ЛитМир - Электронная Библиотека

Уже подъезжая к кладбищу, Инга предложила:

— Может, мне вас встретить ночью?

Что-то она больно заботливая стала. Неужели так ко мне прониклась? Или сто баксов отрабатывает, чтобы я ей потом никаких неприятностей не устроила?

Испугалась? Тем более я продемонстрировала свой талант, о котором сама до недавних пор не подозревала.

— Мы точно сами не знаем, будем сегодня сматываться или нет, — ответила я чистую правду. — И вообще не знаем, когда. Ничего, добредём до тебя пешочком.

— Этот не потянет второй переход, — заметила Инга, кивая на Вахташу.

— Потянет, — уверенно заявила я, решив, что ещё раз проверю на нем свои способности, правда, я почувствовала некоторую слабость после общения с Ингой и отдачи приказов Вахташе. Надо бы восстановить свои силы.

Наконец мы распрощались с Ингой, и я нормальным голосом обратилась к Вахтангу, предлагая пойти на речку, но он повиновался мне точно так же, как в доме Инги, молча следуя за мной. Тогда я снова приказала властным голосом:

— Расслабься!

Вахташа стал более похож на самого себя, но выглядел все равно каким-то опустошённым, усталым и подавленным. Нет, надо к нему сегодня все-таки какую-нибудь молдаваночку отправить, для поднятия тонуса, только как бы сделать так, чтобы она на всю ночь у него не задержалась?

Мы искупались в чем мать родила: я не хотела мочить купальник. Солнце зашло, он не высохнет, а Чкадуа я совсем не стеснялась, тем более что моим телом можно было гордиться. Вахтанг никак не отреагировал на мою наготу.

Неужели я совсем его не возбуждаю? Непривычно как-то ощущать себя непривлекательной для мужчины… Как я заметила, род Чкадуа, вероятно, имел своими прародителями с одной стороны, волосатых обезьян. с другой — слонов, судя по нижней части тела… Бедные молдаванки. И царица Тамара. Моё тело, наверное, не смогло бы выдержать все это хозяйство. Так что, в общем, и хорошо, что я его не интересую.

Мы уже одевались, когда за соседними кустами вдруг хрустнула ветка. Я мгновенно дёрнула туда — в футболке и купальных трусиках, которые уже успела надеть.

За кустом стоял и лыбылся один из тех молодцев, что приехали к Друвису.

… — Здравствуйте, — сказал он с идиотской улыбкой.

Может, ему и в самом деле требуется помощь психотерапевта? Или вообще неплохо бы его в больничку на время упрятать? Нельзя сказать, что у мужика все в порядке, если он из-за куста подглядывает за купающейся девушкой — в его-то возрасте.

— Здравствуйте, — ответила я как ни в чем не бывало: мало ли, имею дело с сумасшедшим.

— А вы тут отдыхаете? — спросил молодой человек.

— Отдыхаю, — ответила я. — А вы что не купаетесь?

Молодой человек замялся. Тут появился уже полностью одетый Вахташа, держа в руках мою юбку и тапки.

— Вахтанг Георгиевич, мой названый отец, — представила я Чкадуа молодому человеку, напоминающему гориллу, — только другой породы, не той, что Вахташа, но каким-то неуловимым образом при взгляде на каждого из них чувствовалась родство с четвероногими предками.

— Мартын, — сказал юноша с ударением на первом слоге.

Нам всем было очень приятно — по крайней мере, так мы заявили друг другу и направились в гостиницу. У входа нас встречал друг Мартына, представившийся Гунаром. Издали я заметила выражение его лица: он был очень удивлён при виде нашей троицы, приближающейся, мирно беседуя, со мной в центре.

Потом Гунар взял себя в руки.

У Винеты был давно готов ужин. За стол мы сели вшестером: Друвис, добрые молодцы с большой дороги, Вахтанг, Рута и я. Больше всех болтала я, распространялась о красоте окрестностей, по которым мы сегодня погуляли с Вахтангом. Правда, ни разу не упомянула о визите к колдунье. Друвис как-то странно поглядывал на меня, Гунар с Мартыном ограничивались односложными репликами, и мне никак не удавалось вовлечь их в разговор и хоть что-то вытянуть из них. Вахтанг периодически мне поддакивал — после того, как я пинала его ногой под столом, но, в основном, говорить приходилось мне одной. Я старалась создать образ ветреной особы, не знающей никаких проблем.

