ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Симмонс довел их до другого причала, где стояло удивительное судно. Его тридцатиметровую палубу покрывал лес мачт. На вершине каждой с легким жужжанием вращался пропеллер, удерживая корабль над поверхностью воды. Корпус с обеих сторон имел заостренную форму, как у боевой галеры. На носу и корме медленно вращались два горизонтальных пропеллера.

Они поднялись на борт, и мостик тут же убрали. Винты взревели, и машина величественно взмыла в лондонское небо.

— Добро пожаловать на борт Альбатроса! — воскликнул Симмонс. — Этот корабль нужен для раскрутки нового проекта. Он — предвестник города Верн. Грандиозный замысел, предмет ежедневных и еженощных забот графа Палладио.

— Альбатрос? — переспросил Мартино. — Вы хотите сказать Альбатрос Робура?

— Самого Робура-Завоевателя, — помпезно ответил их гид. — Построен из соответствующих материалов и работает на электричестве. Только одна энергия, о которой Жюль Верн мало знал, соответствует вкусам дня. Вам повезло! — Ему пришлось кричать, чтобы перекрыть рев вращающихся на полной мощности винтов. — Небо Лондона сегодня почти безоблачное!

Мартино оперся о поручень, который отделял их от пустоты. Роберта, стоя на другом борту палубы, любовалась вертикальными строениями фантастических декораций, тянувшихся перед их глазами. Корабль набрал высоту, чтобы ознакомить их с общим видом Лондона. Потом медленно развернулся и полетел над историческим городом, который граф собрал из подручных материалов в самом центре лагуны.

Роберта знала принцип построения городов, наследников лицедейства, после провала опытов виртуальных сооружений и появления нескольких ярких идей, возникших в прошлые времена. О таких местах говорили провидцы, мечтали архитекторы, романисты, художники. Граф исполнил их замыслы. И они стали приносить доход.

Толпа дам в кринолинах, мужчин в цилиндрах, дворники, разносчики газет, старухи, целые семьи — все те, кто оживлял улицы города накануне Дня Хрустального Дворца, не были актерами и статистами. Они действительно жили в Лондоне, работали, платили за жилье, что позволяло частично обеспечивать уход за гигантской машиной, спрятанной в чреве города.

Но основной доход приносили туристы. Пеликан, привезший кучу туристов, доставил груз свежей валюты, поскольку пассажиры уже заполонили уборные, примеряя юбки, корсеты, формы трубочистов или маляров.

Альбатрос летел над заброшенной кривой улочкой Реджент-стрит. Гидродомкраты в виде аркбутанов поддерживали уличные фасады домов, жмущихся друг к другу. Корабль пролетел над пустынными декорациями сотню метров и оказался прямо над оживленной артерией. Невероятное количество прохожих, лошадей, кебов и омнибусов спорило за малейший клочок мостовой. На металлическом мосту, нависавшем над толчеей, пыхтел паровик, сверху похожий на игрушку.

— Как можно жить в подобных условиях? — удивился Мартино.

— Флит-стрит всегда забита в этот час, — примирительно произнес стоявший рядом Симмонс. — Ведь и современные города знакомы с такими неприятностями?

Гигантская пробка исчезла, уступив место обширной протяженности серых крыш.

— Британский музей, — гордо сообщил их гид. — Здесь хранятся шедевры прошлого.

Подошедшая к ним колдунья глянула на огромные стеклянные витражи, смотревшие в зенит.

— Копии шедевров, — поправила она.

Она заставила себя оторваться от зрелища города и обратилась к Симмонсу тоном, который заставил Мартино обернуться в ее сторону:

— Мы прибыли, чтобы поймать убийцу, а не играть в туристов. В Лондоне есть силы поддержания порядка?

Симмонсу не понравилось, что она так быстро взяла быка за рога.

— Лондон очень спокойный город, несмотря на внешнюю сутолоку и… недавние события. Безопасностью города занимаются полсотни полицейских. Но они в основном заняты соседскими сварами или пьяными разборками. Ничего серьезного.

— Полсотни… Кто ими руководит?

— Э-э-э… Я, — признал Симмонс.

«Нас охраняет Соломон», — подумала Моргенстерн.

