ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мадемуазель Моргенстерн, я сейчас прочту лекцию о сатаническом праве не для вас, — начала молодая женщина.

— Не стесняйтесь, милая, — снисходительно ответила колдунья. — Пока в Колледже колдуний эту дисциплину не преподают.

Грубер вздрогнул. Ему всегда было не по себе, когда при нем вслух говорили о колледже. Тем более в присутствии министра Фулда, даже если последний прекрасно знал ситуацию. Словно было что-то постыдное в работе с магами и колдуньями. Что касается Мартино, то тот не спускал глаз с Бовенс.

— Договоры, подписанные с Дьяволом, обычно построены по одному принципу, — продолжила она. — Эти подчиняются общему правилу. X статей, регулирующих Y положений: предмет контракта, вознаграждение, санкции и т. д. То, что резко отличает эти договоры от тех, что встречались в прошлом, заключено в статье 1. Цитирую. (Она взяла пакт Ла Вуазен и прочла: — «Мы, нижеподписавшиеся, сторона 1 и сторона 2, договорились о нижеследующем. Статья 1, касающаяся предмета договора: сторона 1 требует от стороны 2 выполнения всех преступных актов (оскорбления, убийства, изнасилования, ложь и т. д.) от его имени. В этом случае сторона 1 сможет укрепить Свое могущество, и имя Ее будет жить вечно». — Бовенс положила пакт на стол министра. — Если яснее, сторона 1 — Люцифер, сторона 2 — Ла Вуазен. Дьявол требует от Ла Вуазен делать ему рекламу. Ла Вуазен не вызывала Дьявола, чтобы просить его о службе. Сам Дьявол потребовал услуг от нее.

Вспышка прорезала серую мглу в кабинете. Рядом прогремел раскат грома, от которого содрогнулось все здание.

— Любит, когда говорят о нем, — усмехнулся Фулд.

Зазвонил телефон. Он снял трубку, выслушал собеседника и бросил трубку на место.

— Жагреж прибыл. Его задержал потоп. Продолжайте, — попросил он Бовенс.

— Совершенно очевидно, что Дьявол провел переговоры с четырьмя отобранными им убийцами. «Убивайте от моего имени, и я вас вознагражу», — сказал он. Джек, Ла Вуазен, Палладио подписались под документом. Мы, несомненно, узнаем, кто был четвертым, благодаря господину Жагрежу. Мы не знаем, что потребовали Джек и Ла Вуазен у Дьявола до подписания этого… соглашения. По исследованиям Переписи, которые мне переслал господин Роземонд, речь идет о бессмертии. Палладио получил его в своеобразной форме, вечно старея.

«Роземонд передал этой гусыне досье Переписи?» — удивилась Роберта, ощутив внезапный приступ ревности.

— Князь обманщиков еще раз продемонстрировал свой талант, — продолжала Бовенс. — Отравительница умерла на костре, Джек умер своей смертью в свою эпоху. Никакого вознаграждения тем, кто убивал от Его имени. Что приводит нас к мотивам действий «Кадрили» и к причинам, побудившим Палладио собрать их.

Молодая женщина вновь взяла договор Ла Вуазен.

— «Статья 3, касающаяся расторжения вышеуказанного договора: при отказе стороны 1 исполнять свои обязанности (вознаграждение, указанное в статье 2) сторона 2 вправе обязать сторону 1 нести ответственность за нарушение условий по данному договору при соблюдении следующих условий: наличие трех сходных пактов в дополнение к ниже указанному и присутствие соответствующих подписавшихся сторон; вызов стороны 1 в место и в дату подписания настоящего договора. Сторона 1 обязана предстать».

Все ожидали, что именно в этот момент новая молния осветит кабинет. Но произошло другое — небо просветлело и заиграло на стеклах, превратив дождевые капли в жемчужины.

— Почему Палладио оживил убийц? Чтобы собрать достаточное количество истцов и заставить Дьявола отвечать за свои поступки. Проще простого.

— Да, проще простого, — передразнил ее Фулд.

— Ничто не ново под луной, мисс Бовенс, — внезапно вмешалась Моргенстерн.

Все повернулись к колдунье. Больше всех был поражен яростью ее слов Мартино. Фулд бросился на помощь Бовенс, растерявшейся от такого наскока.

— Хотите что-то добавить, мадемуазель Моргенстерн?

