ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она схватила матерчатую сумку и огляделась перед тем, как захлопнуть дверь. Вельзевул лежал между ванной комнатой и софой. И уже видел сны. Роберта захлопнула дверь квартиры, не заботясь о соседях.

Криминальный отдел занимал семидесятый этаж величественного здания коммунальных служб. Гигантский бетонный шестигранник торчал между главным управлением полиции и милицейской казармой. Как и полагается в воскресное утро, административный квартал выглядел вымершим. Редко ходящий трамвай высадил Роберту метрах в двухстах от здания. Она лениво направилась к нему, с наслаждением замедляя шаг и истощая запас ругательств в адрес майора Грубера с его срочными приказами.

Из поперечной улочки со скрежетом рвущегося металла вырвался болид. Его занесло в сторону, и он ринулся прямо на Роберту, которая в последний момент отскочила от несущегося на нее источника адского рева. Это было одно из тех механических чудищ, которые могли покупать лишь некоторые особо привилегированные варвары. Государство поддерживало выпуск таких машин. Поговаривали даже о росте их производства. Но Роберта точно знала, что этот пережиток, опасный для жизни ежей и людей, мог означать только конец цивилизации.

Она продолжила путь, наблюдая за машиной, которая, визжа шинами, затормозила у подножия большой лестницы здания коммунальных служб. Из него выпрыгнул молодой человек в кожаном одеянии и, прыгая через четыре ступеньки, взбежал по лестнице. Он постучал в дверь. Не добившись ответа, спустился к автомобилю, порылся в «бардачке», достал из него клочок бумаги, заглянул в него, неторопливо взошел наверх и снова постучал в монументальную бронзовую дверь. Потом вновь спустился…

— Что это за чучело? — обратилась Роберта к молчаливой безбрежности.

Она остановилась у подножия здания, пройдя мимо пышущей жаром машины и бросив на нее любопытствующий взгляд. Следовало признать, автомобили выглядели неплохо.

— Эй! Вы! — крикнул ей молодой человек.

Ему едва исполнилось двадцать пять лет. Красивая мордашка, почти не потрепанная жизнью. Ни единого видимого шрама, а под броским дорогостоящим комбинезоном шофера наверняка нежная персиковая кожа. Роберта остановилась и, не произнося ни слова, принялась ждать. Парень потрясал бумагой. Колдунья разглядела на ней штамп Министерства безопасности.

— Мне велели явиться в здание коммунальных служб, — начал он. — Но никто не отвечает.

— Воскресенье. Здание пусто.

Бессовестная ложь. Но она не собиралась помогать этому наглецу. Повернулась к нему спиной и направилась к настоящей двери, деревянной и потайной, которая пряталась под лестницей. Дважды постучала. Бесшумно открылся глазок. Привратник узнал колдунью и открыл ее. Дверь захлопнулась за ее спиной.

— Это уж слишком! — выругался молодой человек.

В свою очередь ринулся к двери и дважды постучал, как сделала его предшественница. В глазке показался глаз привратника.

— Чего вам?

Молодой человек прижал бумагу к глазку.

— Клеман Мартино. Меня вызвали в Криминальный отдел. Необычайно важное дело. Затронута безопасность страны.

Привратник вздохнул и закрыл глазок. Роберта, застыв в полумраке, молчала.

— У него приглашение. Я не могу оставить его снаружи.

Колдунья задумалась. Мартино. Это имя что-то ей говорило. И его вызвал Грубер? Одновременно с ней и с той же поспешностью?

— Я немного обгоню его. — Она похлопала привратника по спине. — Кстати, как твоя спина?

— Значительно лучше после твоей мази! — Он дал ей знак идти. — Давай. Я немного помариную его.

Лифт вознес Роберту на семидесятый этаж. Она вышла из кабины, колеблясь, решиться или нет на глупую проделку, противоречащую элементарным правилам гражданского поведения. Этот кретин едва не раздавил ее своей громыхающей колымагой. Она заблокировала лифт, нажав на кнопку остановки, а потом легким шагом направилась к двери из матового стекла, на которой было написано «К. О. Входите без стука».

— Моргенстерн! Не очень вы торопились!

