ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 15

Дядя Саша запустил ещё один «сюрприз» вслед за первым — для надёжности.

Облако дыма стало гуще. Днём, по пути на виллу Дубовицкого, когда мы ещё только собирались читать наши проповеди, Никитин очень сожалел, что у «ребят» не нашлось, как он выразился, «дристательного» газа. Вот это вещь — все противники делают в штаны и им уже не до тебя, а если применить ещё и слезоточивый, и нервно-паралитический… Хороший компот получается! Но ничего — обойдёмся тем, что есть. Как говорят французы, за неимением лучшего живут с собственной женой.

Ни Вадим, ни я мотор не выключали, готовые в любой момент сорваться с места — как только Ленка соизволит выйти. Где же она, черт её побери?

Никитин не выдержал и стал выбираться из машины. Наверное, решил пойти навстречу девчонкам. Месторасположение комнат он знал от меня. Я не сомневалась, что он сориентируется лучше, чем я, да и силёнок у него побольше, чтобы Руту тащить. Ещё неизвестно, в состоянии она идти своими ногами или нет.

Марис, сволочь, нажрался и спит себе спокойненько в противогазе на заднем сиденье. Для кого стараемся-то? Мне, что ли, эта Рута нужна? Мулатке поможем по ходу дела, она мне в жизни ничего плохого не сделала, девчонок-таджичек жалко, но это просто по-человечески, ту брюнетку, что в бассейне, а Рута мне потенциальная соперница? Как протрезвеет, выскажу все, что о нем думаю.

Дым понемногу рассеивался. Я стала приглядываться к происходящему во дворе. Дубовицкий, по-моему, был без сознания и валялся у переднего колёса своего любимого «мерседеса». Андрюше, который и так был без чувств благодаря не только моим стараниям, но и своим собственным, «сюрприз», конечно, пошёл совсем не на пользу. А вот двое телохранителей чувствовали себя лучше всех, находившихся во дворе. Нельзя, конечно, сказать, что здорово, но в самом ближайшем времени могли отойти — подбирали-то их, наверное, по богатырскому здоровью и способности быстро восстанавливаться. По крайней мере, они оба уже стояли на четвереньках, а не валялись пластами.

Правда, их выворачивало наизнанку, но в самом скором будущем…

Слава Богу! Из-за угла дома показался дядя Саша с Рутой на руках. Я пригляделась — на ней не было противогаза! А остальные-то где? Так… Эта сука, Оксанка, в противогазе!

Я не могла закричать — мешал мой собственный «намордник». Не пущу к себе в машину! Эту стерву не пущу! Пусть сама идёт, куда хочет. В чей-нибудь дом на побывку просится. Или к солдатикам. Скрасит будни их службы. И где Ленка? Мне очень не хотелось её бросать. Как я в эту минуту ненавидела Оксанку!

А дядя Саша тоже хорош. Но, может, засмотрелся на Оксанкины прелести, наглядно демонстрируемые сквозь прозрачное чёрное бельё? Все мужики одинаковые. Даже не удосужилась одеться, шлюха! Черт побери, и бутылку с собой тащит! Ну это надо же!

Поскольку машина Вадима стояла прямо напротив ворот, дядя Саша буквально кинул Руту на заднее сиденье, сам залетел за ней, Оксанка вскочила на переднее место пассажира. Я поняла, что мне тоже нужно рвать когти вслед за ними — и тут из-за угла дома, шатаясь, показалась Лена Отару. Слава тебе Господи, в противогазе! Правда, в костюме Евы. Неужели не могла одеться?

Один из парней в белой рубашке начал отходить… Его рука потянулась к поясу… Нет!

Лена бежала к машине изо всех сил, хотя и не видела, что ей угрожает.

Она боялась, что мы уедем без неё. Нет, Ленка, я тебя не брошу! Я открыла переднюю дверцу — чтобы она могла мгновенно вскочить внутрь. Сзади на все сиденье развалился Марис. Парень прицелился. Лена уже совсем близко. Господи, все тело расцарапано, по ней стекают струйки крови. Неужели Оксанка своими когтищами? Вот стерва, убью!

Отару подлетела к машине, занесла ногу, я схватила её за предплечье, дёрнула на себя, она была уже наполовину в машине — и в это мгновение прозвучал выстрел.

Я увидела, как у Лены болью искажаются глаза за стёклами противогаза, и на мгновение отпустила руль, двумя руками дёрнула её на себя. Вся Лена наконец оказалась в машине. Снова прозвучал выстрел — в многострадальный джип Михалыча.

