ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Единственный и неповторимый
Замуж срочно!
Белая хризантема
Последний крик банши
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке
Ирландское сердце
Где валяются поцелуи. Венеция
Мертвое озеро
Дама из сугроба

— Если сейчас же не уберётесь, устрою вам газовую атаку. — Я показала мальчикам «сюрприз». — Знаете, что это такое? Вот как раз из этой безобидной на вид штучки дымок-то и расползается во все стороны. Хотите на себе поэкспериментировать?

Мальчики не хотели. Бурча под нос «сумасшедшая старуха», «старая ведьма», «чокнутая карга» и другие лестные эпитеты в мой адрес, они расселись по машинам и отбыли туда, откуда приехали. Мы с Леной закрыли двери на все засовы. Я повернулась к приблизившемуся Зурабу Георгиевичу, за спиной которого дружной толпой стояли Людмила, Валентина и неизвестный мне молодой человек.

— Где остальные? — спросила я.

— Слушай, бабка, — начал Зураб. — Ты хоть знаешь, где находишься? Это мой дом…

Он хотел ещё что-то сказать, но я перебила Чкадуа-младшего:

— Зурабчик, дорогой, — сказала я с самой очаровательной улыбкой, на которую только была способна в своём маскарадном костюме, — дом не твой, а Вахташин. А я — его дорогой гость. Вернее, гостья. И меня велено встречать с вашим истинно восточным гостеприимством. Как родную. Так? — Я посмотрела на Людмилу с Валентиной.

Они дружно закивали, а потом, перебивая друг .друга, сообщили, что Вахтанг Георгиевич приказал принимать по высшему классу, исполнять любое желание и оказывать всяческое содействие.

— Бабушка, а вы знаете, где сейчас находится сам Вахтанг? — обратился ко мне Зураб, выслушав отчёт прислуги.

— Знаю, — ответила я.

Мне очень хотелось добавить, что обращения типа «бабушка» и «бабуля» мне порядком надоели. Сколько можно видеть во мне старуху? Вот пущу сейчас «сюрприз» к чёртовой матери, чтобы навсегда запомнили, что я за бабушка!

Правда, я вовремя одумалась: нельзя же винить бедных людей. Просто дядя Саша обеспечил слишком хорошие маскарадные костюмы.

— Слушай, бабушка, — опять открыл рот Зураб, не понимая, что я его сейчас стукну по башке или противогазом, или «сюрпризом», — скажи, где Вахтанг?

По всем телефонам звоню, по всем квартирам езжу — нет Вахтанга. У друзей спрашиваю, у врагов спрашиваю — не знают, где .Вахтанг. Вы, бабушка, первая, кто сказал, что знает. Скажите безутешному брату. Где Вахтанг? Жив?

— Жив, — кивнула я, — но не совсем здоров. Правда, поправляется.

Неужели Вахтанг не дозвонился до Зураба? Да, Зураб же куда-то улетал.

Наверное, старший брат решил, на всякий случай, не сообщать о своём местонахождении никому из своего окружения. Правильно. Но Зураб-то волнуется.

Приехал в Питер — а Вахташа исчез.

— Что с братом? Что с Вахтангом? Опять безвинно пострадал? Мой брат — такой хороший человек, такой хороший… Всем помогает!

Я уж было подумала, что младший Чкадуа сейчас заведёт песню про «остался я совсем один, совсем один», но он остановился и вопросительно посмотрел на меня.

— Да пульнули пару раз в Вахташу, — сообщила я как самую обычную новость. — Попали в обильный Вахташин жирок. Пули из него вынули, отдали на память. Скоро и самого выпустят и дальше всем помогать.

— Какие пули? Кто пустил? Кто вынимал? — Глаза у Зураба Георгиевича округлялись все больше.

— Вот уж кто пускал — не знаю. Это надо у Вахташи спросить. Ему лучше знать. А вынимал Рубен Саркисович, друг дяди Саши.

— Не знаю никакого Рубена Саркисовича, — закричал Зураб, хватаясь за голову. — Не знаю никакого дяди Саша. Бабушка, скажи, Вахтанг жить будет?

Вахтанг говорить может? Вахтанг…

Во-первых, мне эти причитания порядком поднадоели. Во-вторых, вспомнив про Рубена Саркисовича и про пули, которые тот вытащил из жировой прослойки Вахтанга Георгиевича, я вспомнила и про бедную Лену и опустила глаза на её перетянутую жгутом ногу. Вместо того, чтобы отвечать Зурабу, я повернулась к женщинам и спросила:

— Рану промыть можете и перевязать?

