ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот как? А… что бы вы сделали, будь здесь крысы?

Роберта поудобнее устроилась в кресле. Парнишка не ломал комедию. И торопливо ответила:

— Что, если бы были, Мартино? Что вы хотите сказать?

Суровый тон Моргенстерн на мгновение отрезвил его, и он понял, что пора прекратить игры.

— Я видел крысу. Она пряталась под трупом Мэри Грэхем. И ужасно меня напугала.

Роберта вскочила с места, схватила Мартино за лацканы пиджака и тряхнула, как грушу, хотя он был на голову выше ее.

— И только сейчас вы мне об этом говорите? Она отпустила его и быстрыми шагами вышла из зала. Но вначале, не оборачиваясь, крикнула:

— Одной смерти можно было бы избежать, Мартино. Подумайте, может, у вас на совести есть еще одно признание?

Молодой человек недоуменно заглянул в стакан. Какая муха укусила колдунью? Он выплеснул остаток виски в камин и бросился догонять напарницу. Поленья вспыхнули багровым пламенем, как только спиртное коснулось огня. Пламя походило на уродливую маску с рогами.

— Вы можете объяснить, что мы делаем в два часа ночи на Темзе? — приглушенно спросил Мартино, засунув руки глубоко в карманы пальто. Он поднял воротник до самых ушей, а колени с силой прижимал друг к другу.

Они сидели на корме небольшой паровой шлюпки, плывущей вверх по течению. Деревянное суденышко разрезало густой туман, не позволявший видеть далее пяти метров. Слышались только постукивания двигателя, посвистывания моряка и ругательства Мартино. Разрыв в стене смога позволил рассмотреть темную массу Лондонского моста, проплывшего у них над головой. Две башни выглядели как два громадных часовых.

— Вы уверены, мадам, что собираетесь именно туда? — вновь спросил рулевой. — В наши времена вряд ли будет осторожным отправляться к ромам.

— Ромы? — воскликнул Мартино.

Туман немного рассеялся. Вдруг перед ними стало чисто — они входили в бухточку, ограниченную пилонами, расположенными в шахматном порядке. Опоры были покрыты плотным слоем раковин. Посреди бухты виднелся понтон. На нем явно жили, поскольку горело несколько факелов и виднелись три барака. Рядом с первым понтоном находились еще два, соединенные с первым веревочными мостиками. Рулевой подвел суденышко к полуразрушенному причалу.

— Я вас высажу, но ждать не буду. Попросите их доставить вас обратно.

Роберта протянула моряку фунт и в сопровождении Мартино спрыгнула на причал. Шлюпка тут же отошла от причала и растворилась в тумане. Колдунья поднялась на понтон. Ее с радостью встретил невысокий сгорбленный человечек с морщинистым лицом, стоявший на верхней ступеньке.

— Добро пожаловать, Шовехани Дей, — произнес он.

— Здравствуй, — ответила Моргенстерн.

Ром кивнул в сторону Мартино.

— Малыш хороший, — объяснила Роберта, потрепав молодого человека по плечу.

— Конечно, хороший парень, — капризно проворчал последний, отстраняясь от напарницы.

— Пришли из-за волка? — спросил ром.

Роберта кивнула. Мужчина пригласил их последовать за ним.

— Что мы здесь делаем? И кто эти люди?

— Охотимся на волка, — ответила Роберта. — А кто волк, догадайтесь.

Они вышли на площадку между тремя бараками. В металлической бочке горел огонь. Несколько человек спали, закутавшись в одеяла. Ром сел рядом с бочкой. Моргенстерн и Мартино уселись рядом.

— Чем можем помочь, чтобы избавиться от демона? — спросил хозяин.

— Демона? — переспросила Роберта, вынимая руки из муфты и протягивая их к огню. — Разве мы имеем дело не с человеческим существом?

Мужчина несколько секунд смотрел вдаль.

— Вы гоняетесь за призраком, — ответил он, — за отродьем звезды. Будь это человек, мы давно бы свели с ним счеты. Итак, чем мы вам можем помочь?

Роберта склонилась над бочкой. Ее лицо с выступающими скулами, освещенное снизу, действительно походит на лицо колдуньи, прилетевшей на шабаш, подумал Мартино, наблюдая за ней.

— Мне нужен Густавсон, — сказала она.

Мужчина улыбнулся, встал и, не произнеся ни слова, исчез в одном из бараков.

