ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вахтанг? — переспросила она.

— Да. А что? — тут же насторожилась я.

— Приходили ко мне вчера… спрашивали, как приворожить мужчину. А потом ещё и сегодня утром. Уже другая девушка. И та, что была вчера, и та, что сегодня интересовались одним и тем же мужчиной. По имени Вахтанг. Я ещё подумала, что неплохо бы взглянуть на него… Вот и посмотрела.

— Что?! — Я приподнялась со своего места и уставилась на Ингу. — Кто приходил?

Не думаю, чтобы в окрестностях латышского посёлка, где мы коротали время, мог жить ещё один человек по имени Вахтанг. Так кому же он так понадобился?

— Девчонки-молдаванки. Они тут каждый год у нас работают. Замуж очень хотят выйти….

Я поняла, что речь идёт о наших соседках по гостинице. Это было ясно, как Божий день. Дотрахался Вахтанг Георгиевич. И что-то, интересно, Инга им присоветовала? Не подсыпать ли какую-то гадость ему в пищу? Плачевный результат таких приворотов уже был мне известен, о чем я и рассказала Инге.

— Ну что ты! — ужаснулась колдунья. — Я не стану травить человека.

— И чего ты девчонкам насоветовала?

— Да объяснила, как свечки зажечь, что сказать, ерунду всякую, — отмахнулась Инга.

— А если ничего не получится? Кстати, ничего и не получится. Вахтанг женат и разводиться не собирается. И мы уедем скоро. Он здесь так — просто трахается направо-налево от нечего делать, тем более молдаванки сами себя предлагают. Работает мужик на износ.

— А если ничего не получается, — сообщила мне Инга, — я говорю, что, наверное, что-то не так сделали. Специально придумываю что-то посложнее: встать лицом точно на север, потом повернуться три с половиной раза, взять землю с третьей могилы с пятого ряда, сжечь еловую ветку, накрыть пепел молодой берёзкой, ну и так далее, что в голову взбредёт. Специально, чтобы сложно было выполнить. Не сделала все в точности, что-то забыла — вот и не получилось, сама виновата. А получится — значит, кому-то повезло.

С каждой минутой я все больше и больше убеждалась, что в будущем, если ничего не выйдет с карьерой фотомодели или не удастся найти хорошего спонсора, без работы я не останусь. Уж колдунья-то из меня получится великолепная. В крайнем случае, приеду к Инге за обменом опытом. Или на краткосрочные курсы. Но Бог ты мой, сколько ж девчонок по таким вот Ингам бегает? А если есть спрос, должно быть предложение. Если нишу не займу я, это сделает кто-то Другой.

— Так погадаем? — снова предложила Инга.

— А почему ты хочешь мне погадать? И так откровенно со мной разговариваешь? — Мне было интересно услышать её ответ.

Инга молчала какое-то время, глядя себе на руки, а потом подняла на меня глаза и сказала:

— Наверное, мне просто захотелось с кем-то поговорить. С тем, кто понимает… Я ведь все время слушаю… Иногда крикнуть хочется: ну какие ж вы дуры, девки! Что вы тут у меня делаете! Но потом сдерживаюсь. Когда ребёнка лечить приводят — выкладываюсь. Делаю все, что в моих силах. Тогда честно работаю. А так… Но перед всеми я играю роль. Понимаешь, Наташа? Я бы, наверное, с удовольствием просто лечила людей травами, а тут надо ещё что-то бормотать себе под нос, в этом балахоне появляться… Иногда уже просто невыносимо становится. Но ты — первая, кто меня сразу же раскусил… А потом…

Мы же видимся в первый и в последний раз, правда? Ты же больше не придёшь?

Я задумалась. Дом Инги представлялся мне идеальным местом, где мы с Вахташей могли бы подождать Никитина, если такая необходимость возникнет. Я спросила у хозяйки об этом.

— А когда вы придёте?

— Если придём, то сегодня ночью. Может, завтра. На два-три часа.

Примешь?

— Что ж, приходите. Этого, — она опять кивнула в сторону комнаты, — спать положим, а мы с тобой поболтаем… В последний раз.

Инга задумчиво посмотрела в окно на лес. Я поняла, что ей скучно и одиноко. Сыновья живут отдельно, когда ещё ей привезут внучку в обучение? Если привезут… А замуж колдунье вроде как и не положено выходить. Ладно, пусть погадает. Может, и скажет что интересное.

Хозяйка ушла за картами, вернулась с двумя колодами.

— Спит твой… деловой партнёр. — Она усмехнулась. — Сном праведника.

Сколько женских сердец-то разбил?

