ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Роземонд берет белый мелок с подставки в нижней части доски и начинает рисовать какие-то фигуры.

— Через четыре года Палладио возвращает себе свое имя и обосновывается при дворе Ивана Грозного. Наш венецианец, полу-Распутин, полу-Макиавелли, похоже, известен властям. Бояре ему поручают миссию скинуть тирана с трона. Ему это удается примерно через полгода. Но Палладио ищет нечто другое, чем политические интриги. Он покидает Москву, когда голова царя еще не остыла на острие пики.

Роземонд стер все фигуры с доски и присел на стол, сунув руки в карманы.

— Перепрыгнем через два века и перенесемся на восток. 1785 год. Джайласмер в Раджистане. Писцы магараджи отметили приезд венецианца с тремя мешками золота, который организовал прибыльный караванный путь по перевозке пряностей из Азии в Средиземноморский бассейн. Палладио приобрел небольшой дворец и прожил в нем десять лет, проводя опыты и пытаясь применить свои знания на практике. Его застают в момент, когда он оживлял умершего ребенка. Его дом сожгли, а все имущество конфисковали. Он едва успел сбежать и покинул Раджистан, будучи беднее церковной крысы. Но он вернул к жизни мертвого. Ему удалось это сделать. Роземонд замолчал. Эстафету подхватила Роберта.

— Возвращение в Европу и встреча с Бонапартом…

— … молодым человеком, перед которым открывается будущее, что может позволить графу проводить свои опыты. Палладио стал хорошим колдуном. Даже слишком хорошим. Что едва его не погубило. Времена магии изменились. — Роземонд вздохнул, словно сожалел об ушедшей эпохе. — После неудачи в большой пирамиде Палладио работает в одиночку и вдали от всех. Хорошая предосторожность. Иначе его подвиги, несомненно, не дошли бы до нас.

Роберта вскочила и подошла к профессору.

— Вы знали, что я буду спрашивать вас о графе.

— Вы ставите под сомнение мои качества историка? — фыркнул Роземонд. — Разве я не учил вас ясновидению, юная ученица? У меня было время подготовиться к вашему появлению. Кроме того, Палладио не так давно был главной заботой Колледжа колдуний.

Он порылся в карманах в поисках сигарет, достал пачку, потом спохватился.

— Его существование покрыто густой завесой тайны. Но кое-какие улики позволяют мне утверждать, что граф установил определенные отношения с неким лицом, о котором мы часто говорили в этих уважаемых стенах.

Роберта вдруг увидела экстатическое лицо Ла Вуазен. И вспомнила о черных мессах, где лилась детская кровь, чтобы поклониться, чтобы вызвать…

— … Дьявол, — выдохнула она. — Ну конечно. Палладио подписал договор с Дьяволом. Это объясняет его бессмертие.

И тут же спросила:

— Почему Палладио заинтересовал колледж?

— Когда в программе был курс борьбы… с сатанизмом, меня попросили составить список всех договоров, подписанных с Дьяволом, которые хранятся в итальянских и французских библиотеках. Мне оказали помощь все хранители, кроме одного, хранителя Либрерии Марчиана, венецианской библиотеки, которая находилась в руках графа. Официальные пути не позволяли получить доступ к документам, но я знал, что там хранятся такие договора, но не знал ни их точного числа, ни их значимости. Поэтому я обратился к одному итальянскому собрату, которому удалось пробраться в Либрерию. У Палладио действительно хранятся подлинные договора. Четыре. Один из них подписан самим графом.

Роземонд помолчал несколько секунд, потом подвел итог:

— Палладио был шпионом Совета Десяти до той ужасной ночи накануне ежегодного праздника Искупителя в 1570 году. Убийство во дворце Гамбини. Через три дня его арестовали. Меж тем праздник в разгаре. Молодой человек в лихорадочной поспешности вызывает Сатану, который обещает ему бессмертие в обмен на привычный товар, быть может, душу смертного. Так он одновременно уходит от смертной казни и от Времени. Став бессмертным, он бродит по векам и континентам.

— А я встречаю его в Лондоне в виде человека, чей возраст исчисляется несколькими веками. Если он попросил бессмертие, Дьявол, похоже, его обманул.

