ЛитМир - Электронная Библиотека

Оксанка потянулась к Лене, но та резко оттолкнула её от себя с выражением брезгливости на лице. Оксанка разразилась грубой тирадой, которая сделала бы честь всем находящимся в доме лицам мужского пола вместе взятым.

Оксанка орала, что Лена всегда считала себя лучше её, а на самом деле она лучше. А все мужики — кретины, почему-то выбирают Мулатку, а не её, красавицу Ксюшу. Экзотики, видишь ли, этим козлам хочется. Но сама-то Леночка не может без опытной Ксюши. Никто и никогда не давал ей такого удовольствия…

Я не стала вникать в сложные гаремные отношения: мне было просто не до этого, Леванидова же тем временем с трудом поднялась на ноги, отхлебнула коньяка и снова, шатаясь, двинулась к Лене. Отару бросилась ко мне, явно в поисках защиты. Брюнетка в бассейне и Рута на тахте никак не реагировали на происходящее.

— Эй, Лютфи, помоги мне! — крикнула Оксана восточной девушке, сидящей в углу. — Я тебя любила вчера или нет?! Смотри, сука, сегодня ничего не получишь!

Та подняла взгляд, но тут же снова опустила его на своё шитьё. Оксанка двинулась к нам. Лена дрожала, стараясь прижаться ко мне.

— Не мешай! — тихо сказала я ей и шагнула навстречу Оксанке.

— А ты, карга, зачем пожаловала? — обратилась ко мне Леванидова, видимо, пока не определившись, что делать со старухой, — И не стыдно так к пожилому человеку обращаться? — спокойным тоном спросила я её.

— Мне уже ничего не стыдно. — Оксана снова сделала глоток из бутылки. — В наш гарем теперь и бабок берут? У Геночки страсть к некрофилии проснулась?

Кого следующего привезут?

— Я ещё не труп, — заметила я, но Леванидова, по-моему, ничего не поняла.

Правда, у Гeннадия Павловича и других обитателей виллы теперь появилась возможность узнать, есть ли в них подобная склонность — в доме труп, причём молодой и красивой при жизни девушки.

Оксана пьяно расхохоталась. Её качало из стороны в сторону, она попыталась сделать ещё шаг по направлению к нам с Леной, не удержалась на ногах и рухнула на пол. Коньяк разлился по ковру. Опять последовала тирада, в которой Оксана высказала своё мнение о нас, ковре, бутылке, доме и Геннадии Павловиче.

— Где спиртное? — повернулась я к Лене. Мой вопрос услышала Оксанка и завопила:

— И тебе, старая, выпить захотелось? Ну уж нет! Вся выпивка моя! Не да-а-ам!

Леванидова кинулась на меня, намереваясь вцепиться мне в лицо длинными ногтями. Но не тут-то было. Мой предыдущий в своё время заставил меня пройти курс самообороны под руководством одного его старого друга, имеющего чёрный пояс карате. Уже сколько раз я была благодарна им обоим…

Оксана в мгновение ока приземлилась на толстый ворс, несколько самортизировавший силу удара. Перед приземлением она пролетела полкомнаты. Лена ещё более обалделыми глазами, чем раньше, взглянула на меня. Лютфи вжалась в свой угол и смотрела на бабку-каратистку с ужасом в тёмных глазах.

— Где водка, спрашиваю?! — рявкнула я на Лену.

— Т-т-там… — Она показала на часть обычной мебельной «стенки».

Я открыла бар, и моему взору представилась батарея различных бутылок.

Да, обитательниц гарема здесь хорошо обеспечивали спиртным — чтобы не скучали.

Вот только чем напичканы Рута и та девушка в бассейне?

Я взяла бутылку «Сибирской» и бутылку «Посольской», закрыла бар. Оксана все ещё лежала на полу, правда, начинала потихоньку шевелиться.

— Пошли! — приказала я Лене.

Та молча последовала за мной.

Оказавшись в коридоре, я захлопнула металлическую дверь, сунула Лене в руки бутылки, велела открыть, сама подняла юбку, нащупала на поясе нужный мешочек, извлекла оттуда маленькую пластмассовую бутылочку. Лена обалдело смотрела на мои ноги: в них не было ничего старческого, да и трусики на мне были совсем не те, что носят старушки. Отару подняла глаза на моё лицо и увидела те же морщины, обрамлённые седыми волосами. Наверное, она решила, что у неё съезжает крыша.

— Открыла? — спросила я, готовая всыпать зелье внутрь.

