ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Десерт! Десерт! — рявкнул Мартино.

— Шшшшшш! — выдавил Горанфло.

Он повернулся к служанке и принял позу ученика-зубрилы.

— Мы вас с-слуш-шаем, мамзель.

Она склонилась к ним. Мартино подумал, что у нее и грудь тяжелая. А брюшной пресс — из железобетона от «Цемента Мартино». Охо-хо!

— Вторая буква… — оба собутыльника вытаращили глаза, — «Е».

На десять секунд воцарилась тишина. Горанфло и Мартино переглянулись и расхохотались. И никак не могли остановиться. Молодой человек задыхался. Плакал горючими слезами. Горанфло хохотал, держась за живот. Соскользнул со стула и брякнулся на задницу. Пытаясь подняться, схватился за скатерть и потянул ее на пол со всем, что на ней стояло.

Мартино, наверное, был пьян чуть меньше собутыльника, а потому пытался запомнить букву, названную служанкой. «М»? Нет. Эта была в Лондоне.

Быть может, «А»? Увы, мозг отказывался работать. Ну и черт с ней, с премией победителю. Лучше достойно завершить обед. Он принялся стучать по столу с криком:

— Вина! Вина! Вина!

Часы на Самаритянке пробили пять часов. Моргенстерн ждала Мартино, облокотясь о парапет моста. И поглаживала Ганса-Фридриха, еще не оправившегося от переживаний. Пять часов ровно, а следователя все нет!

Потом Роберта услышала рев, доносящийся с другой стороны моста. Из таверны выбрались два пьянчуги. Точная копия вывески: они шли, покачиваясь и поддерживая друг друга. Потом обнялись, расцеловались и разошлись в разные стороны. Один из них, шатаясь побрел в сторону Моргенстерн, которая никак не хотела верить глазам своим.

К ней шел до безобразия пьяный Мартино. Мост качался под его ногами, как палуба корабля во время качки. Но он храбро шел вперед, славный морячок, которому море по колено. Его целью, его маяком, его портом была колдунья. Никакие рифы и акулы не помешали бы ему добраться до причала.

Молодой человек остановился перед Моргенстерн, которая недоумевала, как он держится на ногах. Он хотел что-то сказать, передумал и расцеловал ее в обе щеки, а затем проговорил, растягивая слова:

— Вы-ы зде-есь.

Эти два слова потребовали от него таких усилий, что он едва не свалился на мостовую. Колдунья схватила его в последний момент и до крови ущипнула за руку.

— Эй! — проговорил пьяный Мартино, с трудом приподнимая веки. — Вы мне делаете больно!

— Вы нажрались до чертиков, Мартино.

— Не отлицаю, — ответил он с глупой улыбкой. — Может, у вас есть полошочек, чтой-то для плотлезветь? О-ля-ля.

«Критическая ситуация», — поняла колдунья. Пара пощечин не поможет. Ей нужен был Мартино, крепко стоящий на ногах. Она глянула на реку, текущую под мостом, к счастью, почти пустую.

Существовало древнее заклинание викингов для перепивших воинов, чтобы они могли пойти в бой. Оно было опасным, но действенным, как все северные заклинания, хотя и давало нежелательные побочные эффекты. Никто не знал после его произнесения, когда оно прекратит свою работу. Но у Роберты не было выбора. Мартино сам напросился. И ему, а не ей придется платить за разбитые горшки.

Колдунья прижала следователя к парапету, чтобы он не упал, и крикнула в сторону серой воды:

— Nudlok Gotli Tulsa, Gotli Valhalla Noisy Noisy.

Мартино приоткрыл один налитый кровью глаз и спросил, ни к кому не обращаясь:

— Чтоэтозатреп?

С поверхности реки взметнулись две руки, вращаясь, поднялись до парапета и схватили следователя. Оторвали от моста и бросили в пустоту. Моргенстерн отступила. Она не ожидала подобной свирепости. Потом наклонилась над водой, чтобы посмотреть, что сталось с беднягой в водах лагуны. Место, куда он упал, кипело. Вот уже десять секунд вода трепала его, как грязную половую тряпку.

— Наверное, переборщила, — произнесла Роберта.

Она уже открыла рот, чтобы выкрикнуть контрзаклинание, когда река подбросила следователя на пятиметровую высоту. Он выглядел окончательно протрезвевшим. Водяные руки держали его за талию. Роберта произнесла заклинание в обратном порядке, и Мартино поставили на мост рядом с напарницей.

