ЛитМир - Электронная Библиотека

— Давай постоим тут немного, — прошептала она.

Я кивнула.

— Тебе больно? — с беспокойством спрашивала меня Руга.

— До свадьбы заживёт, — ответила я, подумав, что до моей-то точно, если она вообще когда-то у меня будет. Кандидатов в мужья вокруг себя не видела.

Мы обе замолчали. Прошло минут пятнадцать. Мы открыли дверь душевой и уже сделали пару шагов по направлению к лестнице, как услышали лёгкую трель будильника, которая раздавалась со второго этажа. Мы с Рутой удивлённо переглянулись: кто это мог поставить будильник на половину второго ночи? Слышно было, что в одной из комнат проснулись.

— Назад! — шепнула я Руте, и мы опять нырнули в душевую: душ-то, наверное, полуночники принимать не станут? Если и воспользуются, то туалетом, да и то скорее второго этажа. Душевые были только на первом.

Я оставила щёлочку приоткрытой, свет мы не зажигали. В коридор попадал свет от фонаря, висевшего над крыльцом и не выключавшегося по ночам. Винета оставляла его всегда включённым. Сейчас я была этому рада: таким образом мы могли наблюдать за происходящим в коридоре.

Через несколько минут по лестнице спустились две молдаванки — Нина и Валя. У Вали в руках был какой-то небольшой свёрток. Девушки не стали заходить ни в туалет, ни в душевую, а прямёхонько направились к входной двери. Я приоткрыла дверь душевой, подскочила к окну, открывавшемуся во двор, и увидела, что девушки двинулись по направлению к речке. Светила полная луна, и их силуэты были хорошо видны;

Я подумала, что, наверное, девчонки пошли ворожить по указанию Инги, но тут зашевелились в комнате Мартына и Гунара. Мы с Рутой вновь нырнули в душевую.

Парни вышли из комнаты, переговариваясь между собой на латышском.

Пискнули клавиши радиотелефона: они кому-то звонили. Голоса были отчётливо слышны, но что толку? Я не понимала ни слова. Но Руга понимала все. У неё округлились глаза, и она судорожно схватила меня за руку, потом прижала палец к губам. Она ловила каждое их слово.

Мы услышали быстрые шаги — парни вышли на крыльцо и, как я предполагала, тоже увидели два девичьих силуэта. Обсуждение на крыльце продолжалось, потом голоса стали удаляться, и я решила, что молодые люди захотели прогуляться в лунную ночку вслед за девушками. Когда звук шагов и голосов стих, я снова подбежала к окну и увидела, что парни, словно пригибаясь, двигаются в ту же сторону, что и молдаванки, — к речке.

Я повернулась к Руте, прошептала: «Пошли верх!» — схватила её за руку и буквально затащила к нам в комнату. Ноги её не слушались.

— Ну? — спросила я соседку. — О чем они говорили?

Похоже, что Руте требовалось выпить воды. У нас в комнате были только остатки сливок, которыми я разбавляла виски. Я сунула кружку ей в руку. Она выпила.

— Ну?! — повторила я, думая, не придётся ли мне снова применять свои способности.

— Их прислал Марис… — прошептала она. — Они ему сейчас звонили.

— Следить за нами с Вахтангом?

— Да, наверное… Они испугались, что вы что-то заподозрили и решили исчезнуть… А им тогда не поздоровится…

— Так их прислали нас охранять или следить за нами? — уточнила я.

Все-таки следовало убедиться, что Рута ничего не перепутала: девушка она впечатлительная, тем более, такое пережила за последнее время.

— Наверное, следить, Наташа. Чтобы вы с Вахтангом не сбежали… А судя по разговору, ну телефонному, он, Марис, велел им идти за вами. Они же думали, что это вы уходите. Они в панике.

— Ладно, не будем гадать, кто что думал, — перебила я её. Теперь мальчики должны успокоиться.

У нас появились кое-какие факты. Мне они совсем не нравились. Вроде Марис — наш партнёр? А тогда зачем он прислал этих волкодавов? Значит, днём перепугались, что нас нет с Вахташей, побежали по окрестностям и ночью не спят, прислушиваются. Ребята не очень-то опытные, или у Мариса нет возможности нанять более квалифицированный персонал?

Я опять стояла перед выбором: сматываться или не сматываться?

Предположим, милые латышские мальчики сейчас развлекаются с молдавскими девочками. Зачем же им упускать такую возможность, тем более, девочки наверняка будут не против, даже если и ходили колдовать на Вахтанга. Кстати, мой-то друг один почивает или как?

