ЛитМир - Электронная Библиотека

— Оставь мне свой номер телефона, дочка, — вдруг попросил дядя Коля. — Мало ли что…

Я не представляла, что могло случиться, что могло бы заставить дядю Колю, кладбищенского бомжа, звонить мне на сотовый телефон. Повинуясь минутному порыву, я вырвала из блокнота листок, правда, написала я на нем номер телефона дяди Саши, не объясняя, почему у меня своего нет. Пусть, если что, полковник Никитин разбирается с возникшими проблемами. А если бомж вдруг решит кому продать информацию, то покупатели получат господина Никитина или ещё кого-нибудь из его «конторы». Правда, предупредить надо будет кагэбэшника дядю Сашу, что мне может позвонить бомж дядя Коля. Хорошие у меня знакомые.

Наконец мы приблизились к ограде, но пока ещё оставались за очередными зарослями кустов.

— Дай-ка я первый выгляну, — почему-то шёпотом сказал Николай.

— А что?..

— Тс-с! — прижал он палец к губам. — Бережёного Бог бережёт.

Я пожала плечами и осталась в укрытии. Николай провёл рекогносцировку и вернулся, внимательно посмотрел на меня и спросил:

— У тебя серая иностранная машина?

Я кивнула.

— За ней, метрах в тридцати стоит другая иностранная. Новая. Чёрная. С тонированными стёклами. Водителя и пассажира, в общем, немного разглядеть можно…

— Викинг? — перебила я. Николай покачал головой.

— Нет, дочка, не Викинг. Братва.

Я застыла на месте, потом уточнила:

— Вы уверены?

— Пройдём вон сюда. — Дядя Коля повёл меня вокруг кустов. — Сейчас сзади выглянешь. Только осторожней.

Он был прав: за моей старенькой «бээмвэшкой» пристроился «форд-скорпио». Пока мы глядели на них, на другой стороне притормозила темно-синяя «вольво», тоже с тонированными стёклами. Стекло у водительского места поползло вниз, показалась бандитская рожа с типичной стрижкой, помахала «форду». Я не сомневалась, что эта достойная встреча приготовлена мне.

Викинговские? Волошинские? Чьи?!

Я в ужасе посмотрела на Николая.

— Пошли, — потянул он меня за рукав. — С другой стороны выведу. Или нет… Ребят попрошу. Подбросят тебя, куда скажешь.

— Каких ребят? — прошептала я, направляясь сквозь кустарник вслед за знающим все кладбищенские дорожки Николаем.

— Могильщиков, — как само собой разумеющееся ответил дядя Коля. — Машину свою потом заберёшь. Я посмотрю, чтоб не угнали.

Если бы мне в эти минуты не было так страшно, я бы расхохоталась: бомж дядя Коля будет охранять мою машину от угонщиков! Ну кому рассказать!

— За ней приедет парень, — тем не менее заявила я. — Прибалт. Зовут Марис.

— Хорошо, — кивнул Николай. — А если хочешь, ребята её к себе загонят.

Так даже, наверное, лучше. А?

Я не считала, что так будет лучше, потому что ни разу в жизни не видела ребят и не представляла, можно ли им доверять. Пусть машина денёк постоит, где стоит. Надеюсь, что никто её не свистнет. Сумка моя при мне, вещи остались у дяди Саши. Хорошо, что ничего не нужно забирать из машины. И как хорошо, что я сегодня в ненавистном зеленом! Сливаюсь с листвой. Ну не совсем, конечно, но не бросаюсь в глаза, как могла бы в оранжевом или красном.

Вскоре мы какими-то тропинками, перепрыгивая через надгробия, добрались до хозяйственных помещений. Николая здесь все знали, включая собак.

Дядя Коля велел мне посидеть в закутке, а сам принялся что-то обсуждать с двумя парнями лет по тридцать. Один из них мне тоже показался знакомым… Или он работал на Сережиных похоронах?

Наконец дядя Коля подошёл ко мне вместе со вторым парнем.

— Витя отвезёт тебя, куда скажешь, — заявил Николай. — У него машина с тонированными стёклами. Приляжешь на заднем сиденье — никто не увидит.

— Спасибо, — кивнула я, вставая.

— Что делать с вашей машиной? — уточнил у меня абсолютно трезвый Витя.

Я решилась.

— Вы можете подержать её здесь? За ней приедет мой друг. Может, сегодня поздно вечером. Может, завтра…

Я протянула ему ключи.

— Лучше завтра, — ответил Виктор. — В любое время.

