, — кивнул Иван Захарович, успокаиваясь. — Прав был покойник.

— Ну положи, в Смирновой их целая свора, — высказал свое мнение Лопоухий.

— Сечешь поляну,[6] Виталя, — кивнул Иван Захарович.

* * *

— Юлия Владиславовна, мы бы хотели поблагодарить вас за вашу передачу.

— Вам понравилось?

— Надеемся, что это привлечет к нам прихожан.

— Я дам вдогонку статью в «Невских новостях». Ваши координаты крупным шрифтом.

— Сколько мы вам должны?

— Нисколько. Это я ваша должница.

На другом конце провода послышался смех.

— Вы знаете, что про вас сегодня говорили сотрудники «Крестов»? Их разговор слышал мой коллега. Они не думали, что он понимает по-русски.

— Ругали на чем свет стоит?

— Как раз наоборот. Они считают, что вашему мужчине очень повезло. И… там была произнесена фраза… я попробую повторить ее дословно… Вы, наверное, поймете ее значение лучше меня.

— И какая же?

— «Теперь и Сизо не решится его прессовать».

— Это все?

— Нет. Второй ответил: «Если не решит свернуть ей шею». — Проповедник помолчал немного и добавил. — Будьте осторожны, Юлия Владиславовна. А то… нам будет вас очень не хватать.

Глава 7

В Выборге мне пришлось поплутать: гостиница действительно находилась в укромном местечке, которое после одного посещения не очень-то и найдешь, даже несмотря на мою хорошую зрительную память. Андрей за такое короткое время точный адрес гостиницы не выяснил.

Но наконец я притормозила перед нужным зданием. На этот раз мы были втроем: кроме Андрея поехал еще один его коллега, второй остался на месте происшествия — вернее, месте нахождения трупа. Я не совсем понимала, зачем они поехали в Выборг вдвоем. Хотелось просто взглянуть на элитное заведение? Второй парень предпочел поездку в Выборг заполнению каких-то бумажек? Или они предполагали, что их тут встретят без особой радости, а поэтому лучше быть с коллегой?

Встретили в самом деле без энтузиазма. Когда моя «шестерка» притормозила перед входом, из него появился амбал, очень напоминающий неандертальца, и гостеприимно прорычал:

— Валите отсюда, пока ребра целы!

Наверное, молодой человек не привык видеть такие машины у тех, кто мог себе позволить останавливаться в учреждении. Но меня интересовало, где он был позавчера, ну или хотя бы не он, а кто-то из его двойников, работающих в качестве сторожевых псов. Или они появляются только по мере необходимости и показывают смелость лишь при виде простых граждан, но не сильных мира сего, от которых получают сладкие косточки?

Перед носом неандертальца сверкнули красным два удостоверения.

— Чего? — родил он, выпучив глаза.

Андрюха понял, какие эмоции выразил парень одним словом и пояснил, что «у них» имеются вопросы к администрации.

— Пока хочу просто поговорить, — добавил он ментовским тоном. — Пока.

— Проходите, — процедил неандерталец и даже открыл перед мужчинами дверь.

При виде меня (он что, меня раньше не замечал? Я, конечно, не баскетболистка, но не настолько же неприметна?!) выдал:

— А это кто?

— Наш водитель, — сказал Андрей чистую правду.

— Чего? — в очередной раз вылупился неандерталец. — Бабы теперь в ментовку водилами идут?

— А очень мало платят, — улыбнулась я. — Мужчины не соглашаются. Постоянная проблема с кадрами. Вот и стали приглашать женщин. Женщины идут, потому что нам в других местах сложно устроиться, в особенности в возрасте.

Про мой возраст, правда, говорить было еще рано. Я быстренько юркнула вслед за Андреем и его коллегой. Немного прибалдевший неандерталец проследовал за нами. За стойкой администратора сидела не Любаша, а другая женщина, тоже примерно лет сорока пяти с таким же цепким взглядом. Их что, в одном инкубаторе выводили? Или специально тренировали?

вернуться

6

Сечешь поляну — смотришь в корень (блат.).

21
{"b":"30992","o":1}