ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы… вы действительно колдунья? — спросил Мартино, когда Альбатрос оказался далеко позади.

— Да, колдунья, — подтвердила Моргенстерн. — А что известно вам, Мартино?

— Что? — переспросил он с мечтательно-восхищенным выражением лица.

«Черт с ней, с язвой майора Грубера», — подумала она.

— Все, что вам рассказывали на ночь, когда вы были маленьким. Сказки про фей, драконов, чудовищ и клады, спрятанные у подножия радуги…

— Что?

— Все это было правдой.

ДЕСЯТЫЙ ЧЕЛОВЕК

Они выбежали из Хрустального Дворца. Мартино не переставал изводить ее вопросами. Моргенстерн было трудно отвечать — она спешила и едва дышала.

— Как Палладио изменил свой облик?

— С помощью заклинания.

— Как вы это открыли?

— Инстинкт.

— Разве… Вы мне покажете, что видела Мэри Грэхем перед смертью?

— Покажу, что видели следующие жертвы, если мы не поторопимся.

Напарник без труда переварил тот факт, что Роберта отличалась от прочих смертных. Быть может, даже слишком быстро переварил. Она остановилась перед ним, когда он спросил, как становятся колдуньей или ее мужским эквивалентом.

— Мартино, колдуном не становятся. Могу вас научить нескольким фокусам, если хотите. Но прежде нам надо схватить Потрошителя. Если бы у вас было средство побыстрее доставить нас к собору Святого Павла… Но не просите меня о полете, — предупредила она.

— Прекрасная мысль, прекрасная, — согласился он. — Но она не пришла мне в голову.

Он нагло врал.

На Серпентайне, пересекавшем Гайд-парк, ждало несколько конных экипажей. Мартино бросился к фаэтону и выхватил из рук кучера вожжи. Вероятно, он представил очень убедительные аргументы, поскольку мужчина бросился прочь. Мартино сел на его место, щелкнул два раза кнутом и подогнал фаэтон к застывшей на месте Роберте.

— Быть может, миледи соизволит сесть? — бросил он.

Колдунья вспрыгнула на подножку и уселась рядом с новоявленным кучером, подозрительно глядя на него.

— Что вы сказали этому бедняге?

— Ничего особенного, вспомнил детские проказы.

— Послушайте, Мартино, не ломайтесь каждый раз, когда вас спрашивают.

Напарник отвернулся. Роберта видела лишь его спину и сотрясающиеся плечи. Он повернулся к ней. Колдунья завопила. Выпученные глаза, перекошенный рот, пена на губах и затрудненное дыхание.

— Ням-ням-ням, — отчеканил он.

Роберта расхохоталась.

— Сейчас вспомню, — сказала она. — Мажордом Франкенштейна.

Мартино провел ладонью по лицу, и ужасная маска исчезла как по волшебству.

— Беглый каторжник из Бентхэма. Он срубает головы прохожим и вешает себе на пояс.

— У вас немало скрытых талантов, господин Мартино.

Он пожал плечами:

— Буду откровенен. Родители почти меня не беспокоили.

Он с задором поднял кнут и щелкнул им над головами двух доходяг. Те припустили к домам у границы парка быстрее, чем им позволяла осторожность.

Мартино управлял фаэтоном, как своим автомобилем, словно безумный самоубийца, которому наплевать на жизнь остальных. Жители исторического города шарахались в сторону, понося его последними словами.

— Смотрите! — воскликнула Роберта, указывая на небо.

Альбатрос летел прямо над ними, когда они пересекали Пиккадилли-Сёркус.

— Как вы полагаете, он летит к собору Святого Павла? — спросил Мартино.

— Палладио хочет пригвоздить нас к позорному столбу. Мы должны успеть раньше его!

Мартино ворвался на запруженную народом улицу больших магазинов. В конце ее виднелся купол собора. Следователь не обращал внимания на свистки бобби и гнал лошадей сквозь толпу. Ему казалось, он рассекает миражи с зонтиками и в каскетках. Но они продвигались вперед.

Вдруг послышалось жужжание вибратора — он заработал, указывая, что метчик обнаружил убийцу. Мартино быстро извлек коробочку из пиджака, открыл ее и с кривой улыбкой заглянул внутрь.

