ЛитМир - Электронная Библиотека

— А стресс снимаете с девчонками? — уточнила я.

— Ну, у каждого есть свой маленький пунктик… Мне нужен вот такой отдых… У богатых свои привычки.

Бедные девки, служат для расслабления этого чудовища… И Сергей был у него посредником? Держит он его, что ли, чем-то? Или это была плата за долю в нефтяном бизнесе?

Правда, судя по дальнейшей беседе и отношениям между Сергеем, Дубовицким и дядей Колей, я поняла, что они не только партнёры, но и друзья, а Геннадий Павлович, объективно говоря, может быть очень мил. Но я его ненавидела так, как только можно ненавидеть человека. Такие монстры просто не должны ходить по земле. Мне хотелось его убить. Перед глазами проплывали картины: ванна, полная крови, и труп Лили в ней; Рута, безвольно лежащая на кровати в огромной комнате; Катя в бассейне; обнажённая Мулатка, появляющаяся из своей комфортабельной камеры. Оксанка, Сулема, Лютфи и снова Л идя, покончившая с собой…

Пока я сидела, погрузившись в свои размышления, мужчины обсуждали случившееся в ресторане после нашего срочного отъезда. Джон бросился меня искать, попытался устроить дебош, Дубовицкий вызвал полицию. Бедный Джон. Что его теперь ждёт? Правда, жалела я его преждевременно. Когда я поинтересовалась, почему господа так ополчились на ни в чем неповинного американца, мужчины долго смеялись. Наконец Сергей заявил:

— Нам, Наталья, совсем ни к чему, чтобы ни в чем неповинное, по твоему выражению, ЦРУ ходило по нашим пятам.

У меня опять округлились глаза, и я переводила ошалелый взгляд с Бондаря на дядю Колю, а потом на Дубовицкого.

И тут из памяти опять всплыла та статья, которую на берегу речки читал Вахтанг Георгиевич. Как он тогда сокрушался, что сам раньше не сообразил провернуть сделку: обойти санкции ООН и «толкнуть» иракскую нефть. По всей вероятности, поиметь с этого можно было очень много, и у кормушки хотело оказаться слишком большое количество лиц, но кто-то среагировал первым.

— У нас была партия нефти из Ирака, — подтвердил мои подозрения дядя Коля.

Значит, первыми сообразили мой Серёжа и компания. Но это, естественно, не давало покоя конкурентам и американцам.

Оказалось, что американцы ошиблись в определении виновных. На самом деле следовало обратить свои взоры на Сергея Бондаря, Геннадия Павловича, дядю Колю и Волошина, а они посмотрели не туда… Может, просто ещё не успели во всем разобраться? Им бы объединить усилия с Никитиным и Шулманисом, а они, наоборот, их разработку начали…

В общем, Серёжа бросил свои компьютеры и окунулся с головой в это рискованное, но сверхприбыльное дело. Да, ради таких прибылей (остров смог купить!) стоило устраивать исчезновение и жить в эмиграции. Но может, все-таки убивали новоявленного «нефтяника», а не посредника, знающего слишком многое? А в принципе, какая мне разница? Заказчика-Водолея тоже заказали, а теперь уже и заказ выполнили…

— Хорошенькая компашка, правда? — тем временем спрашивал Сергей. — И как ты во все это влезла? Агенты ЦРУ, бывший кагэбэшник, латышские спецслужбы и бандитская команда банкира Сергиенко, усиленная бойцами Водолея? Представляешь вопли западной прессы, если журналюги что-то пронюхают и ещё приплетут сюда белокурую Наташу?

Да, просто сценарий о русской мафии. Западная пресса могла бы штамповать миллионные тиражи.

И тут я вспомнила про заколку. Должна ли я предупредить Сергея? И дядю Колю? На Дубовицкого мне было плевать, я как раз хотела, чтобы ему хорошенько досталось.

Я долго мучилась, но так ничего и не сказала, решив: будь, что будет.

