ЛитМир - Электронная Библиотека

— А второй дом тоже принадлежит хозяину? — уточнила я.

— Конечно, — как само собой разумеющееся подтвердила Людмила.

Я же все-таки считала, что раз Вахтанг решил не устраивать склад под своим домом, то наверняка переписал второй на кого-то другого. Думаю, Дяде Саше с его связями не составит труда узнать, на кого. Если это вообще нужно. Вадик, скорее всего, трудится управляющим и там — и просто присматривает за домом, а Ленька — за собаками. Ну и, естественно, оба химичат в подземном бункере.

Люда уже совсем клевала носом. Я несколько раз предлагала отвести её наверх и уложить, но она упорно отказывалась, заявляя, что Вадик приказал его дождаться. Наконец со двора донёсся шум раскрываемых ворот, и на территорию дачи въехал «лендровер».

Людмила в последний раз предупредила шёпотом, чтобы я ничего не сказала про склад и про все остальное, что она мне успела растрепать. Я в очередной раз поклялась держать язык за зубами.

Глава 13

— Опять ужралась! — воскликнул Вадим, заходя в кухню.

Вадим повёл Людмилу наверх, чтобы уложить спать, а я повернулась к дяде Саше и Марису, чтобы спросить, как прошла разведка.

— Завтра, — отмахнулся дядя Саша. — Все завтра. Устали как собаки.

Спать хочется.

Мы разошлись по своим комнатам. Ни у меня к Марису, ни, видимо, у него ко мне желания не проснулось.

На следующий день я открыла глаза в четвёртом часу дня, приняла контрастный душ и отправилась вниз, чтобы выпить кофе. Мужчины сидели за столом, им прислуживала хмурая Людмилу, не издававшая ни звука. От её вчерашней разговорчивости не осталось и следа. Она принесла мне стакан апельсинового сока и чашку дымящегося кофе. Я обратилась к собравшимся:

— Ну так что?

— Наведаемся в гости сегодня вечерком, — заявил дядя Саша. — Когда все охраннички уже примут на грудь.

Я приподняла брови в немом вопросе.

— Там бардак, а не охрана, — пояснил Никитин. — Вчера, то есть сегодня ночью шла грандиозная пьянка. Ну хоть бы кого оставили у ворот, так нет, заперлись — и пошло-поехало. Они даже собаку не выпускают. Ужрались как сволочи. Все. Дисциплины никакой. И откуда таких набрали только?

— Ну это нам на руку, — заметил Марис.

— Естественно, — кивнул дядя Саша.

— Но неужели хозяин не знает?.. — начала я и осеклась: чего это я вдруг забеспокоилась об охране дражайшего Геннадия Павловича? Так ему и надо.

— Наверное, при хозяине ведут себя пристойно, — пожал плечами дядя Саша. — Вытягиваются по стойке «смирно», грудь колесом, шаг чеканят, пыль в глаза пускают. А для него важна эта внешняя мишура, он сам ни черта не смыслит в охранной службе и считает, что набрал как раз тех ребят, что следовало.

— Но должен же быть начальник службы безопасности, — высказался Вадим.

Дядя Саша опять пожал плечами.

— Он наверняка и есть, но сколько у него объектов? Да и каков поп, такой приход. Мы, правда, пока только приход видели… Но по нему о попе выводы сделать можно. Наташа, у Дубовицкого много предприятий?

— Я точно не знаю… — протянула я. — Но человек богатый: нефтью же занимается.

— Богатый — понятие растяжимое, — заметил Марис. — Для кого-то штука баксов — богатство, а для кого-то и миллиона мало.

— Ну… все прибамбасы нового русского имеются, — сообщила я. — Нефть же! А насколько богат… Может, у Вахтанга Георгиевича спросить? Он, наверное, поточнее скажет.

— Ладно, обойдёмся. Сейчас не в этом дело. Начальник службы безопасности, конечно, есть. Может, у него так только этот объект охраняется.

Или он его не касается. Может, на других вообще нет охраны. Или дежурит по паре мальчиков. Хотя навряд ли. Трудно сказать. Но как подбирали этого начальника?

Вот в чем вопрос.

— А вы как думаете? — обратился к дядя Саше Вадим.

Никитин молчал какое-то время, а потом заявил:

— Судя по тому, что я уже знаю об этом самом Гeннадии Павловиче… — дядя Саша усмехнулся, — то выбирал он этого холуя по принципу личной преданности, а не профессиональной пригодности.