Лена протянула мне «Сибирскую». Я засыпала дозу, завинтила крышку и протянула ей.

— Поболтай, чтобы растворилось побыстрее. Лена принялась за работу, а я тем временем занялась второй бутылкой. Когда адское зелье было готово, мы снова направились в комнату, где оставили Валеру и Костика.

Костик все ещё лежал на полу и стонал, Валера уже сидел на кровати. Это мне не очень понравилось. Если что — придётся его вырубить. В общем-то, он неплохой парень, раз о несчастной Лильке беспокоился… Пусть лучше заснёт на время, а там уж как Бог даст. Если голова хоть немного работает — свалит отсюда, а не свалит — его проблемы.

— Ты какую предпочитаешь? — заговорила я своим старушечьим голосом, протягивая ему две бутылки.

Валера молча взял «Сибирскую» и сделал большой глоток из горлышка, поморщился и попросил воды — запить. Я кивнула Лене. Она открыла стоявший в её комнате холодильник, вытащила оттуда бутылку минеральной и протянула Валере.

Тот кивнул с благодарностью. Я посмотрела на Костика.

— Дай стакан, — велела я Лене.

Та немедленно подчинилась. Приподняв голову Костика, я помогла ему принять сидячее положение и влила с него водку. Костик потряс головой, но все проглотил, потом промычал что-то нечленораздельное. Дядя Саша говорил, что действие препарата начинается довольно быстро, минут через пять-семь после употребления. Он, как обычно, был прав. Ребята вырубились.

— Они… того… совсем? — шёпотом спросила у меня Лена.

— Нет, поспят и проснутся. Башка только потом будет здорово болеть, но это их проблемы. Так, слушай меня.

Лена была вся внимание.

— Ты хочешь отсюда свалить или тебе здесь нравится? — Это нужно было выяснить в первую очередь.

— Спрашиваете! Но как отсюда убежать? И кто вы? Как вы тут очутились?

Как…

Из Отару посыпались вопросы. Я остановила её:

— Твои вопросы потом. Да или нет?

— Да!

Я извлекла из авоськи сложенный противогаз, спрятанный под множеством проспектов. На всякий случай у нас была готова легенда о том, что с Плутоном мы иногда общаемся, надев противогазы. Это, так сказать, необходимая часть наших обрядов. Лена открыла рот при виде противогаза.

— Натянуть сумеешь? — спросила я у Лены. — В школе учили? Она обалдело кивнула.

— У тебя есть время потренироваться. Сейчас пойдёшь в одну из комнат ближе к лестнице, посидишь там. Которая выходит окном на ворота?

Лена показала на соседнюю со своей.

— Значит, будешь сидеть в ней. Когда увидишь, что к воротам подъехала машина и во двор что-то летит — быстро надеваешь противогаз.

— А дальше?

— Код комнаты с металлической дверью — пять, шесть, семь. Запомнила?

Откроешь, наденешь второй противогаз на Руту — ту, что лежит на тахте….

— Я знаю Руту, — перебила понемногу приходящая в себя Отару, — но другие девчонки…

— У меня только два противогаза, — сообщила я, вытаскивая второй для Руты. — Спасти всех невозможно. Газ несмертелен. Очухаются. Нам главное — вытащить Руту, из-за неё все и затевалось. Вытащишь её — поможем тебе. Ясно?

Появишься без Руты — пеняй на себя. Въехала в тему?

— Не совсем, — честно призналась Отару.

— Дура! — завелась я. — Идиотка! «Сюрприз» полетит во двор, нацепишь противогаз на себя, второй — на Руту. И валите отсюда. Подберём вас у ворот.

Что неясного?

— Оксанка на меня набросится, — заявила Отару. — Вы бы её как-нибудь…

— Жить хочешь — справишься. Врежешь хорошенько — и не стесняйся, нашла с кем церемониться. Или иди туда с бутылкой какой-нибудь — дашь ей по башке и вырубишь. Тоже мне — проблема.

Видимо, Лена побаивалась Оксанку. Я плохо знала Отару и не могла судить, насколько она труслива и зависима. Но уже судя по тому, что мне довелось видеть, она готова подчиняться.

— Лена, — сказала я помягче, — это твой единственный шанс выбраться отсюда. Ты меня понимаешь?

Она кивнула.

— Ты должна спасти Руту и выбраться сама. Тогда все будет .хорошо. Ты мне веришь?

32
{"b":"30993","o":1}