— И пожалуйста, — продолжала я, — постарайтесь, чтобы никто… ну, не увидел, как вы…

— Не волнуйтесь, — перебил меня Витя. — Я поэтому и сказал, что лучше Завтра. Когда все успокоится.

Я тепло попрощалась с дядей Колей. Он обещал позвонить, чтобы рассказать, как тут все пройдёт.

Когда я уже устроилась на заднем сиденье «девятки» Виктора, дядя Коля открыл дверцу и склонился надо мной:

— Помни, Наташа, что если чего-то очень-очень сильно захотеть, всем сердцем, всей душой, каждой клеточкой своего тела, то желание может и исполниться…

Он как-то странно посмотрел на меня и захлопнул дверцу машины. Виктор нажал на газ.

Больше всего на свете я хотела, чтобы мой предыдущий был жив.

Глава 21

При виде меня дядя Саша разразился потоком брани, велел быстро садиться в машину. Это оказалась красная «девятка». Я познакомила Мариса со своим провожатым, чтобы они между собой договорились, когда и куда Марису заехать за моей «бээмвэшкой». Наконец мы тронулись в путь.

За рулём сидел дядя Саша, рядом с ним — Вахтанг Георгиевич, на заднем сиденье — мы с Рутой. Этакая милая компания, отправляющаяся в путешествие.

Мужчины были значительно старше дам, как сейчас было модно.

Дядя Саша подробно расспросил меня о случившемся. Единственно, о чем я умолчала, была записка, найденная мною в могильной плите. Почему-то я решила о ней не упоминать.

— Постарайся все-таки вспомнить, при каких обстоятельствах ты встречалась с этим Викингом.

— Я с ним не встречалась, — поправила я, — только видела его где-то.

— Значит, вспоминай, где видела.

— Думаете, я не пытаюсь? — огрызнулась я.

— Наташа, не сердись, — подал голос Вахтанг Георгиевич. — Мы же за тебя переживали. Не едешь и не едешь. Потом ты такие вещи рассказываешь… Мы же с Александром Петровичем тебе добра хотим, девочка.

Ишь, как запел Вахташа. Правда, насколько я поняла, я была совсем не в его вкусе, и он не бросал на меня сальных взглядов. Старший товарищ юной фотомодели Вахтанг Георгиевич Чкадуа. Сказать кому из наших общих знакомых — обхохотались бы. Представляю моего предыдущего… Черт побери, что же имел в виду бомж Николай?!

— Дядя Саша, — обратилась я к Никитину, — вы, когда дядя Коля будет звонить, с ним повежливее. Ладно?

— Слушай, яйцо, хватит курицу учить! — взорвался полковник. — Повежливее будь! Да, кстати, вот тебе трубка в личное пользование.

Дядя Саша извлёк из кармана трубку сотового телефона и протянул мне, Я уже отдала Вахтангу его телефон — как только вернулась с кладбища. Неплохо телефонизирована наша команда — у всех по трубке, кроме Руты.

— А он на меня зарегистрирован? — решила выяснить я.

— С какой стати я его на тебя стал бы регистрировать? — Дядя Саша посмотрел на меня через плечо. — Но можешь спокойно давать номер, кому захочешь. — Он помолчал немного и добавил:

— Ладно, не волнуйся. Поговорю нормально с твоим дядей Колей. И к тебе переадресую. Если позвонит, конечно.

— Вы ему скажите, что у меня тогда не было своей трубки…

— Наталья! — закричал Никитин. — Уж соображу как-нибудь, что сказать.

Не о том думаешь. И что тебе этот бомж дался?

Я уже собиралась что-то ответить, но тут Рута впервые открыла рот:

— Я хочу есть, — заявила она.

— А раньше чего молчала?! — Теперь дядя Саша заорал уже на неё: наверное, он переволновался, дожидаясь моего появления. — Пока эту мадам, — кивок в мою сторону, — битый час дожидались. Предлагал ведь. И не один раз.

Рутина реакция была для меня странной: она разрыдалась в голос. Никитин тут же остановил машину. Я обняла Руту за плечи и попыталась успокоить. Но не тут-то было: она просто заходилась в плаче.

— Вы уж выбирайте выражения, пожалуйста, — прошептала я дяде Саше.

— Это я и без тебя понял, — ответил он мне.

Вахтанг тем временем извлекал из сумки специально собранный в дорогу сухой паёк. Там также был термос с горячим чаем.

48
{"b":"30993","o":1}