— Ага! Я тоже колдун, мисс Моргенстерн. Могу сообщить вам, что мы движемся в правильном направлении. Эге-гей!

В коробочке возникло голографическое изображение города. В месте расположения собора мигала красная точка.

— Метчики? Вы запустили метчиков в Лондоне? — возмутилась Роберта. — Вы забыли о предупреждениях Симмонса?

— Я их внимательно выслушал, — осторожно ответил Мартино.

Они вырвались из людной улицы и оказались у паперти собора. Гигантская эспланада было до странности пустынна. Над куполом собрались темные облака, образуя завесу. Солнце исчезло в то мгновение, когда Мартино остановил фаэтон у ступенек, ведущих к зданию.

— Наш человек прекрасно выбрал декорации, — с дрожью произнес следователь.

Он спрыгнул на землю и помог колдунье спуститься.

— Никаких следов Альбатроса, — продолжил он, вглядываясь в небо.

Его коробочка вновь завибрировала. Он открыл ее и вскрикнул. Первая красная точка застыла на месте. К куполу приближалась вторая. Она двигалась по соседней улице.

— Две точки? Невозможно. Метчики не могут ошибаться.

Роберта глянула на картинку через его плечо.

— Разберемся позже. Вы займетесь второй, а я — первой.

— Не знаю…

— Без возражений, или превращу в жабу! Роберта взбежала по ступенькам собора. И сразу направилась к боковой двери, открыла ее и бесшумно проскользнула внутрь архитектурного памятника.

Неф был погружен в нереальный полумрак. Ряды стульев походили на молящихся. По обе стороны зала два прохода были затянуты непроницаемым для взгляда мраком. Роберта затаила дыхание и прислушалась, насторожив все чувства.

Святой Павел пел. Камень потрескивал под давлением огромной тяжести. Ветер с шорохом овевал колонны. Кресла и сиденья отвечали скрипом.

Роберта вздрогнула, услышав смех. Он доносился с хоров. Колдунья приблизилась к поперечному проходу и, спрятавшись за пятиметровой статуей евангелиста, огляделась. На лестницу, устроенную внутри огромного столба, опоры купола, вступила какая-то женщина. За ней следовала темная тень, закутанная в плащ. И тут же исчезла.

Роберта сосчитала до десяти и пересекла пятно бледного света. Прижалась к столбу с. лестницей и прислушалась. Глухой шум дыхания. Новый смех, который внезапно оборвался.

«Старушка, пора переходить к действию», — решила она.

Она вспомнила заклинание, с помощью которого собиралась поймать убийцу, и побежала вверх по лестнице.

Мартино шел по улице, огибавшей собор, пользуясь открытой коробочкой, как компасом. Он упрямо двигался за красной точкой. Еще несколько шагов, и он увидит убийцу. Одного из убийц. Странное дело: метчик мог засечь лишь одного убийцу, поскольку у каждого был свой генетический код…

Под влиянием внезапного импульса он спрятался в подворотне в момент, когда на улицу прямо перед ним вышел бобби.

Мартино облегченно вздохнул. Это действительно был бобби в черном плаще и шлеме.

— Эй, вы! — крикнул он, выходя из укрытия. Бобби остановился, но не обернулся. — Простите.

Мартино, семеня, подбежал к нему.

— Я — следователь. Мы с коллегой ищем убийцу. Она в соборе, а…

Мартино замолчал. Коробочка опять заверещала. Он открыл ее. Кроме точки в соборе и точки прямо перед ним, появились еще два огонька — один рядом с памятником, второй — вертикально над ним.

Он поднял голову, услышав рев миллионов насекомых. Альбатрос с погашенными огнями пролетал над ним.

— Я… — успел он проговорить и тут же получил нокаутирующий удар в челюсть, отправивший его на землю.

Роберта поднималась по лестнице с невероятными предосторожностями. Бойницы в столбе позволяли видеть каменный пол хоров, уходивший вниз с каждым поворотом. Внезапно лестница закончилась площадкой. Мужчина стоял спиной к Роберте. Он наклонился над чем-то и ворчал.

«Опоздала», — решила колдунья. Она вгляделась в стены площадки и вполголоса произнесла подготовленное заклинание:

13
{"b":"31008","o":1}