ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну в принципе… Я проверю. Но все-таки, зачем ему присылать за тобой своих орлов? Он же не может знать, что ты у нас в бегах. Далее. Сергиенко — довольно известный в городе банкир. Почему у него тогда машины сопровождения с липовыми номерами? Он ведь был связан с твоим предыдущим, значит, знал, что ты — его женщина. Если бы ты ему зачем-то понадобилась, стал бы искать тебя другими способами. А если б узнал на кладбище, то остановил бы. И вообще, если бы ты была ему нужна, он связался бы с тобой гораздо раньше. У вас должна быть масса общих знакомых, нашёл бы, если бы требовалось. Кстати, раз Сергиенко ходит к твоему на могилу, значит, их что-то крепко связывало. Ведь год прошёл после того, как твоего пристрелили?

Я кивнула.

— Год прошёл, а он ходит. И ведь тогда была не годовщина смерти, не день рождения, не Троица. Он пришёл просто так. В обычный день. Постарайся-ка вспомнить, Наталья, какие у твоего могли быть дела с Сергиенко?

— Может, держал деньги в его банке? — высказала предположение я: это было первое, что пришло мне на ум. Раз Сергиенко — банкир, а мой предыдущий занимался бизнесом, значит, связь могла быть вполне определённая. — Наверное, это нетрудно проверить, — продолжала я. — Сейчас фирмой Сергея заправляет его двоюродный брат. Навряд ли он менял банк. А даже если и менял….

— Хорошо, я проверю, — кивнул дядя Саша. — Давай координаты фирмы, что помнишь.

Я продиктовала название, примерный адрес — описала, как добраться до офиса, назвала имя и фамилию двоюродного брата.

— А зачем вам Сергиенко? — поинтересовалась я у дяди Саши.

— Знаешь, что даёт силу? — ответил вопросом на вопрос дядя Саша.

— Ну… — протянула я.

— Информация, — ответил он. — Во главе угла всегда стоит борьба за информацию. Одни хотят её добыть, другие — уничтожить. А добывают её для того, чтобы использовать — в своих личных целях, чтобы держать кого-то в узде, чтобы… Да что я тебе объясняю элементарные вещи? Ты ведь девочка неглупая.

Дядя Саша улыбнулся. Научился все-таки к своим неполным пятидесяти годам говорить комплименты.

— Нам необходимо выяснить, чьи же все-таки ребятки тебя поджидали у ограды, — продолжал Никитин.

У дяди Саши на этот счёт была своя версия. Он считал, что у дома моей матери кто-то постоянно дежурил — на тот случай, если я появлюсь. В образе бомжа, соседа-пьянчужки, бабульки. Я на этого человека просто не обратила никакого внимания. Ведь замечать профессиональную слежку меня никто не учил.

— Может, займётесь моим воспитанием, дядя Саша? — лукаво спросила я. — Подготовите специалиста экстракласса? Друвис уже работает с моей скромной персоной, вы добавите навыков… Мне же потом цены не будет!

Дядя Саша усмехнулся, но в каждой шутке, есть доля правды. Я видела, что он обдумывает моё предложение. И почему бы мне не стать, например, профессиональной разведчицей? Надо же подумать и о старости. И о пенсии, как не так Давно заметил мой брат. Трудовую книжку завести, которой у меня отродясь не было. Ха-ха. Я всегда жила только сегодняшним днём, но теперь решила попробовать освоить кое-какие навыки.

— Знаешь что, Наталья, — вдруг сказал Никитин, — ты тут, пока сидишь на природе, начинай-ка английским заниматься.

— Чего? — вылупилась на него я.

— Я серьёзно, — кивнул дядя Саша. — Вот это всегда пригодится.

Знания английского были у меня на уровне средней неспециализированной школы, то есть никакие. За границу я ездила только со своим предыдущим, а он владел несколькими языками и был в состоянии объясниться в любой стране. Я не могла определить уровень его знаний, но, по крайней мере, ни в одной стране никаких проблем с общением у него не возникало. Он тоже мне говорил, чтобы учила язык. Делать-то все равно нечего, пока дома сижу. Сидела.

— А кто будет со мной заниматься? — спросила я у дяди Саши.

— В следующий раз привезу тебе какой-нибудь учебник, — заявил Никитин.

— Самообразование — великая вещь. Самообразование плюс практика.

— В какой следующий раз?

