ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот она его убила! — Елена Сергеевна ткнула в меня пальцем.

— Да у нее возможности такой не было, — рявкнула дочь на мамочку.

Я прибалдела: вот уж от кого не ожидала поддержки. Мы быстро переглянулись с Генкой. А мамочка теперь ругалась с дочкой. Обе обвиняли друг друга в разврате, И убийстве отца и мужа. Вспомнили и Серегу — мужа и зятя — и высказали друг другу свои претензии.

Сотрудники органов слушали с большим интересом, возможно, кое-кто из них узнал для себя что-то новое из раздела «про это». И мамочка, и доченька были хорошо осведомлены о сексуальных пристрастиях друг друга, а также о партнерах и их количестве, превосходящим все возможные пределы. И как тут только жил Серега?

Затем Аллочка напомнила мамочке, как та чуть ли не каждый день грозилась убить отца — и вот, значит, привела угрозу в исполнение. Мамочка не осталась в долгу и заявила, что это сделала Аллочка, потому что отец собрался «перекрыть ей кислород»: больше не давать денег, которые она так бездумно тратит. Отец хотел, чтобы дочь наконец взялась за ум, училась и начинала зарабатывать сама.

Они с такой ненавистью орали друг на друга, что я не удивилась бы, если одна из них убила другую. По-моему, присутствующие при сцене сотрудники органов думали то же самое. Интересные отношения были в семье Креницких. Но какое место в ней занимал Серега? Почему он тут жил? Это же настоящий домашний ад! Но, значит, его тут что-то держало…

Генка, которому надоело слушать мамочку с доченькой, кивком головы показал мне в глубь квартиры — в ту сторону, где мне еще не доводилось бывать. Я подозревала, что труп лежит именно там. Так и оказалось. Тут как раз прибыл Пашка, несколько растрепанный (но он всегда такой) и даже способный связно формулировать свои мысли, что откровенно порадовало.

Елена Сергеевна с Аллочкой не обратили на наш уход никакого внимания, как и на приезд Пашки: увлеклись выяснением отношений, а Пашку, наверное, приняли за члена оперативной группы. Он же сам в кадрах криминальной хроники не появляется, а то, возможно, мамочка с дочкой могли бы его и покалечить — узнав, что он постоянно работает в паре со мной. Стае остался рядом с любимой женщиной, но пока не произнес ни слова.

— Слушай, а ты не знаешь, почему они Друг друга так ненавидят? — тихо спросил меня Генка, когда мы немного удалились от места скандала.

Я призналась, что размышляю о том же самом. Потом уточнила, как убили Редьку.

— Сразу «убили»! — усмехнулся Генка. — Вон что значит криминальный репортер!

— Ну вас же в таком количестве тут бы не было, если бы умер от естественных причин, — заметила я. Пашка включил камеру. — Пришел бы участковый, ну или по крайней мере кто-то один. Ну пусть двое. Но здесь же целая бригада!

Да и ты, насколько мне известно, не в местном отделении трудишься.

— Логично, — кивнул Генка и пропустил меня вперед в одну из спален, где на широкой кровати и лежал труп Павла Степановича.

Знакомый судмедэксперт поднял голову, мы с ним поздоровались, Пашка тоже — это был один из его постоянных собутыльников. Другие находившиеся в комнате сотрудники органов тихо переговаривались. Прислушиваясь к ним, я поняла, что на труп им глубоко плевать — уже насмотрелись такого добра в достатке, печальных результатов семейных скандалов в том числе, а вот в апартаментах, подобных Редькиным, бывать доводилось нечасто. Бытовуха чаще случается в «хрущобах» и «брежневках» после совместного распития спиртных напитков, а не в «благополучных» элитных домах на трезвую голову. В таких чаще заказные… С контрольным выстрелом в голову. Тут же никто не стрелял, по крайней мере, сегодня.

— Значит, бытовуха? — спросила я Генку.

— Похоже на то. Иди взгляни.

Я подошла к трупу и увидела у него на виске не то что вмятину, а… В общем, результат приложения некоего тяжелого предмета. Предмет мне вскорости тоже продемонстрировали, — это оказалась тяжелая бронзовая статуэтка какого-то ангелочка.

— Получил ангелочком и улетел на небушко, — хмыкнул Генка.