Как судьба распорядится… Никитин столько для меня всего сделал и человек он хороший, как второй отец мне, да и к Марису Шулманису душа лежала. Я ведь могла с ним остаться. Я вспомнила наши приключения на заводе, на даче Дубовицкого, в Финляндии… Но Сергей, с другой стороны… Я же только о нем и мечтала, чтобы он жив был… Нельзя же допустить, чтобы его теперь в самом деле убили! И Вахташу жалко! Вахташу, наверное, больше всех. Он мне как второй отец, нет третий, второй — дядя Саша. Отцов-то у меня сколько, прости Господи! Из памяти всплыло время, проведённое вместе с Чкадуа в Латвии, наши долгие разговоры…

Дубовицкий пусть подыхает. Вот дядя Коля вызывает симпатию. Про Сергея не говорю… Но почему Сергей и дядя Коля связались с Дубовицким?! Почему я должна выбирать: они или дядя Саша с Вахтангом? Кто мне дороже?! Да провалилась бы эта нефть к чёртовой матери! Правда, именно оттуда её и добывают.

Я смолчала, понадеявшись, что у дяди Саши и компании не найдётся достаточных ресурсов и средств для организации атаки на остров, а Никитин, Шулманис и Сергиенко — люди умные, своим животом рисковать не станут, если не уверены в победе.

Я зря надеялась.

Атака началась в три часа ночи: любит дядя Саша ночные выступления.

Правда, тут, конечно, следовало какие-то суда нанять, да и находились мы все-таки не у родных берегов, где на стрельбу на острове никто может вообще не обратить внимания.

…Прошлым летом, помню, поехала к подружке в гости, дом её пятиэтажный — в смысле «хрущевка» — стоит на берегу карьера в городской черте. А на другой стороне — лодочная станция и пустырь, за пустырём — забор, потом — железная дорога. Приехали ребята на «стрелку», чего-то не поладили, стрелять начали, дежурного на станции заодно подстрелили, лодки все сожгли. Жители дома припали к окнам, наблюдая за сценами боевика в природных условиях, а милиция даже не приехала. Пожарные прикатили, лодки потушили, мужика «скорая» забрала. А ментам-то что было там делать? Рядовое происшествие…

Но мы находились в Греции, и я подозревала, что греческие полицейские не воспримут перестрелку между гостями страны в порядке вещей. Кстати, надо будет потом выяснить, гражданином какой страны теперь является Сергей и как его звать-величать. Какую фамилию мне брать придётся, если замуж возьмёт.

Как я поняла, Сергей, дядя Коля и Дубовицкий знали о том, какой арсенал может быть у нападающих, и были готовы отразить атаку. Дядя Саша привёз в Грецию свои любимые «сюрпризы» в бутылках из-под шампуня, в подвале виллы я видела полный комплект стреляющих приспособлений. «Станет ли Вахташа участвовать в штурме со своим фамильным кинжалом, спасая меня?» — подумала я.

И тут я вспомнила, что совсем недавно видела Чкадуа, беседующего с Сергеем и дядей Колей. Я задала интересовавший меня вопрос.

— О, Вахтанг Георгиевич! Вай, какой мужчина! — рассмеялся Сергей.

— Вахташа — мой друг и названый отец, — заявила я. Как я уже говорила, мне совсем не хотелось, чтобы с ним что-то случилось и он пострадал от одной или другой стороны.

— Пошли, что-то покажу, — позвал Сергей, пока Дубовицкий с дядей Колей готовились к встрече Никитина и компании.

Я не знала, за кого болеть. Я многое отдала бы за то, чтобы эта встреча закончилась мирно, но на подобный исход рассчитывать не приходилось.

Мы с Сергеем поднялись на второй этаж. Милый тихо распахнул одну из дверей, приложил палец к губам и кивком головы показал, что следует заглянуть внутрь.

Вахтанг Георгиевич спал, разметавшись посреди широченной кровати, по обеим сторонам его посапывали две грации.

Я с большим трудом сдержала смех и почувствовала огромное облегчение.

Хоть Вахташа здесь. И не участвует в штурме острова. Но тогда… Всевозможные мысли проносились у меня в голове. Мне стало понятно, откуда Сергей, Дубовицкий и дядя Коля знают про арсенал Никитина и Шулманиса. Вахтанг их продал? Но как же так?! Они же ему помогли! А он платит им чёрной неблагодарностью. Или его с самого начала внедрили во вражеский лагерь? Он — человек Дубовицкого и работал только на него? Но кто тогда стрелял в Чкадуа на территории металлопрокатного завода?

Я не успела найти ответов на свои вопросы, потому что Сергей взял меня за руку и повёл назад. Мы не стали спускаться вниз. Остановившись у двери напротив лестничной площадки, Сергей толкнул дверь — и мы оказались в спальне, похожей на ту, где мирно спал Вахташа.

74
{"b":"30993","o":1}