ЛитМир - Электронная Библиотека

Это настроило Николаича на литературно-цитатный лад.

– Вот что, Ляксей, – сказал он, – ты не медаль, у меня на шее висеть. А иди-ка ты в люди.

– Финал подкрался незаметно, – поддержал беседу грубоватый Гарик.

Снова нависла неловкая пауза, потому что наступила моя очередь говорить, а говорить мне, в общем-то, было не о чем.

– Ну ладно, – Гарик сделал глубокий вдох, потом выдох, потом снова вдох и наконец произнёс. – Давайте вы, Николай Николаевич.

– Андрей, у нас у всех большие проблемы. Может так случиться, что нам всем придётся… э-э-э…

– Влететь на большие бабки! – не выдержал Гарик.

– И это тоже. И вообще, разъехаться отсюда в разных направлениях и по чужим документам.

– Только это всё равно не поможет.

– Обождите, – перебил я это мучительное поочерёдное произнесение слов, – я, конечно, не Гарри Семёнович – мыслей не читаю, но на ваших физиономиях очень разборчиво написано, что вы явно чего-то хотите от меня. Ну?

– Хотим, Андрей Валентинович, очень хотим, – Николаич даже вспотел от облегчения. – Нам придётся воспользоваться вашим даром, чтобы остановить одного типа.

При этих словах из угла, в котором пряталась Маша, раздался сдавленный рык. Медленно и пружинисто ступая по линолеуму, она надвигалась на нас с явным намерением вцепиться в рожу всем троим одновременно. Даже глаза её, казалось, светились хищным рысьим огнём.

– Вы что, совсем сбрендили? – ласково поинтересовалась она.

Народ подался назад.

– Его же ещё полгода готовить надо! Он же ни черта ещё не понимает.

– Единственный способ научить ребёнка плавать – это бросить его в воду! – преувеличенно весело возразил Гарик.

– Ага, – Маша уже не говорила, а шипела, – а ещё можно воспитать у тебя иммунитет к огнестрельному оружию. Методом контрольного выстрела в голову!

– Машенька, – досадливо поморщился Николай Николаевич, – у нас нет другого выхода. Не волнуйся, он справится.

Мне всё это стало надоедать.

– Послушайте, я имею право голоса? Или вы сами решите, что я буду делать?

Вся троица обернулась ко мне с некоторым удивлением на лицах. Похоже, наличие моего мнения явилось полной неожиданностью.

– Это я к тому, что если решать мне, то хотелось бы подробностей. Кого это вы мной собрались останавливать? Куда у меня нет другого выхода? Что за опасность?

Дальше пошёл допрос по всем правилам Лубянки. Я угрожал, переходил на доверительный тон, шантажировал – разве только наганом перед носом не размахивал. Они не выдержали. Они начали колоться.

В результате выстроилась интересная картинка. Оказывается, наш миляга Гарик является теневым хозяином казино «Жар-птица». И повадился туда в последнее время один везунчик. Какую ставку не сделает – всё в десятку. Сначала решили – талантливый шулер (были прецеденты). Секьюрити три дня на ушах стояли, чуть не в зубы ему рентгеном светили – никакого эффекта. Тогда Гарик смекнул, что в гости к нему заявился «топор».

Это тоже особой трагедией не было. Для таких случаев в штате Гарика работало несколько неплохих компенсаторов. За прошлый год они дважды выручали казино от серьёзных проблем. Но на сей раз коса нашла на такой камень, что только искры посыпались. Всё, чего им удалось – это «потушить» несколько мелких ставок. И странная штука: только компенсатор настроится на этого «топора», как у него начинаются неприятности. Одну девчонку – менеджера зала – даже госпитализировали с аппендицитом.

В отчаянии Гарик бросился уговаривать Машу. Чем он взял эту несгибаемую и вечно занятую женщину, не знаю. Но только кончилось это всё плачевно. Гарик порывался было рассказать подробности, но нарвался на глухой Машин рык и предпочёл отделаться общими фразами о «полной заднице».

Честно говоря, к концу допроса я начал чувствовать некоторое разочарование.

– Так что, эта вся паника только из-за денег?

– Не из-за денег, а из-за де-нег! – взревел воротила игорного бизнеса. – Из-за таких де-нег, что тебе и не чудилось! Они по нам по всем проедут, даже не заметят!..

