ЛитМир - Электронная Библиотека

— Из приёмной не виден. Только цистерна, и то не вся. А цех под приёмной. Не должен.

Мы стояли за сараем, верёвка, идущая с крюка, висела чуть правее.

— Может, взглянем, чем занимаются? — предложил Марис.

— Зачем? — зашипела я. — И так ясно, чем. И мы не из-за них сюда пришли.

— Я их сфотографировать хочу, — сказал Марис.

— Очумел, что ли? — повернулся к нему дядя Саша.

— Ну я же все-таки сюда ещё и работать приехал, — заметил Марис. — Главный редактор обрадуется такому снимку.

— Марис, может, не надо… — Я сделала попытку его отговорить.

— Не бойся. — Он взял меня за руку. — Вы с Александром Петровичем быстро перелезайте на ту сторону, а я проскочу за цистерну и оттуда щёлкну их пару раз — и за вами. Не в первый раз, чай.

— Как знаешь, — сказал дядя Саша, помогая мне перемахнуть через забор.

Марис присоединился к нам минуты через три. Вот в эти минуты-то я и почувствовала страх. Почему-то проникновение в директорский кабинет под покровом ночи не произвело на меня особого впечатления, воспринималось просто как работа, которую нужно сделать, а вот когда Марис один отправился на рискованное предприятие… Я уже рисовала в мозгу жуткие картины того, что с ним могут сделать, если поймают…

Но вот он появился над забором, отцепил крюк и вместе с ним спрыгнул вниз. Не успели мы сделать и двух шагов, как за забором снова послышались звуки подъезжающих машин. Их было две. Легковые.

— Кого ещё там черт несёт? — пробурчал дядя Саша. — Здесь что, все в ночную смену работают?

— Мы как раз вовремя ушли, — заметила я. — А вдруг это за продуктами приехали?

— Что, кому-то масла на ужин не хватило? Или поняли, что к завтраку ничего не осталось? — усмехнулся Марис.

— Так, поднимите меня, — твёрдо сказала я. — Проведу осмотр объекта в последний раз.

Марису с дядей Сашей второго приглашения не потребовалась, и я оказалась на их плечах. В то мгновение, когда моя голова приподнялась над забором, на территории завода открыли автоматный огонь.

Глава 7

Я тут же убрала голову, мои друзья опустили меня на землю.

— Бежим! — напряжённо прошептал Марис и уже готов был припустить наутёк.

Дядя Саша схватил нас обоих за руки и тихо гавкнул:

— Стоять и не двигаться!

Мы все замерли на местах, прижимаясь спинами к бетонной стене, радуясь тому, что тополя и какие-то низкие редкие кустики создавали тень. Ночь была белой, но на наше счастье наступило самое тёмное время. Забор и деревья, которые я только что упоминала, работали на нас. Да и кто ожидал увидеть в этой глухомани нашу троицу?

Я подумала, что дядя Саша прав: если бы мы бросились бежать, то создали бы лишний шум. Несмотря на стрельбу, налётчики могли бы услышать, что здесь кто-то пытается скрыться бегством, и выпустили бы и по нам очередь-другую. А так переждём и двинемся тихонечко в сторону нашей машины. Как я понимаю, в обозримом будущем милицию вызывать здесь не станут. Если станут вообще.

Налётчики уедут, менты ещё не приедут, а наш след за это время успеет простыть.

Теперь вернусь к тому, что я успела увидеть, приподняв голову над забором. Приехало две машины. По-моему, БМВ и «форд». Кажется, «пятёрка» и «скорпион». Более точно сказать не могу. Времени рассмотреть их просто не было.

Автоматчиков тоже было двое — по одному из каждой машины. Кто ещё — я не разглядела.

Раздался звон разбиваемого стекла: очередь явно прошла по бутылкам в машине с открытым бортом. Звон сопровождался дикими криками людей. Все закончилось очень быстро. Наверное, с момента остановки машин до их скоропалительного отъезда прошло не более двух минут.

Мы пришли в себя. Тут уже я хотела предложить быстро нестись к машине, но дядя Саша заявил:

— Надо бы взглянуть, что там.

— Алексан… — начал Марис и осёкся. А мне вдруг тоже захотелось посмотреть. Вдруг увидим что-нибудь интересное? Вернее, я увижу.