— Я уезжаю завтра утром, вернусь опять дня через два-три. Найду что-нибудь для любимой соседки. А так… Поговори с Друвисом. Не сомневаюсь, что он лопочет по-аглицки. Рута должна знать языки. Насчёт Вахтанга сомневаюсь…

— Называется, приехала в Латвию, — хмыкнула я. — Думала, отдохну на природе, позагораю, покупаюсь. А тут — пожалуйста.

— Зачем терять зря время? — искренне удивился дядя Саша. — Оно же к тебе никогда вернётся. И от чего тебе отдыхать?

В общем, он был прав. Это я понимала. Ну что ж, пусть дом, стоящий на отшибе латышского посёлка, станет моей базой подготовки к ратным подвигам.

Гипноз, английский…

— Дядя Саша, — вдруг выпалила я, — я где-то читала, что иностранному языку обучают под гипнозом. Может, и мне…

— Чушь это собачья, — сказал он, помолчал и добавил:

— Но спроси у Друвиса. Может, и есть смысл… Погрузит тебя в гипноз.

— Я не поддаюсь гипнозу, — вспомнила, что об этом ещё я не успела сообщить дяде Саше. — Меня нельзя погрузить. Меня обучают только приёмам гипноза.

— Ну можешь не спрашивать, раз тебе все равно без толку. Пусть Друвис с тобой по-своему занимается. Ему хорошо заплачено.

Последняя фраза навела меня на кое-какие размышления.

— Насколько я поняла, Друвис оказывает Марису услугу…

— Он ему не сват и не брат, — перебил дядя Саша. — Оказывает, но за кругленькую сумму. Стал бы он просто так сидеть в этой деревне, когда у него в Риге своя частная практика?

— Значит, заплатили столько, что эта сумма могла заставить его бросить своих пациентов.

— Не только это, — добавил дядя Саша. Я удивлённо посмотрела на него.

— Я же тебе только что объяснял про информацию, Наташа. А Марис — криминальный репортёр. Самый известный в Латвии. Делай свои выводы.

Я сделала, подумав, что Шулманис, наверное, не просто журналист. Он может быть связан и с латышкой полицией, и со спецслужбами, и с криминальной средой. Да точно связан, раз он про них пишет! Интересный клубок получается. И при чем чу Дядя Саша?

— А с меня потребуется какая-то плата?.. — решила уточнить я. — За пребывание здесь, за уроки?

— Друвис с тебя ничего не возьмёт. Ну можешь переспать с ним, но только по обоюдному согласию. Принуждать тебя никто не будет. Ты и так уже здорово помогла. И Марису, и мне. И, надеюсь, поможешь ещё. Поможешь, Наталья?

— Конечно! — воскликнула я. — Куда ж я денусь?

«На что буду жить, пока не найду нового спонсора? — подумала я про себя. — Нужно устроиться фотомоделью в какое-нибудь зарубежное агентство, в чем обещал помочь Марис. Обязательно напомню ему при встрече».

— Местная администраторша — Винета — родственница Мариса. Он ей сюда клиентов иногда присылает, она всегда рада принять людей от него. Здесь же нет круглогодичного потока отдыхающих. Марис сказал, что тебя следует принимать как родную. Вот она тебя и кормит, и поит. А Вахташа платит, но он это воспринял в порядке вещей. Наоборот, не понял бы, если бы его за красивые глаза тут держали. Но с него не убудет — с его-то алкогольными доходами.

— Он мне тут объяснял механизм… — поведала я.

— Ну вот видишь, — заметил дядя Саша.

— А меня, честно говоря, этот вопрос беспокоил, — призналась я. — Ну в смысле, с деньгами…

— Ох ты, совестливая какая!

— Это я мужиков доить могу, — продолжала — Тех, с которыми сплю, которым жратву готовлю, на презентации всякие сопровождаю… Но вот так…

— Ладно, успокойся. Пусть это тебя не волнует. Закрыли тему. Занимайся, пока есть время. Овладевай навыками.

Я обещала дяде Саше учиться, учиться и учиться, как завещал один великий.

Воспользовавшись возможностью, я очень подробно описала дяде Саше все, что видела в подземном бункере, к которому вёл ход из-под дома Чкадуа — до этого нам все никак не удавалось надолго уединиться, а ещё кого-то просвещать на эту тему мне не хотелось.

Внимательно меня выслушав, дядя Саша кивнул и заметил, что ему доводилось видеть нечто подобное в Карелии.

52
{"b":"30993","o":1}