ЛитМир - Электронная Библиотека

К дамам и лежащему без движения молодцу вернулась с наручниками и ключами, что вызвало у Аллы бурю восторга. Татьяна тут же начала подбирать ключ к наручникам, которыми одна Аллина рука была прикована к шесту. Подобрала довольно быстро и Креницкую освободила. Мы попросили ее не выражать радость слишком громко, чтобы, не дай Бог, не разбудить никого из хозяев и Витьку с приятелем.

Но оставался вопрос: что делать с лежащим без сознания парнем? Татьяна предложила оставить ему ключ, который подойдет к его наручнику, остальные же ключи прихватить с собой — пусть гады помучаются. Я возразила — в смысле остальных ключей. Они ведь принадлежат дедуле с бабулей, а мне их обижать не хотелось. Лучше оставить все ключи рядом с парнем. Тогда наша совесть будет чиста. Если он смотается — значит, ему повезло.

Я прихватила запасные наручники, Алла взяла свои («На память»), и мы быстренько покинули сарай с бесчувственным парнем. Алла пока вопросов не задавала, мы тоже. Она вела себя тихо, точно выполняла указания старших.

Мы довольно быстро добрались до спрятанной в кустах машины, загрузились в нее и помчались в город.

По пути Алла рассказала нам о том, как оказалась в деревне, Ей позвонил Костолом — тот парень, которого она нещадно била головой об пол. Костолом предложил встретиться на нейтральной территории, так как «есть дело, которое перетереть надо». Алла поехала.

— А ты так к любому мужику срываешься? — удивилась Татьяна. — Мало ли таких Костоломов…;

— Конечно нет! — возмутилась Алла. — Но он был приближенным моего отца. Папа ему доверял, давал разные поручения… И Костолом на пару со Слоном обычно с ними справлялись.

А тут отец умер и… Костолом-то понимал, кто унаследует фирму, и мог предложить стать моим телохранителем. И просто предложить свою защиту, так как я дочь своего отца. Или сообщить какую-то важную информацию. В общем, для меня не было вопроса ехать — не ехать.

Я поехала. Но он оказался сволочью.

На оговоренном месте Аллу ждал совсем не Костолом, а парни Колобова, которые ее скрутили, поднесли к носу тряпку, смоченную какой-то дрянью, а затем, бесчувственную, доставили к шесту.

Когда Алла очнулась, то первыми увидела две знакомые рожи — Костолома и Слона, которые томились в том же сарае. Они, правда, брызгали ей в лицо холодной водичкой из банки, стараясь привести в чувство, и всячески проявляли заботу, но Алла была страшно зла на Костолома. Он пытался объяснить, что звонил под дулом пистолета, направленного ему даже не в грудь, а в более важную для мужчины часть тела. Эта самая часть была Костолому дороже хозяйской дочки, и он не мог позволить себе ее лишиться.

Но Алла объяснениями не удовлетворилась, вместо этого бросившись на упомянутую часть аки пантера. Бросалась она трехлитровой банкой с водой, но особого эффекта не достигла. Банка врезалась парню в бедро, вода пролилась на всех троих и на матрас, любезно предоставленный джентльменами Алле. Парни истошно завопили, Алла тоже, на крик прибежали дедуля с бабулей и какой-то мощный тип. Алла потребовала убрать от нее насильников. Парни заявляли, что у них и в мыслях не было насиловать Аллу, потом их крики перешли на выражения «На фиг ты нам нужна» и «Без тебя баб хватает». Аллочка разошлась пуще прежнего и предупредила: если этих двоих оставят у того же шеста, она за себя не отвечает. Дедок предложил перевести мальчиков в менее комфортабельные условия. Мощный тип кивнул и по очереди вывел Слона и Костолома; куда их переселили, Креницкая не знала.

Потом тип вернулся к Аллочке и уточнил, всем ли она довольна. Аллочка была довольна далеко не всем, о чем и поспешила сообщить молодцу.

Он ее внимательно выслушал, ничего не сказал и не предпринял, просто ушел. Аллочка осталась с пустой банкой и мокрым матрасом.

Так и жила она в этом сарае. Кормили хорошо, регулярно, бабка даже голову помогала мыть в тазу и окатывала Аллочку водой из ведра, когда Аллочка в таз становилась. Правда, от шеста не отцепляли ни разу.