Я пожала плечами: откуда мне было знать? Вахтанг любил женщин, женщины любили его, правда, он не был в моем вкусе, да и на меня он, видите ли, смотрит как на дочь. Ладно, пусть себе смотрит. Папочка.

— На каких гадать будем? — спросила у меня — Мне никогда не гадали ни на каких, — призналась я. — Девчонки баловались, пока мы ещё в школе учились, но это все не то было… А профессионально мне никогда не гадали. А ты в самом деле в это веришь?

— Вот в это верю, — призналась Инга. — Сама себе иногда раскладываю — и все вижу, как есть… На тебя? На мужчину?

Я задумалась, а потом подняла на неё глаза.

— Ты можешь мне сказать, жив один человек или нет? В общем-то, больше меня ничто не волнует… Все остальное просто не играет роли…

Я отвернулась к окну, чтобы Инга не увидела, как увлажнились мои глаза.

Она перемешала карты Таро, попросила меня снять и разложила их на столе.

— Ну? — спросила я её, не в силах больше выносить её молчание.

Колдунья посмотрела на меня очень серьёзно и сказала:

— Жив, но в другом облике.

— Что? — воскликнула я. — Он что, переселился в кого-то после смерти?

Об этом буддисты говорят. Что мы в другой жизни будем или цветочком, или дворняжкой, или ещё кем-нибудь?

— Он не умирал, Наташа. Но у него сейчас другое лицо. Я не могу сказать иначе. Точнее не определить. Но он жив. И вас скоро ждёт встреча…

— А потом? — почти шёпотом спросила я.

— Он должен сменить своё ремесло… Уговори его. Убеди. Как угодно!

Тогда все будет хорошо. Закрутится колесо фортуны…

— А если он его не сменит?

— Его ждёт смерть. И тебя, если останешься с ним.

Глава 25

Поскольку Инга была современной колдуньей, она предложила отвезти нас на своей машине. Правда, сказала, что не хочет показываться у гостиницы — девчонки-молдаванки ведь её клиентки, поэтому высадит нас перед кладбищем. Я, естественно, согласилась, и мы пошли будить Вахташу.

Очнувшись в комнате, увешанной сушёными змеями и мышами, он долго озирался вокруг, пытаясь вспомнить, как тут оказался. Пил-то он совсем немного.

Потом очумелый взгляд Чкадуа упал на Ингу в «рабочем» костюме, тут он начал что-то припоминать. Вдруг вид его стал каким-то затравленным, и он перекрестился. Я впервые видела дорогого господина Чкадуа крестящимся и даже не подозревала о его религиозных наклонностях, но ведь никогда не знаешь, что у человека за душой? Многие черты, о которых даже не догадываешься, всплывают или в крайне напряжённой, или в критической обстановке. Или во время стресса.

Похоже, что встреча с Ингой хорошенько встряхнула Чкадуа — и он решил на всякий случай осенить себя крестом.

— Подъем! — сказала я.

— Наташа… — прошептал Вахтанг Георгиевич и снова осенил себя крестом.

— Наташенька… Покойники… У нас с тобой покойники…

Да что же это такое, черт побери? В обморок бы не грохнулся. Я посмотрела Вахтангу прямо в глаза, как учил Друвис, и властным голосом гаркнула:

— Встать и идти за мной!

Чкадуа тут же повиновался. Инга уже воспринимала мои способности в порядке вещей.

— Ты хоть колпак сними, что ли, — шёпотом сказала я ей. — Да и балахон бы не мешало. По деревне ведь поедем.

— Ax да, — словно вспомнила она.

Тоже, что ли, поддалась действию моих чар?

Неплохо однако.

Инга скинула балахон и золотой колпак, бросила их на тахту, застеленную покрывалом чёрного цвета с золотыми звёздами. Под её рабочей одеждой оказались чёрные легпинсы и трикотажная белая футболка. Тело у Инги было жилистое, ноги мускулистые, спортивная такая колдунья.

Колдунья оказалась владелицей видавшего виды «опеля», стоявшего под навесом за домом. Инга опустилась на водительское место, мы с Вахташей устроились сзади. Чкадуа смотрел на меня как преданный пёс, ожидая дальнейших указаний. Ну кто мы мог подумать? Это восточный-то мужчина, царь и бог в доме, властвующий над женщинами.

59
{"b":"30993","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Вольный князь
Как ты смеешь
Одиночное повествование (сборник)
Вечный sapiens. Главные тайны тела и бессмертия
Путь самурая. Внедрение японских бизнес-принципов в российских реалиях
Родео на Wall Street: Как трейдеры-ковбои устроили крупнейший в истории крах хедж-фондов
Три дня до небытия