ЛитМир - Электронная Библиотека

— А что должно произойти в офисе?

— Юлька, ты понимаешь, что у нас — сплошной криминал? Все эти отремонтированные стиральные машины и холодильники — тьфу в сравнении с тем, что там делается. У меня у самого иногда волосы на голове шевелятся, когда я узнаю про все новые и новые сферы приложения талантов тестюшки. Я не хочу садиться в тюрьму, понимаешь? Вместо дражайшего родственника.

Видимо, поэтому меня и привечают: чтобы в нужный момент сдать. Тестюшка, конечно, и так, наверное, отвертится, но мне лучше завтра не появиться. От тебя прошу: проведи ночь со мной в одном номере. Если потом кто-то спросит в лоб, так и скажешь. Но скорее и спрашивать не будут.

Тесть по своим каналам разузнает. А про тебя он в курсе. А даже если и спросит… Сколько раз трахнулись за ночь? Ответишь: не помню. Или пошлешь его по известному русскому адресу. Он это очень хорошо понимает. Тебе это трудно сделать?

— Да нет, в общем, — я неопределенно пожала плечами.

— Так ты согласна?

— А сколько ты собирался платить Артуру за аренду его жены? — спросила я вместо ответа. Мне было любопытно, и я никак не ожидала услышать то, что услышала.

— Штуку. Тебе заплачу десять тысяч, — сказал Сергей совершенно серьезно. — Долларов, конечно.

Журналистская работа научила меня сдерживать эмоции, в особенности удивление. Если бы Сергей не назвал эту сумму, я, наверное, согласилась бы с легким сердцем. Но теперь…

Мои сомнения он воспринял по-другому.

— Ты хочешь больше? — уточнил он. — Но тогда не сразу.

— Нет, десять тысяч за ночь с тобой меня вполне устроит.

Сергей не услышал в моем голосе иронии, вместо этого он радостно воскликнул: «Отлично!» и предложил сварить еще кофе. Я же сидела в глубокой задумчивости. Я соглашалась на эту аферу не из-за любви к Сергею (хотя мое предательское тело реагировало на него и я просто хотела провести с ним ночь, имея веский повод для своей гордости), и даже не из-за денег, хотя десять тысяч долларов будут мне весьма кстати (как раз ремонт сделаю, как Димка). Деньги никогда не были для меня главным. Я хотела стать известной журналисткой, Журналисткой с большой буквы. Именно это гнало меня вперед, подстегивало на проведение своих собственных расследований. Моя мама, например, считает, что я болезненно честолюбива.

А тут мне еще стало и любопытно, не говоря о том, что мой журналистский нос учуял материал для очередного репортажа. Что за аферу в самом деле хочет провернуть милый друг Сережа? Знакомы мы не первый день и не первый год. Что же он все-таки задумал? Многие его операции (правильнее будет сказать: махинации) послужили мне сюжетами для статей. Я, конечно, подавала информацию несколько завуалированно, героев полностью не представляла, точное место действия не указывала. Теперь я была уверена: получу новый сюжет — или несколько сюжетов. Ради этого стоило пойти на авантюру. Да и чем, собственно говоря, я рискую? Я проведу с Сергеем ночь, наверняка получу удовольствие, да точно получу, какие сомнения? Для всех знакомых это в самом деле будет вполне естественным. Бывшие любовники случайно встретились, возникло желание, было место, была возможность. Почему бы и нет? С меня взятки гладки.

Вот только за что мне предлагается десять тысяч долларов? Дело явно пахнет не простым совещанием в офисе и не только встречей с какими-то дельцами.

* * *

— Юля? — спросил незнакомый женский голос.

Телефон надрывался, когда я открывала ключом дверь. АОН высвечивал совершенно незнакомый мне номер — а память у меня прекрасная.

— Да, — ответила я. Кто еще раздобыл мой телефон? И что от меня нужно? Я устала!

— У меня для вас записка. От Сергея Татаринова.

— Как мы можем с вами встретиться?

Она назвала адрес. Я только хлебнула сока, положила коту рыбы и снова покинула квартиру.

— Я сегодня была на Арсенальной, — сообщила девушка. — К своему ходила. Мой мне записку пульнул. И для вас. Вот.

— Спасибо, — поблагодарила я ее.