Меня опять поставили на плечи, и я осторожненько приподняла голову над бетонным забором. Так и есть. Разбитые бутылки, грузчики, их таскавшие, лежат рядом с ящиками — там, где упали. Какой-то полный мужчина неловко вывернул ногу и тоже лежит в луже крови…

Внезапно моё внимание привлекло шевеление за цистерной — за её самым дальним от меня боком. Там валялись какой-то ржавый стальной лист, моток проволоки и ещё несколько непонятных железяк. Этакая кучка металлолома, видимо, негодного к переплавке. Из-за этой кучки показалась голова с пышной шевелюрой, потом начало постепенно выползать тело, двигавшееся на коленях. Оно бы, наверное, шло на четвереньках, но приходилось правой рукой зажимать простреленное левое плечо. Из-под пальцев просачивалась кровь. Мужчина стонал.

— Ну? — прошипел снизу Марис.

— Один живой, — шёпотом сообщила я. — Мне кажется, я его знаю…

Но я не могла с полной уверенностью решить, кто это: Вахтанг Георгиевич или его брат. С братом мне встречаться не приходилось. А Чкадуа-старшего я видела только на светских раутах, в дорогом костюме, с «бабочкой», галантного и приятно пахнущего. Здесь же из-за груды железа на коленях выползал человек в каком-то висящем свитере и джинсах. Его лицо было искажено болью, да и видела я его не совсем чётко. «Наверное, брат Вахташи, — решила я. — Да и что бы здесь стал делать сам Вахтанг Георгиевич? Тем более, что производством заведует Зураб?»

— Кто? — тем временем уточнил дядя Саша.

— По-моему, это младший брат Чкадуа. Никитин с Шулманисом тут же все поняли.

— Так, надо его вытаскивать, — решительно заявил дядя Саша. — Отвезём к себе, то есть на вашу квартиру.

— А там и благодарность стребуем, — добавил Марис.

«Эх ты, как у нас мысль-то работает», — пронеслось у меня в голове.

— Зови его, Наташа. Сейчас мы ему верёвку перекинем.

— Эй! — крикнула я не очень громко: мало ли кто ещё может меня услышать? — Мужчина!

Зураб (я считала, что это он) дёрнулся как ужаленный и пулей исчез за грудой металлолома.

Я сообщила обстановку державшим меня Марису и дяде Саше.

— Он что, идиот?! — воскликнул Марис. — Его спасти хотят, а он, придурок…

— Снова давай, — сказал Никитин. Я сделала ещё одну попытку:

— Зураб Георгиевич! Зурабчик! — позвала я погромче, чем в предыдущий раз. — Быстро идите к нам. Мы вам поможем!

Никакого ответа не последовало.

— Так, перемещаемся на то место, — отдал приказ Никитин. — Сорок шагов влево.

Когда мы оказались на нужном (по нашим расчётам) месте, дядя Саша отдал следующий приказ:

— Теперь пусть Марис посмотрит. Я, вместе с дядей Сашей, подставила Марису своё хрупкое девичье плечо.

— Он без сознания, — тут же сообщил Шулманис. — У него не только плечо, но, кажется, и бок…

— Лезь за ним, — велел дядя Саша Марису. Шулманис беспрекословно оказался на той стороне, нагнулся над лежащим на земле мужчиной, сообщил нам, что тот дышит, потом обвязал его верёвкой. Мы с Никитиным на пару перетянули раненого на свою сторону. Весил он немало: явно любил хорошо поесть, и нам с сухощавым полковником Никитиным пришлось поднатужиться, Марис быстро перебрался вслед за жертвой.

— Давайте вдвоём за машиной, — сказал дядя Саша нам с Марисом. — Мы с ним здесь подождём.

Вскоре мы уже были на пути к дому. Я опять сидела за рулём. Рядом пристроился Марис, дядя Саша с раненым расположились на заднем сиденье. Никитин быстро разорвал на себе рубашку и стянул руку Зураба, чтобы остановить кровь.

Теперь он рассматривал его простреленный бок.

— М-да, пожалуй, без помощи врача нам не обойтись, — заметил Никитин через какое-то время.

— Куда ехать? — деловито поинтересовалась я, не сомневаясь, что у Никитина есть надёжный медик, которому будет не впервой видеть огнестрельные ранения.

— Ехать все равно к вам, — заявил дядя Саша. — Марис, дай-ка мне твой телефончик, я сейчас позвоню. Вызову врача на дом.

Дядя Саша связался с каким-то Рубеном, назвал ему наш адрес, вкратце объяснил, какого раненого мы имеем на руках, и попросил появиться у нас. По всей вероятности, этот самый Рубен ответил, что это нам надо ехать к нему. Они какое-то время спорили с дядей Сашей, потом Никитин согласился с врачом и обратился ко мне:

12
{"b":"30993","o":1}