ЛитМир - Электронная Библиотека

— И что тогда произошло? — спросила я. — Расследование закончено?

— Да, — кивнул Друвис. — Девочек снимали в порно. Но они этого не помнят. Вывозили не всех. Только легко внушаемых. В той фирме работал очень хороший специалист. Я его, кстати, знаю. Талантливый врач, но вот выбрал такую дорогу…

— Деньги, — сказал Вахтанг.

Мы замолчали на какое-то время. Каждый думал о своём. Потом меня начала беспокоить одна мысль, и я поняла, что не успокоюсь, пока не получу ответ. Я посмотрела в глаза доктору Друвису и спросила:

— А я поддаюсь гипнозу?

— Нет, Наташа, ты — нет. И, кстати, ты можешь им овладеть.

Вахтанг Георгиевич с интересом посмотрел на меня.

— А вы можете обучить меня нескольким приёмам? — обратилась я к Друвису. — Ну самым простым. Пожалуйста.

Я с надеждой посмотрела на доктора. Про себя я подумала, что готова оказывать ему любые сексуальные услуги (как ещё я могла с ним расплатиться, чтобы заинтересовать его?). Он словно прочитал мои мысли, рассмеялся и сказал:

— Могу, конечно, что-нибудь показать… И спать со мной за это не надо.

Но для чего тебе это, Наташа?

— Для самообороны, — честно ответила я.

— Ну что ж, завтра с утра начнём. Я столько всего наслушался и насмотрелся за последний год, что понял: девушке с твоей внешностью совершенно необходимо знать приёмы самообороны, причём чем разнообразнее они будут, тем лучше.

— А я? — подал голос Вахтанг Георгиевич.

— Как ни прискорбно мне заметить… — витиевато начал Друвис.

— Понял, — перебил Вахтанг. — Я — человек безнадёжный. Но что-то можно сделать?

— Что конкретно вы хотите?

— Ну чтобы меня хотя бы не загипнотизировали. Не зомбировали. Мозга мне не промыли.

— К сожалению, уберечь от этого я не смогу. Простите, — ответил Друвис.

Глава 22

Дядя Саша заехал в гостиницу на один вечер, а на следующее утро снова испарился по каким-то делам. Он не уточнял, по каким, а мы и не спрашивали.

Меньше знаешь — спокойнее спишь. Дядя Саша одобрил мои занятия с Друвисом. заметив, что владение гипнозом может сослужить мне хорошую службу. Это я и без него знала — после всех моих приключений.

Никитин сообщил мне, что с ним связывался Марис, сказал, что собирается ещё задержаться в Петербурге. Не знаю уж, что он там делал — Рута-то была здесь. Помнится, он меня уверял, что именно её зов о помощи послужил причиной его появления в городе на Неве. Правда, может, редакция дала ему какие-то задания? Журналисту, нельзя упускать возможность состряпать какую-нибудь статейку, раз уж оказался в таком месте. Тем более что криминогенная обстановка у нас в городе такая, что материала для журналистских расследований непочатый край.

Марис поведал дяде Саше, что без проблем забрал мою машину у могильщиков. Мог бы, между прочим, и мне позвонить, подумала я. Дядю Колю Марис на кладбище не видел — Никитин специально уточнял. Как сказали Марису могильщики, ожидавшие меня бандиты подежурили часа три, а потом уехали в полном составе. Наверное, решили, что я сделала ноги. Витя, подкидывавший меня к месту встречи с нашей честной компанией, догадался записать номера «форда» и «вольво». И как это мне, балбеске, не пришло в голову? Дядя Саша проверил их по своим каналам: номера оказались липовыми. Что и следовало ожидать.

Ещё Никитин сообщил мне, что правоохранительные органы устроили хороший шмон на даче Дубовицкого. Правда, как обычно бывает в подобных случаях, главный негодяй успел скрыться, а отдуваться пришлось «шестёркам». Ведётся следствие.

Когда «маски-шоу» прибыли на место, почти все охранники были пьяны, то есть находились в своём обычном состоянии. Их взяли без проблем. Катю отправили на лечение, таджичек — в приёмник-распределитель.

— А Лиля? — спросила я. — Вернее… труп?

— Её закопали в лесу. Пытались замести следы. Один из охранников показал место.

— Бедная девка! — воскликнула я.

— Ты знаешь, кто она? — Дядя Саша внимательно посмотрел на меня.

— Нет, — удивлённо ответила я. — А кто?

— Дочь банкира. Сергиенко Виталия Станиславовича. Он её усиленно искал.