Я решила проверить.

Проследовав на цыпочках до Вахташиной двери, я тихонько приоткрыла её (как хорошо, что тут двери не скрипят и не запираются!) и заглянула внутрь. Ну как тут смотаешься по-тихому? Вахташа сдвинул две кровати (свою и дяди Сашину) и возлежал, подпираемый с двух боков пышными женскими телами. Да, спала я сегодня крепко, не слышала никакого шума в соседней комнате, а там явно отдыхали очень бурно… Будем надеяться, что Вахташа восстановил силы, отдохнул и расслабился. Ладно, придётся отложить наши планы на завтра. Днём прогуляемся до Инги, а оттуда нас и дядя Саша заберёт… Вещи, правда, придётся бросить, но ведь большая часть нашего барахла уже была у дяди Саши. Предусмотрительный он все-таки мужик… Остаётся взять с собой документы, Вахташин фамильный кинжал — вот и все. Сделаем вид, что пошли на речку, как обычно, прихватим полотенца, сменное бельё, паспорта завернём в полотенце, с трубками мы и так все время не расстаёмся. Обычный день, обычные дела. А потом завернём к Инге. Опять же, если мальчики поинтересуются, им объяснят, кто она такая. Могут же гости Латвии сходить погадать к местной колдунье? Тоже ничего необычного. Я решила лечь спать, посоветовав Руте сделать то же самое.

— Мы всю ночь спали, ничего не видели и не слышали, — сказала я ей.

Латышка кивнула. Она была со мной полностью согласна. Зачем кому-то говорить, что мы стали свидетелями того, что не предназначалось для наших глаз?

Меня разбудили дикие крики, доносившиеся со двора. Я с трудом продрала глаза: казалось, только что заснула, не видела никаких снов — ни хороших, ни плохих. Рута уже выглядывала в окно. Светало.

— Сколько времени? — прохрипела я.

— Без пяти семь. Наташа! Там все молдаванки… И кто-то лежит на земле… Ой!

Я вскочила и посмотрела в окно. Один из мужчин-молдаван заносил в дом бесчувственную девушку. Мы с Рутой быстро переглянулись, накинули халаты и побежали вниз.

Процессия заходила в комнату Друвиса. Все девчонки рыдали.

— Что случилось?! — закричала я. Во входную дверь вбежала Винета с парой простыней и автомобильной аптечкой. Она крикнула Руте что-то по-латышски и скрылась в комнате Друвиса. Девчонки-молдаванки толпились под дверью.

— Что она сказала? — прошептала я на ухо Руте, — Просит принести кипячёную воду с плиты. Пошли.

Мы направились на кухню, вход в которую был с улицы, с угла дома. Вслед за нами побежала одна из молдаванок — Ксана.

— Что случилось? — спросила я у неё.

— Я… я встала, пошла в туалет… — Ксана перемежала слова рыданиями.

— Потом вышла на улицу. Смотрю: Нина лежит во дворе. Господи! Лежит и не шевелится! Я к ней бросилась. Она застонала. Я всех разбудила. Вот, к доктору её понесли… Господи, что могло с ней случиться?! Она вся в крови!

Ксана говорила несвязно, но я поняла, что произошло. Мальчики поразвлекались. Где-то сейчас эти молодцы? Спят мертвецким сном или отдыхают после ночных подвигов?

Рута в ужасе посмотрела на меня: до неё тоже стала доходить причина нездоровья Нины. Я незаметно для Ксаны толкнула Руту в бок, чтобы она молчала.

— А со всеми остальными девчонками все в порядке? — повернулась я к Ксане, чтобы выяснить, что с Валей.

— Не… не знаю… — пролепетала она.

— Пойди взгляни, все ли ваши на месте, — велела я ей.

Она кивнула и убежала.

— Мы ничего не видели, — шепнула я Руте. Она кивнула: опыт последнего месяца многому её научил и испытать на себе гнев друзей Друвиса ей совсем не хотелось.

Мы с Рутой взяли нагревшийся чан с водой прихватками и понесли в комнату Друвиса. Ему требовалась кипячёная вода, а не горячая из крана. Нас тут же пропустили. Молдаванки так и стояли, сгрудившись внизу. Из своей комнаты выползли заспанные Мартын с Гунаром. Они стояли, переминаясь с ноги на ногу, почёсываясь и тоже пытаясь выяснить, в чем дело. Винета открыла нам с Рутой дверь, и мы прошли в комнату Друвиса.

61
{"b":"30993","o":1}