ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да я это, я. Вот взгляни, — Сергей расстегнул рубашку и показал мне маленький шрамик над левой грудью — след от ножа, как он мне рассказывал. — Ну?

Я кивнула.

— Что киваешь-то, как кукла? — Сергей сгрёб меня в объятия. — Сказала бы хоть что-нибудь. Там типа: «милый, я так рада, я так счастлива», а она то в обморок, то молча кивает.

Я разрыдалась. Сергей рассмеялся и крепко поцеловал меня. Я уткнулась ему в плечо.

Мы подошли к берегу. На причале нас встретили двое крепких ребят.

Сергей на руках вынес меня из катера и поставил на жёлтый песок.

— Идти можешь?

— Угу.

Мы отправились к особняку, возвышавшемуся за зарослями деревьев. В нескольких окнах горел свет. В сумерках я не смогла отчётливо рассмотреть его, но он здорово напоминал «новорусскую» архитектуру, широко представленную в Ленинградской области, например, в тех местах, где до недавнего времени имел дачу Геннадий Павлович.

Дом походил на замок, правда, рва никакогоне было, как и откидных мостов — вообще никаких мостов. Башенки с двух сторон, множество балконов.

Здание состояло из трех частей — вроде человека, слегка раскрывшего руки, на груди которого находятся бассейн и лежаки с зонтиками. Бассейн был с подсветкой; и сверху и под водой.

Мы поднялись по мраморным ступенькам и проследовали в гостиную.

Появился повар в белом колпаке. Дядя Коля тут же отдал ему какой-то приказ тихим голосом.

— Есть хочешь? — спросил Сергей.

Я подумала и решила, что хочу. В стрессовых ситуациях меня всегда разбирает аппетит.

Дядя Коля тем временем приготовил аперитивы. Мне подал то, что я любила больше всего, — виски со сливками.

— А как же ваша бормотуха? — спросила я его.

Они с Сергеем расхохотались.

— Ну ты же тоже многократно переодевалась, Наталья, — заметил дядя Коля. — Вот и у меня есть маскарадный костюм.

— Но неужели вам самому не противно?

— Если нужно для дела, Наташа, то что ж не потерпеть?

В общем, он был прав. А если за это дело ещё и хорошо платят…

Нам принесли уху из какой-то неведомой мне рыбы. Потом, когда мы уже пили кофе, я поинтересовалась, где Дубовицкий и почему это Сергей находится с ним в столь прекрасных отношениях.

— Гена — неплохой парень, — заметил дядя Коля.

Тоже мне парень! Для его характеристики я могла предложить много эпитетов, только слово «неплохой», как и любые положительные определения, в этом списке не значилось.

— Вообще-то он скоро приедет, — заметил Сергей. — Решит вопросы в своём ресторанчике — и появится.

— В своём ресторанчике? — переспросила я.

— Он — совладелец, — пояснил дядя Коля. — А вообще Гена — наш партнёр.

— Если бы ты не пустилась в бега в несколько странной компании, то давно была бы здесь, — заметил Сергей.

— То есть?

— Гена специально выиграл тебя у Волошина, чтобы ни у кого не возникало подозрений. Выиграл при свидетелях — и увёз бы к себе. Многие в городе знали, что он любит держать женщин в своём доме. В большом количестве.

— То есть гарем, — вставила я, но Сергей продолжал говорить, словно не слышал моих слов:

— Но вместо той дачи повёз бы тебя сюда.

— А раньше ты меня не мог пригласить? — поинтересовалась я.

— Следовало переждать. Работы было много, не до отдыха. И требовалось разобраться кое с какими делами.

— С какими? — не отставала я.

Представленные объяснения меня не удовлетворили. Да, я была очень рада вновь оказаться рядом с Сергеем, но меня беспокоили вопросы, на которые я пока не получила ответов: почему он ждал целый год? Почему теперь прилагал такие усилия, чтобы доставить меня сюда? Это очередная прихоть богатого человека, или и этой команде от меня что-то нужно?

— Не забивай свою очаровательную головку. Это не женское дело. Ты и так уже черт знает во что успела впутаться. Я организовал твой приезд, когда стало можно пригласить тебя на постоянное место жительства. Если, конечно, хочешь остаться.