А сегодня ночью в окрестностях стали происходить странные вещи… Аллочка стала что-то понимать только после того, как к ней снова привели прибалдевшего Костолома. Пару минут послушав его несвязные объяснения (он непрерывно болтал, словно слегка спятил), Креницкая схватила его голову обеими руками и шмякнула ею об пол. Витька и второй мощный тип, уводивший от нее Костолома со Слоном, только хмыкнули, понаблюдав за процессом. Правда, попросили не убивать Костолома. Аллочка предложила им забрать его с собой.

— Нет, пусть тут посидит, — ответили ей.

Единственное, чего Аллочка боялась, — это заснуть. Ведь, не дай Бог, очухается Костолом, найдет ее спящей — и совершит насилие, если вообще не смертоубийство. Но тут на помощь пришли мы.

— Юля, а можно мне у тебя немного пожить? — спросила Аллочка в завершение. — Я буду тише воды, ниже травы. Честно. Боюсь я домой идти. Вдруг кто вломится…

Я не возражала, тем более у меня к Аллочке накопилась масса вопросов. Часть из них я решила задать по пути в Питер — у нас ведь дальняя дорога впереди.

— Кто все-таки шарахнул твоего отца по голове ангелом?

Алла молчала какое-то время, потом посмотрела на меня.

— Дай слово, что не скажешь ментам.

Я дала. Татьяна тоже.

— Я шарахнула. Но он уже мертв был. Холодный. — Аллу передернуло. — Не думала, что в милиции определят, когда наносился удар. Ну в смысле, что после смерти. Я мать хотела подставить. И подставила! Пусть посидит в тюряге, ей полезно. Он из-за нее, из-за суки, умер. Довела она его… Гадина!

И это были самые лестные эпитеты, которыми доченька одарила мамочку. Но нас с Татьяной интересовало не мнение Аллы о мамочке (хотя и оно тоже), а все, случившееся в доме Креницких, о чем я и попросила рассказать Аллочку поподробнее. Она скривилась.

— Алла, не из праздного любопытства спрашиваю.

— Статью писать собираешься? — хмыкнула Креницкая.

— Не собираюсь. Моей жизни угрожают.

И угрожают серьезно. И твоя, кстати, под угрозой. Если ты этого еще не поняла.

Алла вздохнула. Я попросила для начала пояснить, почему она решила так подставить мать.

Я понимаю: она ее ненавидела, и чувство было взаимным, но повесить на человека убийство…

— Она отца довела!!! Я вам только что пыталась это объяснить! Из-за нее он умер! Из-за нее! У него сердце уже несколько раз прихватывало, его беречь надо было, а она…

Алла разревелась, а когда успокоилась, начала свой рассказ.

Не так давно Алла подслушала разговор матери по телефону о каких-то деньгах. Мать не знала, что дочь находится поблизости. Елена Сергеевна сообщала кому-то, что Креницкий намерен взять какие-то деньги, когда остановится в гостинице в Выборге.

— Надеюсь, ты будешь осторожен? — беспокоилась Елена Сергеевна. — Ты не дашь им себя обмануть?

К сожалению, Алла не могла слышать ответ собеседника. В одном не сомневалась: это было лицо мужского пола — судя по воркующим интонациям матери. Из дальнейшего разговора Алла поняла: мать таким образом планирует отделаться от отца. Только не поняла, что именно с ним произойдет. Решила, что любовник матери должен убить отца. А этого она допустить не могла.

Алла обратилась к своему парню, с которым встречалась уже три месяца и за которого собиралась выйти замуж, разведясь с Серегой. Правда, против развода с Серегой почему-то возражал отец, но Алла надеялась его уломать. Сереге вроде бы было все равно. Они с Аллой давно жили в разных комнатах и спокойно смотрели на наличие любовников у своей второй половины. Парня звали Анатолий Крымов.

Алла сказала ему, что хочет защитить отца, и предложила придумать план. Толик, выслушав Аллу, решил, что ее мать с любовником (или просто сообщником, хотя более вероятен был первый вариант) собираются не убивать отца, а крупно подставить. Любовник (сообщник), скорее всего, должен украсть у Креницкого деньги. Если сумма крупная и принадлежит не только Креницкому, у того будут серьезные неприятности. В любом случае, если речь идет о какой-то сделке, под которую берутся деньги, и они вдруг исчезают сделка летит. И начинаются проблемы…

67
{"b":"30992","o":1}