Водяные руки вернулись в лагуну, и та вновь обрела вековое спокойствие.

— Как себя чувствуете? — спросила колдунья. Молодой человек оглядывался по сторонам, пытаясь понять, что с ним произошло. Роберта с жалостью глянула на него и велела одежде немедленно высохнуть. Клемана окутало паровое облако, которое тут же поднялось над его головой. Одежда его стала сухой и теплой.

— Как себя чувствуете? — повторила она.

«"Е", — подумал Мартино. — Вторая буква "Е". После "М"». Он так и не вспомнил, что только что испытал.

— Немного тряхнуло. Похоже, я понимаю, что произошло, но не осмеливаюсь спросить.

— И не спрашивайте. Хорошо. Пошли.

Она указала ему на причал под мостом. Туда вела каменная лестница. Против течения с пыхтением двигался паровой катер. Через час он должен был загрузиться теми жителями, кто желал вкусить удовольствий зачарованного острова.

— Нам надо добраться до Версаля. Именно там состоится следующая черная месса Ла Вуазен. Помните?

— Да, да, нормально. Пожалуйста, не кричите. — Молодой человек потирал лоб. — Помню. Но до сих пор не уверен, что мысль хорошая. Быть может, нам… не знаю… лучше предупредить Грубера?

— А! — хмыкнула Моргенстерн. — Под предлогом того, что астральный близнец ведьмы, сожженной в 1680 году, готовит черную мессу по всем правилам? Сегодня вечером? Милиция все равно не успеет прибыть, даже если Грубер решит дослушать меня до конца.

— А ромы? Ведь приносят в жертву их детей — именно это вы прочли в голове чудовища?

— Они могли бы нам помочь. Но не рассчитывайте на меня, чтобы собрать армию до девятнадцати часов и взять замок приступом.

— Почему?

— Потому что это невозможно. Версаль находится в часе хода катера.

— Мне это не нравится. Палладио скрывает свой облик. Потрошительница исчезает. Ла Вуазен появляется…

— Придется смириться. Мы гоняемся за призраками. И, по моему мнению, они продолжают водить нас за нос. А музыку заказывает граф.

Мартино вспомнил о первом впечатлении от графа. Пока они сидели за столом, молодой человек считал, , что общался с богом. И даже передавал ему соль.

— Думаете, что за всем этим стоит именно он?

— Не думаю, уверена.

— А если он лично поджидает нас в Версале?

Роберта вздохнула. Катер подошел к пристани.

Через час он уйдет в обратный рейс. У них не оставалось времени.

— Полностью согласна с вами, мой маленький Мартино. Этот зачарованный остров похож на западню? Ответ — да. Но вам следует задать себе иной вопрос.

— Не… А какой?

Колдунья заглянула в глаза напарника.

— Хороший вопрос звучит так: какую часть себя вы можете принести в жертву, чтобы спасти ребенка, которому сегодня вечером уготована смерть?

Катеру понадобился целый час, чтобы добраться до зачарованного острова. Сверкающий сад отражался в лагуне, напоминая о ярмарочном празднике, организованном на пустом месте. Моргенстерн и Мартино сошли на землю и добрались до двух гигантских гончарных ваз, указывавших вход во владения.

Они залюбовались Версалем Великолепным, где все было разрешено, а вернее, настоятельно рекомендовалось.

Вид открывался примерно на полмили. Несмотря на сгущающиеся сумерки, было светло как днем из-за факелов, стоящих вокруг цветников и отражающихся в бассейнах. Но окна замка оставались темными.

Удовольствиями потчевали снаружи. Повсюду стояли просторные палатки. На подмостках играли актеры, позаимствовавшие помпезные жесты у итальянцев. Поднявшийся ветер хлопал полотнищами палаток. Облака неслись с невероятной скоростью, то и дело закрывая луну, которая походила на белое пламя, задуваемое порывами урагана.

Толпа мгновенно рассосалась. По слухам, то, что разыгрывалось в кустах, было намного менее безобидным, чем скрипичные концерты вокруг бассейнов. Парочки и одиночки бродили по аллеям парка в атмосфере роскошного празднества. Каждый явился сюда насладиться в полном смысле этого слова. И Палладио ублажал их за их же деньги.

25
{"b":"31008","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Возвращение
Китти. Следуй за сердцем
Чего хотят женщины. Простые ответы на деликатные вопросы
Другая Элис
Бессмертники
Правила соблазна
Леонхард фон Линдендорф. Барон
Как развить креативность за 7 дней