— Густавсон? — спросил Мартино. — Что еще за штука? Волшебное оружие?

— Нечто вроде.

Мужчина вернулся, держа что-то в руках. Он протянул это что-то Роберте, которая с осторожностью приняла невидимый предмет и принялась поглаживать его. Мартино раздирало любопытство. Он встал и подошел к колдунье. Наклонился. Роберта без предупреждения сунула предмет ему под нос. Мартино отпрыгнул назад.

— Еж! — завопил он. — Грязный еж!

Спящие заворчали. Мартино продолжил тихим голосом:

— Ненавижу ежей. Еще с детства. В них полно блох.

Роберта улыбалась. И словно прислушивалась к внутреннему голосу.

— Он говорит, что тоже вас не любит. По его словам, вы дурно пахнете. — Ром рассмеялся. — Вы действительно дурно пахнете. Где вас угораздило подцепить такой запах?

Мартино понюхал свой пиджак, наблюдая за ежом, который уютно устроился в складках платья Роберты. Он решил проигнорировать слова рома, сочтя, что молчание будет лучшим выражением презрения.

Роберта поглаживала иголки ежа, напевая странную песенку. Через несколько минут еж поднялся на коротеньких лапках, зевнул и спрыгнул на понтон. Потрусил к бараку и скрылся позади него.

— Теперь осталось только ждать, — объявила Роберта, улегшись на пол и положив муфту под голову.

Ром тоже приготовился ко сну. Мартино не собирался следовать их примеру, не понимая, что происходит.

— Ждать чего?

— Новостей от Густавсона, — ответила Роберта сонным голосом. — Это — еж-телепат, Мартино. Он опросит знакомых крыс. Если хоть одна видела убийцу, они уже все знают, где прячется убийца. К завтрашнему утру Джек будет обнаружен. А теперь спите. Последний раунд потребует от нас всех сил.

— Еж-телепат? — Он никогда не читал ничего подобного ни в одном учебнике и, обратившись к звездам, повторил вопрос: — Еж-телепат?

Усталость оказалась сильнее сюрприза. Через несколько минут его храп присоединился к хору, сотрясавшему понтон.

Мартино дрался с бобби. Как часто во сне, его кулаки молотили по воздуху. Уверенный в себе бобби улыбался. Он распахнул плащ, открыв жилет со змееобразным рисунком. Мартино был парализован, словно опутанный липкой паутиной, околдован рисунком. Лицо бобби преобразилось. Ему улыбалось пергаментное лицо Палладио. Его рот превратился во влажную бездну, в которую его втянуло.

— Ой!

Он вскочил на ноги, чтобы избавиться от кошмара. Небо было молочно-белым на восходе. Остальные продолжали спать. Мартино потянулся и поглядел на понтоны, затянутые утренним туманом.

Следователь отошел от бочки и скользнул за барак. «Только лагуна и я», — удовлетворенно подумал он, расстегивая ширинку и посылая струю далеко в воду.

Он застегивал ширинку, когда между его ног с пронзительным верещанием проскочил колючий шарик. Мартино инстинктивно отпрыгнул. Опереться было не на что, он замахал руками, потерял равновесие и рухнул прямо в сеть, наполненную бьющейся рыбой. Вонь здесь стояла ужасная.

— Пора возвращаться домой, — пробормотал он, с трудом выбираясь на понтон.

Когда он вернулся к центру понтона, Роберта выслушивала отчет Густавсона.

— Это вы, Мартино… Что с вами случилось? И откуда эта вонь…

— Знаю, ужасная.

Он извлек серебристую рыбу из кармана жилета и, не глядя, бросил через плечо.

— Во всяком случае, теперь у меня иной запах. Еж сказал? — спросил он, жалея, что тот говорил не под пыткой.

Роберта кивнула:

— Крысы следят за Джеком уже давно. Он живет в мертвом городе, в приюте красных детей.

— Мертвый город?

— Объясню по пути. Вы можете нас отвезти? — спросила она рома, который молча слушал их разговор.

— Конечно. Разве можно отказать такой Шовехани, как вы, — ответил он и подмигнул.

* * *

Моторка отошла от понтона и двинулась вверх по течению. Теперь они находились за пределами жилой части города и направлялись к центру лагуны. Здесь ничего не было, кроме серой воды.

15
{"b":"31008","o":1}