— Вы продвинулись в расследовании, господин Симмонс?

— Вообще-то нет. Мы ожидали вашего прибытия. Поймите, ситуация для нас довольно необычная, и…

— Понимаем, понимаем, — помогла ему Роберта.

— Пустите несколько метчиков и милицию, — небрежно посоветовал Мартино, указывая на подобие Трафальгар-сквер, над которым они летели, — и вы отыщете убийцу еще до сбрасывания якоря. Если у корабля есть якорь.

Молодой следователь выглядел довольным собой. И не заметил уничижительного взгляда Роберты и натянутой улыбки Симмонса, с лица которого исчезло приветливое выражение.

— На самом деле вы не думаете так? — спросил он.

Мартино покраснел. Прокололся? Роберта бросилась ему на помощь:

— Граф Палладио разработал хартию, подписанную нашими правительствами. В этой хартии особо подчеркивается, что на территориях, зависящих от исторических городов, не могут использоваться метчики. И мы воспользуемся в поисках убийцы иными методами расследования. — Симмонс бросал пронзительные взгляды на Роберту и Клемана. — Долг не позволит нам покинуть Лондон еще до начала расследования, не так ли, Мартино?

Тот несколько секунд не знал, что сказать. Да, метчики и милиция не могут использоваться в городе. Но не подозревал, что тема столь щекотлива и что граф Палладио столь всемогущ и может потребовать их отъезда из города.

— Мы не собираемся этого делать, — с трудом ответил он.

Симмонс успокоился. Недоразумение было забыто.

Корабль пролетел над куполом собора Святого Пашта. Храм, высившийся на берегу лагуны, не был закончен. Поддерживающие леса окружали хоры и тонули в серой воде. Декорации остались позади, и они полетели вдоль торговой улицы к некоему подобию замка, построенного на берегу Темзы. Чуть дальше виднелись колоссальный разведенный мост и клипер, сверкающий своими медными деталями. Апьбатрос загудел, и судно внизу ответило на приветствие.

— Лондонская башня и Лондонский мост, — гордо объявил Симмонс.

Летающий корабль замедлил вращение винтов. Они приближались к стоянке между башнями Лондонского моста.

— Ну вот, — объявил Симмонс. — Мы прибываем в наш Штаб Безопасности.

Матросы сбросили причачьные канаты с носа и кормы Альбатроса. Корабль постепенно разворачивался поперек реки. И заскользил боком к мосту. Сердце Роберты томительно сжалось, когда она увидела несущиеся на них гигантские конструкции моста.

— Мы разобьемся, — простонала она, глотая слюну.

— Не волнуйтесь, — успокоил ее Симмонс. — Экипаж может выполнять этот маневр с закрытыми глазами.

— Лучше пусть они будут открыты, — посоветовала колдунья.

Они уже располагались почти между двумя башнями. Темза казалась очень далекой, и в ее воде отражались фасады прибрежных домов.

— Бросай! — крикнул матрос с одного борта.

Послышался выстрел. Два фала вылетели с одной из башен в сторону Альбатроса и сами намотались на тумбы, размещенные на палубе. Маневр повторили по другому борту. Корабль покачнулся и со скрипом застыл на месте. Скорость винтов упала до стационарного режима, как и в момент их подъема на борт.

Фалы наматывались на барабаны внутри башни, подтягивая корабль. Из окна с устрашающими горгонами по бокам выполз крытый мостик, который лег на палубу там, где ушел в сторону поручень. Симмонс показал на трап и склонился в поклоне.

— Мы приготовили вам небольшой сюрприз. Вам должно понравиться.

Моргенстерн не любила сюрпризов. Она поглядела на серые воды текущей под ними Темзы, на обманчивый город, за фасадом которого нельзя было угадать его истинной натуры, на полотнище моста, которое медленно опускалось, закрывая след клипера.

По обоим набережным катились кареты. Дети играли в обруч. Женщина в кринолине показывала на них пальцем мужчине в мягкой шляпе.

Роберта в сопровождении Мартино и Симмонса ступила на мостик. Когда она входила в башню, ей в спину зло усмехнулся баклан.

5
{"b":"31008","o":1}