Наверное, дядя Саша был прав. Вспомнив все, что мне самой было известно про Дубовицкого, я не могла с ним не согласиться. Гeннадии Павлович высоко ценил личную преданность, ставя её во главу угла. Помнится, мой предыдущий что-то такое говорил… Про подбор профессиональных кадров, про высокую квалификацию… И что-то про Дубовицкого — что у того все наоборот. Точно не помню.

— Значит, так, — сказал дядя Саша. — Мне нужно сделать несколько звонков, а потом начнём собираться. Наташа, Марис, вы сегодня выступаете в маскарадных костюмах. — Никитин улыбнулся. — Ну и я тоже чуть-чуть приукрашусь — мало ли с кем пересекались раньше или потом где встретимся… Наташа, поела бы нормально, а то неизвестно, когда снова за стол сядем.

— Я не привыкла с утра, — заявила я. Моё заявление вызвало взрыв хохота.

— Наташенька, детка, ты хоть на часы взгляни, — посоветовал Вадим.

— Все относительно, как тут недавно выступал Марис, — парировала я. — Для меня любое время после пробуждения — утро. Ну и что, если оно не совпадает с общепринятым? Нет одинаковых людей. И вообще лучше быть нестандартной. Это больше привлекает.

Никто не стал мне ничего отвечать. Людмила убирала со стола.

— А здесь e-mail есть? — внезапно спросил Марис. — Или только факс?

— Все есть, — ответил Вадим. — Я тебе открою кабинет шефа. Тебе компьютер нужен для работы?

— Нет, у меня свой ноутбук, только отправить.

— А чего отправлять собираешься? — поинтересовался дядя Саша.

— Я же откомандирован сюда своей газетой, — удивлённо ответил Марис. — Мне статьи сочинять надо. Сейчас сотворю что-нибудь, пока вы звоните и отправлю.

— А… — протянул дядя Саша.

— Про что писать будешь? — подала голос я.

— Поднакопилось тут кое-какого материала… Наташа, мы же вместе с тобой его собирали, забыла? — Вид у Мариса был такой же невинный, как только что у дяди Саши.

— Ах да, вспомнила! — воскликнула я. В этот момент Вадим повернулся к кухне, чтобы крикнуть Людмилу: ему захотелось ещё кофе. Я в ту же секунду подмигнула Марису, чтобы дать понять: я знаю, о чем он говорит. Шулманис подмигнул мне в ответ. Ни он, ни дядя Саша не собирались посвящать Вадима во все дела, в особенности о проникновении на территорию завода. Через несколько минут Никитин и Шулманис удалились, пожелав нам с Вадимом приятного аппетита. Стоило двери за ними закрыться, как Вадим тут же серьёзно посмотрел на меня и спросил:

— Что тебе вчера Людка трепала? Я неопределённо пожала плечами.

— Да так, на судьбу жаловалась. Вадик, неужели ты не понимаешь, как ей тяжело? Её жизнь била. Пожалей хоть ты её, иногда приласкай, ласка ведь и кошке приятна.

Я не забывала старую добрую истину о том, что лучшая оборона — это наступление. Я уходила от вопроса домоуправляющего, пытаясь заставить его защищаться или хотя бы почувствовать себя виноватым. Но не тут-то было.

— Её не за что жалеть. Сама во всем виновата, — жёстко ответил Вадим. — Пытается всех, кто рядом с ней окажется, разжалобить. А выпивку она откуда взяла?

— А мне-то откуда знать? — Я сделала большие круглые глаза.

— Когда ты пришла на кухню, бутылка уже стояла на столе?

— Под столом, — для правдивости сказала я.

— М-м-м… Вы одну выпили?

— Я практически не пила… Я люблю сладенькое. Виски со сливками, например. Слушай, а чего ты меня допрашиваешь? Хочешь выяснить, откуда Людка что взяла — пойди и спроси у неё. Она же, кажется, тебе подчиняется, а я-то, слава Богу, ещё нет.

Вадим пропустил мою реплику мимо ушей, но больше никаких вопросов не задавал, молча допил кофе и вышел из столовой. Вскоре я тоже отправилась к себе в комнату, решив ещё немного полежать. Позовут, когда будет нужно.

Наконец мы были при полном параде, готовые идти заре навстречу.

Правильнее будет сказать, закату, поскольку дело близилось к вечеру.

26
{"b":"30993","o":1}