Вот нашёл. Ты вообще слыхала про такого?

— Э… — промямлила я.

У меня в голове замелькали картинки: как при сканировании видеокассеты.

Память судорожно работала, выхватывая из своих запасников нужные образы и кадры…

— Викинг, — выпалила я наконец.

— Что? — не понял дядя Саша.

— Я вспомнила, дядя Саша.

— Что ты вспомнила, девочка?

— Викинг. Это Сергиенко. Ну тот, которого я видела на кладбище. Там, где познакомилась с Дядей Колей. Он приходил к моему предыдущему на могилу.

Когда я уходила с дядей Колей, пришёл Сергиенко. А потом эти бандиты… которые меня ждали в машине. Он, наверное, меня узнал. А я только сейчас вспомнила, кто он.

Я говорила отрывочными фразами, перескакивая с одного на другое. Дядя Саша привык выстраивать все события в хронологическом порядке и всему давать объяснения, а поэтому прервал лившийся из меня несвязный поток и стал сам задавать вопросы. Во-первых, его интересовало, когда и при каких условиях я пересекалась с Викингом, он же Сергиенко. Я пояснила, что лично знакомы с ним мы никогда не были, но я видела его на нескольких презентациях и прочих тусовках, на которых появлялась с Сергеем Бондарем. Только вот как Виталий Станиславович узнал меня на этой неделе?

— Ну тут все объяснимо, — высказал своё мнение дядя Саша. — Ты, Наташа, — девочка запоминающаяся. Кто же забудет белокурую длинноногую модель?

— Я на кладбище была рыжей!

— Может, он дальтоник. Может, для него все едино — пшеничный, платиновый, рыжий. Он помнит образ. Фигуру. Ты же не под старушку маскировалась? Мужики же обычно не обращают внимание на то, во что женщина одета сегодня, не помнят, во что была одета вчера.

— То есть зря стараемся? — усмехнулась я, прикидывая, так ли сильно рыжий парик и ненавистный зелёный цвет меня изменили? Или моё появление на могиле Сергея свело на нет все старания по изменению внешности?

— В принципе, зря, — тем временем говорил дядя Саша. — Не надо, конечно, появляться лахудрой, все должно быть чистенько, отутюжено, ну, ты сама знаешь. Но вот отдельные шмотки мы не запоминаем. Я уже лет тридцать назад для себя твёрдо решил не делать женщинам комплименты по поводу новых одёжек…

— Влипли, что ли? — лукаво посмотрела я на дядю Сашу.

Он поведал мне, что ухаживая за женщиной, заметил, как ей идёт новый пиджачок. А оказалось, что она его уже два месяца носит, причём регулярно появляется в нем на встречах с дядей Сашей… Потом вышел подобный прокол с блузкой. И колечком… Так что дядя Саша ограничивался фразой: «Как ты хорошо сегодня выглядишь», без уточнения деталей. И это дядя Саша со своей кагэбэшной подготовкой, а другие?

— Так что, Наталья, когда заводишь нового любовника, не надо стараться быстро обновлять гардероб, чтобы произвести впечатление, — закончил дядя Саша.

— Но, дядя Саша, — снова обратилась я к Никитину, — все-таки мы с Сергиенко лично знакомы не были…

— Кстати, а почему ты так уверена, что он тебя узнал? — внимательно посмотрел на меня дядя Саша. — И ведь бандюганы могли быть не его.

— Ну… — Я задумалась. А ведь дядя Саша прав! Сергиенко тут может быть совсем ни при чем.

— Он мог потом выяснить, кто ты, — продолжал Никитин. — Кто ходит на ту же могилу. Это я допускаю. Но сразу — навряд ли. Если вы лично не знакомы, а только где-то видели друг друга. К тому же в маскарадном костюме… Ты уверена, что он так хорошо запомнил тебя? Все, что я тут только что говорил, относится к тем женщинам, которых мужчина часто видит. Вот встречаешься с ней регулярно — и помнишь её образ, а на шмотки не обращаешь внимания. Я милую узнаю по походке.

— Дядя Саша усмехнулся. — И, между прочим, так быстро Сергиенко не мог вызвать своих орлов — даже если бандюганы были его.

— Почему? — перебила я. — Вызвать-то как раз мог. Во-первых, это могли быть его машины сопровождения. Может, он постоянно с ними ездит. Потом он же, несомненно, с трубкой. Как только мы отошли с дядей Колей — мгновенно набрал номер. Одни были рядом, другие — на «вольво» — подъехали чуть позже.

51
{"b":"30993","o":1}