— Чего? — одновременно спросили Людмила, Валентина и Зураб, прервавший свой монолог. Молодой человек все ещё не произнёс ни звука.

— Девушка ранена, — кивнула я на стоявшую рядом со мной Лену. — Бандитская пуля задела.

Все собравшиеся перевели взгляд на все ещё остававшуюся в костюме Евы Лену Отару. Этакая чёрная Ева в противогазе со следами бандитской пули и ногтей соперницы на теле. Картина, достойная кисти художника. Младший Чкадуа забыл о своём старшем брате и переключил своё внимание на раненую девушку, стоявшую совсем рядом.

Зураб приблизился к ней на цыпочках, словно к хрустальной вазе, которая может рассыпаться от дуновения лёгкого ветерка, обошёл вокруг Лены, словно хотел убедиться, что она в самом деле абсолютно голая и её кожа имеет естественный цвет кофе с молоком. Он дотронулся до неё пальцем. Лена отскочила как ужаленная. Я на её месте придумала бы что-нибудь пооригинальнее, ну например, рявкнула бы из-под противогаза, схватила Зураба за огромный горбатый нос, предложила носами помериться, оставаясь в противогазе… А она шарахнулась от страха. Глупышка. Ну что ей может сделать Зураб Георгиевич? Он вёл себя, как ребёнок, которого в первый раз привели в зоопарк к невиданным зверюшкам. Только тут зоопарк сам пожаловал к нему. Гора пришла к Магомеду, так сказать. Жгут, царапины и запёкшаяся кровь на её теле, по-моему, волновали его мало.

— Снимай противогаз, — приказала я Лене. — А вы, Зураб Георгиевич, постыдились бы! — пожурила я его. — Девушка ранена, ей помощь нужна, а вы себя как ведёте? Можно подумать, голых женщин не видели.

— Таких — не видел, — покачал головой Зураб. — Голых в противогазах — тоже не видел. Чтобы сами ко мне вот так приезжали — тоже не было.

Лена сняла противогаз и ждала от меня дальнейших указаний.

— Молодой человек, — обратилась я к молчавшему до сих пор лицу, сопровождавшему Зураба, — вы по-русски понимаете?

Он тут же закивал.

— А говорить умеете? — продолжала я невозмутимо.

Он опять кивнул.

— Ну так порадуйте бедную старую женщину звуком своего голоса.

— Э… М-м-м… — промычал молодой человек.

— Негусто, — заметила я и принялась отдавать указания:

— Люда, Валя, проводите Лену в дом и займитесь ею. Девушка пострадала в схватке с бандитами, — продолжала я суровым тоном и с выражением. — Она заслуживает всяческой похвалы и требует заботы. Вперёд!

Я ожидала, что мне ответят «Есть!», но военной подготовки ни Людмила, ни Валя не проходили. Тем не менее они тут же подхватили Лену под руки и повели в дом, как священную корову. Молодой человек попытался дёрнуться вслед за ними, Зураб тоже повернул голову, но я крикнула командирским тоном:

— Стоять!

Мужчины, в отличие от женщин, или когда-то служили в армии, или имели хоть какое-то представление о военной службе, потому что вытянулись по стойке «смирно».

— Молодой человек, — я сурово посмотрела в его сторону, — в моем джипе спит… другой молодой человек. Пожалуйста, проводите его в дом и уложите в кровать. Ему отведена спальня на втором этаже. Крайняя в левом крыле. Перед тем, как уложить спать, не забудьте снять с него противогаз.

Молодой человек быстро закивал и кинулся к разбитому джипу. Теперь указаний от меня ждал Зураб Георгиевич. Роль матери-командирши мне нравилась все больше и больше.

— Так, где Вадим? — обратилась я к младшему Чкадуа.

— У него бензин кончился, — сообщил Зураб. Я высказала вслух все, что я думаю о Вадиме, бензине и «лендровере». Больше всего, конечно, досталось Вадиму.

— Лёня за ними поехал?

Зураб кивнул. Я подумала, что Вадим, наверное, все-таки решил добираться до дома в объезд. Но как же можно вообще выезжать на дело с неполным баком? Расслабился тут как на даче, балбес.

— Бабуля, — снова залепетал младший Чкадуа, — а как все-таки там Вахтанг? Я могу к нему поехать?

— Скоро он будет дома, — сообщила я.

— Но телефон не отвечает! Я звонил, звонил…

— Он только сам звонит, — отрезала я. — С ним все в порядке. Он в надёжных руках. И вообще, хватит дышать воздухом. Пошли в дом. Я есть хочу.

— Конечно, конечно, — закивал Зураб Георгиевич. — раз Вахтанг велел принимать вас как родную…

38
{"b":"30993","o":1}