— Думаешь, на небушко? — поднял голову судмедэксперт. — Сомневаюсь…

Прерывая содержательный спор, я уточнила, послужил ли этот удар причиной смерти.

Хотя бронзовой статуэткой в висок… И врезали сильно.

— Вообще все как-то странно… — медленно произнес судмедэксперт. Такой удар обычно смертельный. Но… Вскрытие покажет. Я пока воздержусь делать выводы.

— Неужели они думали… — открыла рот я.

— Юлька, ты этих двух красоток сейчас слышала? — Генка кивнул в сторону коридора, где так и продолжались вопли. — Они вообще способны думать?

Я тут же вспомнила про Анну Каренину, бросающуюся в реку. Но почему они убили мужа и отца, кстати, теперь их единственного кормильца — если это они, конечно? И что в квартире делал телохранитель Витька? Я не могла сказать про его поход неведомо куда ментам: тогда летело и мое алиби. Но куда же он все-таки ходил? Зачем? И ведь Витька, наверное, не такой идиот, чтобы кокнуть Редьку статуэткой. По-моему, он должен был бы использовать какой-то другой способ. Зачем ему было привлекать к себе внимание? Ведь он не мог точно предугадать, как я поступлю. Я ведь могу его и заложить.

А моих отпечатков на статуэтке уж точно нет.

Генка попросил меня подробно рассказать про мое дневное посещение этой квартиры, что я и сделала (кое-что утаив). Координаты Витьки и Коли обещала выяснить завтра с утра у Колобова. Про себя добавила, что выясню у Колобова еще ряд фактов — лично для себя. Меня также спросили, кто такой Стае. Я пояснила. Его появление среди ночи в квартире Креницких сыграет не на пользу Елене Сергеевне.

Глава 15

На следующее утро опять пришлось отложить поездку за разрешением на свидание, а связываться с Колобовым. Он надолго замолчал на другом конце провода, когда услышал новость.

— Вот что. Юля, — наконец произнес ничего не выражающим голосом, — я сейчас свяжусь со своими ментами. Выясню, что там произошло у Редьки. А ты, пожалуйста, позвони своим знакомым. И давай встретимся. Своим знакомым скажи, что Витя к ним подъедет. Как там этого Геннадия?

Я продиктовала координаты.

— Ни о чем не беспокойся. Давай договоримся на… два часа. Вместе пообедаем. Обменяемся информацией.

Александр Иванович назвал ресторанчик в центре города, где предлагал увидеться. Я обещала быть. Невольно вспомнился мой вчерашний обед… Я ведь так и не поняла, зачем меня приглашал Редька и почему он так быстро нажрался, не сказав мне ничего конкретного…

Генкино дежурство закончилось, вместо него со мной разговаривал Андрей — и сообщил убойные новости.

У Редьки остановилось сердце — примерно в то время, когда мы с Витей, Колей и Аллочкой находились в квартире Креницких: в диапазоне от шести до восьми вечера. Удар по голове был нанесен уже после смерти. Он тоже мог быть смертельным, но наносили его гораздо позднее… Мертвому человеку.

Я вспомнила, что на «вмятине» не было крови. А ведь должно же было прорвать кожу.

Значит…

— То есть он умер от естественных причин? — уточнила я.

— Похоже на то, — подтвердил Андрей. — Наши эксперты сказали, что сердчишко было не очень. Ну сама понимаешь: все время ходить по лезвию бритвы да неумеренные возлияния, развлечения не по возрасту. Ты говоришь, он вчера упился до морды в салате? Это тоже могло поспособствовать. Официально: острая сердечная недостаточность.

— Ты можешь поконкретнее? Что это означает?

— То и означает. Юля, ты чего, в первый раз, что ли, такой диагноз услышала? Спазм это.

Кровеносный сосуд перехватило. Ток крови нарушился — и все, готовься слушать похоронный марш Шопена. Вот до чего пьянка доводит, — усмехнулся приятель.

«И переживания из-за денег», — добавила я про себя.

Но Андрей еще не закончил. На бронзовом ангелочке были найдены свежие отпечатки пальцев Елены Сергеевны. Ее дочь Алла рассказала, что слышала и видела прошлым вечером.

43
{"b":"30992","o":1}