— Похоже на него, не так ли? — воскликнул Роземонд. — Уверен, что все вертится вокруг этого обмана — близнецы, исторические города. Вы меня спросили, что я знаю о «Кадрили убийц». Отвечаю — в Либрерии Марчиана хранятся четыре договора.

Профессор умел поставить точку над i. Роберта ощутила возбуждение, увидев, как повернулись события.

— Ваш собрат не сумел получить копии этих договоров? — спросила она из чистого любопытства.

— Его тело было обнаружено в лагуне. Вернее, то, что осталось от него. Но я знаю номер папки, в которой они хранятся: MS. Italian IV. 66 5548.

— MS. Italian IV. 66 5548, — в раздумье повторила колдунья и вздохнула. — Третью фигуру «Кадрили» придется танцевать в Венеции.

Роберта уже целую неделю искала средство проникнуть в Либрерия Марчиана. Она провела поиски в муниципальной библиотеке, опросила Сеть, обратилась к Штруддлю с просьбой помочь в поисках мага или колдуньи, знавшей эту библиотеку.

Эльзеар познакомил ее с неким Никодимом, колдуном на пенсии, который увлекался автоматами и часовыми механизмами. Этот Никодим пытался добраться до архивов братьев Раньери, великих венецианских часовщиков. Но ему отказали в доступе в библиотеку. Она стала частной после того, как Палладио купил плавающий город. И все подходы к ней тщательно охранялись.

Роберте надо было организовать ограбление по всем правилам искусства. А для этого ей нужны были чертежи здания, современные чертежи. Она знала, что недавно в здании проводились серьезные реставрационные работы. Без этих чертежей колдунье можно было поставить крест на нужных ей пактах.

Вельзевул вспрыгнул на колени хозяйке и улегся, любовно царапнув ей бедра. Кот редко выказывал подобные нежности. И Роберта принялась поглаживать его, обдумывая свои планы.

Дьявол буквально заполонил ее мысли после разговора с господином Роземондом. Дьявол и его взаимоотношения с Колледжем колдуний до того, как он ушел в подполье.

Ей было двадцать лет, когда колледж подписал Белую Хартию с Муниципалью. Несколько лет все шло именно к этому, но появление метчиков ускорило развязку. Колледжу, чтобы выжить, надо было выйти из подполья.

В Хартии оговаривалось, что любые проявления черной магии были отныне под запретом, учебный процесс в колледже должен был быть открытым и для других дисциплин, а исследования — проводиться и в интересах тех, кто не относился к колдовскому миру. Было запрещено вызывать Дьявола. В обмен на это само существование и расположение колледжа оставались для большинства тайной.

Конечно, колдунье не было причин жаловаться. Метчики практически покончили с преступлениями на суше, почти не затронув частную жизнь. Более того, они позволили ей тайно работать на майора Грубера.

И все же отказ от вызова Дьявола, независимо от причин, означал то, что была забыта темная часть колдовства. И если Роберте были отвратительны методы Ла Вуазен, она не могла не восхищаться ею. Эта женщина-чудовище обладала мужеством вновь отдаться Хозяину, даже познав укусы костра…

Роберта вдруг отдернула руку от шелковистой шкурки Вельзевула, сообразив, что бредит. Ла Вуазен? Пример для подражания? Ну нет. Отказ от вызова Дьявола позволил сделать колледж цивилизованным. И колдуньи только радовались этому.

Вельзевул вонзил когти в плоть Роберты и был бесцеремонно изгнан с колен. Кот бросил на нее оскорбленный взгляд и исчез в кухне, задрав хвост, внезапно превратившийся в восклицательный знак.

К юбке Роберты прилипли черные ворсинки. И метчиками она, похоже, была нашпигована. Она из последних сил отряхнулась. Золотистая пыль взлетела вверх и медленно осела на пол.

В коридорах колледжа ходила история по поводу метчиков, и эта история всегда интересовала Моргенстерн.

Последний настоящий шабаш состоялся за два года до того, как она начала изучать колдовство. Дьявол всегда являлся на встречу. Его вызывали по всем правилам. Ему приносили в жертву козла. На этот раз Он не явился, более того, с того времени Он молчал. А метчики появились как раз накануне дня вызова… Неужели Дьявол не хотел появляться в статистике Переписи?

35
{"b":"31008","o":1}