Колдунья повернулась к министру:

— Наша проблема не в том, чтобы узнать, почему собралась «Кадриль», а где и когда состоится встреча. Вызов Дьявола состоится в день годовщины подписания одного из договоров и в месте, где он был подписан.

— Моргенстерн права, — поддержал ее Грубер. — Теперь мы знаем, почему Палладио создал исторические города. Но в какой части Сети эти сумасшедшие проведут свою маленькую церемонию?

— Ни Лондон, ни Венеция, ни Париж, — предположил Фулд. — Граф не сомневается, что мы следим за ним.

— Значит, ответ спрятан в четвертом договоре.

— Это очевидно, и Жагрежу следует поспешить, — сказал министр.

Он остановился перед Моргенстерн, засунув руки в карманы брюк. Сопровождавишй его дым сигареты создавал впечатление, что Фулд был гигантом, голова которого пряталась в облаках.

— Хотелось бы спросить дипломированную колдунью, какие весомые шансы вы кладете на весы, говоря о Кадрили. Дьявол не проявлялся тридцать лет. Станет ли он затруднять себя ответом убийцам?

Моргенстерн задумалась.

— Сила вызова, если он действительно состоится, быть может, заставит его нарушить молчание.

— И ответственность по контракту не оставит ему иного выбора, — уверенно сказала Бовенс.

— Ответственность по контракту. — подхватила Моргенстерн.

Но она уже знала, куда клоню молодая женщина.

— Другого такого волокитчика в процедурных вопросах, как Дьявол, не сыскать, — продолжила Бовенс. — Все его могущество основано на договорах, которые являются настоящими контрактами. Если он не ответит на вызов Палладио, его молчание может быть расценено как признание вины, и «Кадриль убийц» сама устроит суд над ним.

Моргенстерн впервые слышала, как о Дьяволе говорят в юридических терминах.

— Сюзи, — с улыбкой объяснил Фулд, — наш специалист по сатанинскому праву. Совершенно очевидно, что Дьявол попал в затруднительное положение с историей «Кадрили». Быть может, Антонио Палладио удастся заставить Его подчиниться. Невиданное дело. И не могу даже представить, что он потребует от Него в качестве компенсации. А потому я решил… помочь Дьяволу, предоставив Ему самого лучшего адвоката в лице мисс Бовенс.

— Да, — заговорила молодая женщина, словно извиняясь. — Я буду адвокатом Дьявола.

В это мгновение распахнулась дверь кабинета, и появился низенький человечек, чье лицо почти полностью закрывали очки с бифокальными стеклами. На нем был твидовый пиджак и брюки гольфиста. Он направился к окну, остановился на полпути, вернулся назад, поздоровался с женщинами, а потом с мужчинами. Последним он обратился к министру, представившись блеющим голоском:

— Жагреж. Из Исследований.

Жагреж преподавал историю ацтеков в Школе практических исследований, прихожей Колледжа колдуний.

Фулд тут же вручил ему договор, печать на котором никто не мог расшифровать. Специалист схватил пергамент и пробежал его глазами. Какое-то время в комнате слышались только его ахи и охи.

— Вы знаете, что означает эта печать? — нетерпеливо спросил министр.

— Motecuhzoma tchoitci etzalqualiztli, — ответил ученый.

Все с недоумением смотрели на него. Он перевел:

— Мотекухзома берет на себя обязательство в четвертый день праздника Тлалок в своем дворце.

— Мотекухзома? — удивился министр. — Кто такой?

— Мотекухзома более известен под именем Монтесумы. Последний император ацтеков, когда их цивилизация была в апогее развития, — ответил Жагреж. — Убит Кортесом, испанским конкистадором, который разграбил его сказочную столицу.

— Монтесума! Ну конечно! — вскричала Моргенстерн. — Вот наш четвертый убийца!

Жагреж в ярости обернулся:

— Убийца? Мадам, я вас попрошу… Монтесума был величайшим человеком этой цивилизации: воин, строитель и поэт.

— Хорошо, хорошо, — успокоил его Фулд. — Четвертый день праздника Тлалока. Профессор, какому дню нашего календаря это соответствует?

Глаза Жагрежа по-прежнему метали молнии. Но ему все же удалось несколько успокоиться.

— Посмотрим.

Он достал записную книжечку и заглянул в нее.

44
{"b":"31008","o":1}