Я уже начал бояться, что дело перейдёт на личности (вернее, на мою личность), но в разговор вступил менее меркантильный Николай Николаевич:

– Деньги и правда огромные. Но это ещё не все. Главное, уж больно ловко он это всё обделывает. Либо мы имеем дело с суперменом, либо…

– Да не один он работает, не один! – вскинулась Маша. – Меня никто не смог бы… У него на подхвате люди есть! И усилителей не меньше трёх! И корректировщик! Скажи, Гарик!

– Ну, в общем. Маша права. Когда он её… то есть он на неё среагировал… Ну, короче, это не он сам реагировал. Он не отвлекался, только за шариком следил. И всё прикидывал, каким макаром мои денежки пропивать будет, сука!

– Нажитые непосильным трудом! – не удержалась Маша.

– А ты попробуй! Знаешь, какая работа нервная! День и ночь! Это тебе не гаражи страховать от цунами!

– Спокойно! Я свою работу качественно делаю. Ни одного страхового случая за последние два года!

Николай Николаевич понял, что пришло время предоставить небо птицам.

– Извините, что прерываю. Давайте вернёмся к нашим проблемам. А то Андрей Валентинович, похоже, не до конца оценил масштабы. Если нам попался супер, это ещё полбеды: с одним супером можно как-то справиться. А вот если права Маша, то мы имеем дело со слаженной организацией, которая своим «топором» может много дров нарубить. Таких дров, что… Словом, плохо будет.

Я по-прежнему не осознавал масштабы. Подумаешь, обчистит эта банда пару казино, ну в лотерею выиграет, и что?

– Да что вы так дёргаетесь? – удивился я. – На хитрую дырку найдётся болт с резьбой. Или история не знает прецедентов?

– Молодой человек, – устало проговорил Николай Николаевич, – история знает прецеденты. Больше того: она вся из таких прецедентов и состоит. Первый достоверно установленный «топор» – Александр Великий, царь Македонский, последний – Джон Кеннеди. И не каждый раз мы успевали вовремя находить, как вы изволили выразиться, болт с резьбой.

Некоторое время я осознавал услышанное. Для дурацкой шутки всё это звучало слишком грустно, но и на правду похоже не было. Оно, конечно, Александр Македонский – герой…

– Погодите! – взмолился я. – Вы несёте какую-то чушь! И вообще, при чём тут я? Я не хочу в это впутываться! Я не идиот!

– Видите, – тихонько сказала Маша, – он ещё совершенно не готов.

– Да,? – так же тихо ответил Николаич. – Только это уже не важно.

– Против лома нет приёма, если нет другого лома, – добавил Гарик.

И я понял, что моё решение на самом деле никого не волнует.

7

Наш военный совет напоминал совещание начальников штабов пионерской военно-спортивной игры «Зарница». Участники подпрыгивали от возбуждения, махали руками, горели глазами и вдохновенно несли полную околесицу. Околесица встречалась всеобщим одобрением и тут же фиксировалась на бумаге трудолюбивой Машей. Я больше помалкивал, потому что перед началом этой катавасии мне твёрдо объяснили, что это и не катавасия вовсе, а «мозговой штурм». И состоит штурм из двух этапов: вначале люди предлагают всё, что им в голову взбредёт, а уже потом предложенную чушь начинают критиковать и анализировать. С непривычки я попытался было сразу внести нотку здорового скептицизма, но моментально получил по сусалам и погрузился в размышления.

Где-то на задворках памяти сидела неясная, но обидная заноза. Часто так бывает: ты помнишь, что что-то помнишь, но не помнишь, что именно. В конце концов мне надоело ловить утерянную мысль за хвост, и я переключился на «мозговой штурм», хотя мозгами в нём, по-моему, и не пахло.

В данную минуту ораторствовал Гарик:

– …и вот хочет он водки – а мы ему канистру водки! Хочет он наркотиков – я ему кило отборного героина! Женщин любых в любом количестве!

– Точно! – подхватила по-женски коварная Маша. – А женщины ему в уши всё новые желания нашёптывать будут. Дескать, слабо с парашютом на Кремль прыгнуть! Или шлем Александра Македонского спереть!

4
{"b":"31006","o":1}