После ужина Мартын поинтересовался моими планами на остаток вечера. Я ответила, что у меня жутко гудят ноги и я хотела бы пораньше лечь спать. Ответ я сопровождала обворожительной улыбкой. Рута молча проследовала наверх, следом за ней пошёл и Вахтанг, Друвис и его гости пожелали мне спокойной ночи и остались посидеть на скамеечке Перед входом. В самое ближайшее время должны были подойти молдаванки — уже почти стемнело.

Минут через десять я заглянула к Вахтангу: он лежал на кровати, уставившись в потолок, Я подошла к нему и села на краешек кровати.

— В чем дело? — спросила я.

— Ты знаешь, что она мне нагадала?

Вахтанг посмотрел на меня как затравленный зверь.

— Не знаю и знать не хочу, — ответила я. — Выкинь из головы. Чушь это собачья.

— Покойники, Наташа… У нас с тобой. Саша? Марис? С ними что-то случилось…

Правда, меня саму уже брали кое-какие сомнения… Но Вахтангу, насколько я знала, она ничего не нагадала: Инга же несла какой-то непонятный бред, водя пальчиком по его ладони. Я сама это видела и не слышала ни одного связного слова. Или она все-таки смогла как-то воздействовать ему на подсознание?

— Наташа… — пролепетал Вахтанг. Опять, что ли, воспользоваться уроками Друвиса? Мне такой партнёр не нужен. А если все-таки придётся ночью делать ноги?

Я велела Вахтангу сесть, посмотреть мне в глаза и властным голосом приказала забыть все, что ему предсказала Инга. Получив приказ, он рухнул на спину и практически сразу же захрапел. Ну и слава Богу. Только я снова чувствовала страшную усталость.

Я не стала больше испытывать судьбу, отправилась к себе в комнату, тут же легла и заснула, мгновенно отключившись.

Мне снился Сергей, мы лежали на каком-то шикарном пляже, загорелые, молодые и счастливые, потом он предложил мне прокатиться на яхте, мы поднялись на борт и, обменявшись многозначительными взглядами, спустились вниз, в каюту, мгновенно скинули с себя одежду и оказались в объятиях друг друга. Нам было так хорошо… Но внезапно налетел шторм, и нас начало качать из стороны в сторону, я вылетела из объятий моего любимого, меня стало бросать по койке, потом я рухнула на пол, и какие-то руки попытались меня поднять… Но это были не руки Сергея — его объятия я не могла спутать ни с чьими… А он прямо на моих глазах куда-то исчезал, растворялся.

— Наташа… — раздавалось у меня над ухом. Я открыла глаза. Надо мной стояла испуганная Рута в ночной рубашке и пыталась поднять меня с полу. Я села, потёрла ушибленный бок и наконец проснулась.

— Наташа! — Рута с беспокойством смотрела на меня. — Что тебе приснилось? Вначале ты стонала — но, похоже, не от боли, а как будто от блаженства, потом закричала — и упала… Что с тобой?

— Все в порядке, — ответила я. — Все в порядке.

Неужели это последствия визита к Инге? И зачем вообще мы к ней попёрлись?

— Наташа, тебе на бедро надо бы приложить что-то холодное, а то будет синяк на ноге… Некрасиво.

«Кому тут смотреть на мои бедра?» — хотелось мне огрызнуться, но я смолчала: Рута говорила из лучших побуждений.

— Давай смочим тряпочку холодной водой и приложим тебе на бедро? — предлагала моя соседка. — Пойдём в душевую. Я схожу с тобой. Пойдём.

— Сколько времени? — спросила я.

— Начало второго.

Я прислушалась: в доме стояла тишина, все уже давно спали. Мы с Рутой на всякий случай накинули халаты — мужики в доме все-таки — и тихонько спустились по лестнице на первый этаж. Половицы в доме не скрипели, что меня каждый раз удивляло.

Я специально бросила взгляд в направлении комнат Друвиса и добрых молодцев: ни из-под одной двери свет не выбивался.

Мы зашли в душевую и плотно прикрыли за собой дверь, чтобы никого не разбудить шумом льющейся воды. Рута слегка приоткрыла кран, смочила прихваченное с собой небольшое полотенце холодной водой и приложила его мне на бедро.

60
{"b":"30993","o":1}