— Я ещё не решила, — буркнула я себе под нос. Но с другой стороны, я ведь именно об этом и мечтала? А сейчас, сидя напротив Сергея, не знала точно, хочу ли остаться на этом острове. Птичкой в клетке. Я — человек деятельный, сидеть взаперти — не для меня. Остров в Эгейском море — это, конечно, не тюрьма, но я же свихнусь от безделья и скуки, если Серёжа планирует навеки оставить меня здесь… Пусть даже в своём обществе. Надо бы точно выяснить его планы…

— Наташка, да он проверял тебя! — тем временем воскликнул дядя Коля. — Не мог же Серёга довериться бабе, в которой не уверен! А ты год по нему рыдаешь. Вот и позвал. Какую ещё бабу звать? Которая только деньги с мужика вытянуть хочет? А ты все глазоньки выплакала. Что, не правильно сделал?

— Правильно, — сказала я, хотела заметить, что до выплакивания всех глазонек было далековато, но сдержалась.

Значит, дядя Коля донёс, что я регулярно ходила на могилу. Поэтому и позвал меня Сереженька. А так, наверное, и не думал. Никогда не поверю, что он мне тут верность хранил. Свалил Бондарь из России год назад один — а ты, Наташенька, выкручивайся, как знаешь. Намекнул бы хоть… Я бы, может, все бросила и за ним поехала на край света. Черт побери, даже на Северный полюс бы поехала! Но это год назад. Полгода. Месяц… А вот теперь… Когда меня, можно сказать, заманили в ловушку… Да ещё с участием этого негодяя Дубовицкого.

Почему Сергей захотел видеть меня на острове именно сейчас? Да и так ли он любит меня? Нужна ли я ему — я сама, такая, как есть? Пли меня просто решили оставить на этом острове, чтобы не мешала, не лезла не в своё дело, ну и заодно, конечно, насладиться моим телом? Ситуация начинала мне нравиться все меньше и меньше. Для начала я решила разобраться с хотя бы одним мучившим меня вопросом и поинтересовалась у Сергея:

— А кого убили-то вместо тебя?

— Моего двойника.

Я посмотрела на милого округлившимися глазами. Он пояснил, что заранее готовил того самого двойника, даже шрам ему обеспечил над левой грудью, как у него самого. Нашёл он того мужика среди бывших ментов, изгнанного из органов за пьянку и блуд. Хорошо платил, много работал с ним, тот иногда появлялся вместо него в ряде мест. Практически никто не мог отличить их друг от друга — только голос и глаза были другими. Поэтому киллер специально и стрелял двойнику в глаза, чтобы не опознали.

— Да, личико-то твоё было неузнаваемо, — заметила я.

— Не моё. Тогда не моё. А теперь и моё неузнаваемо: как видишь, я пластику сделал.

— А кто тебя заказал?

— Водолей.

Значит, Сергиенко был прав. Хорошо знал и мог оценить обстановку в родном городе Питере. Не в нефти дело. Хотели убить посредника между заказчиками и киллером, а не новоявленного нефтяного магната.

— А кому, знаешь?

— Знаю, только опять же тебе свою головку не следует этим забивать.

Я задумалась. Я была практически уверена, что новым связным после Сергея, стал дядя Коля. В таком случае все объяснимо: кладбищенский бомж берет записочку из плиты, доводит до сведения…

Но до чьего сведения?

— Ну а киллер-то кто? — Я переводила взгляд с дяди Коли на Сергея.

Они оба рассмеялись, потом я заметила, что они смотрят куда-то за моей спиной. Я резко повернулась. В дверях гостиной стоял Геннадий Павлович. Он слышал мой последний вопрос.

— Ну какая ты любопытная, Наташа! — воскликнул он вместо приветствия. — Все-то тебе знать надо. Киллера ей, видишь ли, подавай.

— Вы, что ли? — от балды спросила я, ни секунды не веря в то, что нефтяной король ещё и постреливает заказанных бизнесменов и авторитетов на досуге.

Трое мужчин молчали. Неужели я попала в точку? Неужели Геннадий Павлович? Зачем ему самому? Но неужели сам?! Но с другой стороны… Не пьёт, даже на банкетах-фуршетах, не курит, выглядит великолепно, находится в прекрасной физической форме, то в тир, то в спортзал заниматься ходит… Я внимательно оглядела его.

— Ну как, удовлетворена осмотром? — насмешливо спросил Дубовицкий, устраиваясь рядом с дядей Колей.

73
{"b":"30993","o":1}