Грубер, одетый в вечный серо-черный костюм с иголочки, сидел за столом эбенового, дерева, втянув шею в плечи. Роберта не помнила, чтобы хоть раз видела его не за этим столом и в другом костюме. И каждую фразу он подкреплял восклицательным знаком.

Роберта села, разложила сумку на коленях и стала ждать. Пять минут прошли в полном молчании. Потом послышалось учащенное дыхание, несколько ударов в дверь. На лице майора появилась злая усмешка.

— А вот и наш юный авантюрист. Входите!

Клеман Мартино вошел в кабинет. Он был бледен, истекал потом, ноги его дрожали. Он постарался встать навытяжку перед майором.

— Клеман Мартино, сержант-редактор в отделе кон… контрактов, Министерство безопасности.

— Контрактов! — воскликнула Роберта. — Бумагомарака? Не скажешь, глядя, как вы водите машину.

Мартино не сразу заметил ее. Но, отступив на два шага, увидел ту, которая нагло захлопнула дверь здания перед его носом.

— Вы! — удивился он.

— Я! — радостно ответила Роберта.

— Ладно, ладно, — успокоил их вдруг подобревший майор Грубер. — Хватит ломать комедию. Садитесь, Мартино.

Мартино сел. Майор пододвинул к ним черную папку. Роберта знала кодовые цвета Грубера: черный означал «тонкое дело с явным(и) трупом(ами)». Неужели вернулись времена бандитизма? Ее сердце учащенно забилось.

Майор медленно расстегнул защелку папки. Достал несколько фотографий, молча глянул на них.

— Вы уже позавтракали? — спросил он, обращаясь к обоим.

И бросил фотографии под нос Мартино и Моргенстерн. Фотографии Криминального отдела с характерными пометками. Вначале Роберта не поняла, что изображено на фотографии. Непонятная куча, кусок стены… Она перевернула оттиск и поняла, что там изображено.

На земле, опираясь спиной о стену, сидела молодая и довольно красивая женщина. Ее живот был основательно вычищен — внутренности лежали меж ног. А руки уложены сверху, словно охраняя сокровище.

— Святой Христофор, — пробормотал Мартино.

На остальных снимках была та же женщина в других ракурсах. Роберта не видела подобной жестокости уже несколько лет. Удивительно, что в прессу ничего не просочилось. Чаще всего репортеры добывали информацию от милиции.

— Мэри Грэхем, — объяснил Грубер. — Тридцать два года. Фулд передал мне дело всего два часа назад.

Метчики повысили безопасность до такой степени, что едва не встал вопрос об упразднении за ненадобностью Криминального отдела. Убийцы в четырех случаях из пяти брались милицией почти на месте преступления, поскольку их выдавали метчики и Картотека. В Криминальный отдел информация поступала немедленно. Убийцу идентифицировали метчики. А что делать в данном случае? Прошло более суток. В каком состоянии было в настоящий момент место преступления?

— Эту женщину убили в историческом городе, — уточнил Грубер. И добавил, обращаясь к молодому человеку, представлявшему юридическую власть, которая знала меньше колдуньи: — Исторические города не находятся под нашей юрисдикцией. Об этом преступлении еще долго никто бы не узнал, не наткнись на труп и не извести министерство один из жителей.

— Кто вас предупредил? — спросил Мартино.

— Торговка цветами. Она ни при чем.

Роберта разглядывала фотографии.

— Это произошло в Лондоне? — спросила она.

— В День Доков, в конце XIX века, — подтвердил Грубер.

Майор собрал фотографии, сложил в папку, застегнул ее и вручил Роберте.

— Вам надлежит найти мясника, который сделал это. Будете искать его с помощью наших добрых старых методов расследования. Моргенстерн, вы возглавите следствие. Мартино, будете учиться ремеслу при Роберте Моргенстерн. Отныне она ваша непосредственная начальница. Понятно?

— Да, майор.

— Встреча через час на Северной пристани, — продолжил Грубер, обращаясь к молодому человеку. — Моргенстерн будет ждать вас там. Свободны.

Молодой человек встал, отдал честь, робко попрощался с Робертой и вышел из кабинета. Роберта нежно поглаживала черную кожаную папку.

3
{"b":"31008","o":1}