В металл! Пуля срикошетила. Только бы не пробили шины!

Лена ещё может что-то соображать! Жива — это главное. Она на автопилоте дёргает дверь, закрывает её, пусть не плотно, но сама не вывалится. Я рванула с места.

«Лендровер» Вадима был уже далеко. Пусть едут. Им нужно приводить 6 чувство Руту. Что с ней? Сколько теперь потребуется времени, чтобы её откачать?

Только бы не померла после всех наших мучений.

Уголком глаза я взглянула на Лену. Боже, ну Оксанка и постаралась… Я почему-то не сомневалась, что это именно Оксанка. Так, куда же Мулатку ранили?

Дышит, вроде в сознании. Я опустила взгляд на пол автомашины — так и есть, по ноге течёт кровь. Не хлещет, значит, не так уж серьёзно…

До аптечки было не дотянуться, тем более, часть её содержимого мы оставили спящему у дуба Михалычу, но в моей вместительной авоське с проспектами Детей Плутона были и средства первой помощи. Авоська валялась у меня рядом с сиденьем, я схватила её и одной рукой высыпала содержимое Лене на колени.

Противогаз мешал говорить, но снимать его было некогда и нечем — руки заняты.

Отару что-то соображала. Вернее, жгут, оказавшийся сверху кучи у неё на коленях, навёл её на правильные мысли. Она сама попыталась перетянуть себе ногу. Ну ничего, раз уже так хорошо соображает, выживет. И до дома Вахтанга Георгиевича тут недалеко.

Солдатики проводили нас поражёнными взглядами. Совсем недавно мимо них пронёсся «лендровер» Вадика с двумя лицами в противогазах на переднем сиденье, одно из которых — полуголая дама, а теперь летела разбитая и простреленная машина с двумя тётками, опять же в «намордниках», на месте пассажира — голая мулатка. Интересно у ребят служба проходит. Есть о чем домой писать любимым девушкам.

Лена повернула голову назад и увидела на заднем сиденье спящего Мариса, который и не подозревал о происходящем вокруг него. Перетянув ногу жгутом, она отыскала среди содержимого авоськи бинт и стала стирать им кровь, остальное барахло она, не церемонясь, кинула на Мариса. «Сын Плутона» продолжал спать, накрытый литературой, посвящённой проповедуемому им учению.

Наконец мы вылетели на Новую дорогу. Теперь оставалось совсем недалеко. — Но радоваться было ещё рано. Впереди стояли четыре дорогих иномарки, рядом с которыми что-то бурно обсуждала ещё одна компания добрых молодцев. Ведь предупреждал Вадим, что тут «стрелки» забивают! По закону подлости ребята решили обсудить какой-то вопрос именно сейчас, в самый неподходящий для нас момент.

Они уже услышали шум приближающейся машины и повернули головы в сторону многострадального джипа Михалыча. Думали ли японцы, собирая этот «ниссан-патрол», что ему, бедному, придётся вынести на русских дорогах и полях…

Интересно, Вадим ехал здесь? Или решил в объезд? Его уже было не видно впереди. Может, в самом деле не стал срезать… Но Рута, которую надо доставить домой? Должен был ехать по Новой. Может, парни и обсуждают мужика с полуголой бабой в противогазах, гоняющих по округе?

Дядю Сашу-то с Рутой на заднем сиденье из-за тёмных стёкол не разглядеть, только сквозь лобовое стекло видно, кто сидит спереди…

Но, в общем, ребята не должны были особо удивиться. Чай, в Питере живут, тут и не такое бывает. Ну захотелось мужику с бабой на природе поразвлечься. Вот таким оригинальным способом. Но нас могут и остановить, чтобы выяснить, что тут за газовая атака намечается.

На всякий случай запасной «сюрприз» у меня был — в «бардачке» лежал.

Если что — придётся воспользоваться. Мы-то все в противогазах. Все эти мысли пролетели в моей голове за несколько секунд, пока я приближалась к парням. Мне не оставалось ничего, кроме как нестись прямо на них, надеясь, что у них у первых не выдержат нервы и они уступят нам дорогу.

Сквозь разбитое лобовое стекло до меня уже доносился трехэтажный мат: обсуждалось происходящее на окрестных дорогах. Парни приняли совсем не устраивающее меня решение: попрыгали в машины и погнали за мной. Только один экипаж замешкался, уставившись на обнажённую грудь кофейного цвета Лены Отару.

36
{"b":"30993","o":1}