Мне все стало понятно, когда я прочла послание Сергея. Вернее, не все… Далеко не все. Он не мог написать все. Мне придется додумывать самой. И самой проводить свое расследование. Только выполнять последнее указание любимого. «БУДЬ ОСТОРОЖНА!!!» — написал он большими печатными буквами в конце.

* * *

Через день о визите депутата Ефимова знала вся тюрьма. Решение по депутату было принято.

Когда станет баллотироваться куда он там хочет — голосовать и дать наказ от избирателей: баб водить регулярно, если хочет оправдать оказанное народом доверие и двигаться дальше по служебной лестнице. Чем больше баб и чем чаще приводить станет — тем быстрее и выше продвинется. Благодарные избиратели, живущие по понятиям, окажут всяческое содействие.

* * *

— Значит, получил маляву от своей биксы? — задумчиво произнес властный мужчина, сидящий в своей любимой позе отдыхающего тюленя.

— Да, Иван Захарович, — кивнул Лопоухий.

— Что в ней было?

— Пацаны не смогли прочитать. Татарин сразу уничтожил. Ответ прочитали. Вот копия. Вы сами видите…

— Вижу, Виталя, вижу… Но осторожна она, не будет. В натуре не будет. Занятная бикса.

— Стервозная, — молвил Кактус.

— В елочку,[5] - согласился тот, кого называли Иваном Захаровичем.

Глава 3

Из Финляндии я выехала на Димкиной машине (чтобы на меня приходилась часть вывозимого груза, а то он значительно превышал пятьдесят килограммов), а после пересечения границы пересела к Сереге. По пути Сергей несколько раз украдкой поглядывал на часы. Но разве это скроешь от внимательной журналистки? Я поинтересовалась, не опаздываем ли мы.

— Куда? — дернулся Сергей.

— Ну не знаю… — и тут я как раз ввернула вопрос про часы.

— Я забыл, с кем имею дело, — на губах милого друга мелькнула улыбка.

— А все-таки? — не отставала я.

— Мы должны приехать не раньше и не позже, — отрезал Сергей.

Он вез меня в Выборг, поясняя по пути, что там имеется одна очень тихая, уютная закрытая гостиница, куда пускают только своих или по рекомендации постоянных клиентов. Чтобы клиенты друг с другом не встречались, заранее обговаривается время прибытия каждого. Это показалось мне странным (ведь мало ли что может случиться на трассе), но я смолчала.

Серега почему-то поставил машину не перед входом (места для парковки было предостаточно, как я заметила чуть позже), а на параллельной улице, откуда мы проследовали к нужному зданию пешком. Это меня насторожило.

Как я поняла, Сергея в гостинице давно знали.

У администраторши — тетки лет сорока пяти — был цепкий внимательный взгляд. Было ясно, что твое лицо она в жизни не забудет.

В общем, алиби Сергею гарантировано. Никаких документов у нас не спросили, мы нигде не расписывались, никаких карточек не заполняли. Мое лицо она вроде бы не узнала (или сделала вид?). Или не смотрит питерскую криминальную хронику? Своей, местной, хватает?

— Сегодня много народу? — спросил Сергей у администраторши нейтральным тоном.

— Пока один прибалт. Но ночью в баню собираются. Один «люкс», три стандартных взяли. Может, еще кто-то подъедет.

Сергей кивнул.

— Ужин в номер, или пойдете куда-нибудь? — уточнила тетка.

— В номер, — сказал Сергей. — Через полчасика. Мы никуда не будем сегодня выходить.

— Хорошо, — кивнула тетка.

Я интуитивно почувствовала ее неприязнь ко мне. Мне самой она тоже не понравилась.

Да и вообще я баб не люблю, лучше иметь дело с мужчинами.

Сергей взял ключ, и мы отправились на второй этаж в наш номер. Сергей прекрасно ориентировался в здании. В номере оказались широченная кровать, где можно было бы резвиться и вчетвером, два кресла, обитые бархатом, Круглый столик с прозрачной стеклянной столешницей. Ноги утопали в мягком ковре. В просторной ванной комнате можно было бы поставить три стиральные машины, сама ванна и унитаз были розового цвета. Имелся набор шампуней, зубных паст, новые щетки, халаты, большие и маленькие полотенца, фен и шлепанцы. Да, тут хорошо заботятся о своих постояльцах.

вернуться

5

В елочку — правильно (блат.).

8
{"b":"30992","o":1}