ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Чего мы ждем? — Мартино кипел от нетерпения.

— Это место похоже на арену.

— Но стена совсем рядом.

— Подождите.

Молодой человек не стал ждать и прыгнул на площадку. Потом принялся расхаживать взад и вперед, доказывая Моргенстерн, что мостовая не имела никаких ловушек.

— Идите! — звал он. — Чего вы боитесь?

Воздух вокруг них завибрировал от звука низкой частоты. Образовался канон из двух, трех, потом четырех голосов. Мартино оглядывался в поисках источника звука. И ощущал, что за ним наблюдают.

Он оглядел лица и узнал черты Ла Вуазен. Камень усмехался, а из приоткрытого рта доносилась одна горловая нота. Три остальных головы были головами Джека, Монтесумы и Палладио — лица из латерита в упор смотрели на него, окружая со всех сторон и угрожая растворить в своем жалобном речитативе.

Вдруг голоса замолкли. Уши Клемана еще слышали гудение, но тишина уже вернулась. Мартино подал знак Моргенстерн, чтобы она присоединилась к нему. Та не шелохнулась. Колдунья наблюдала, как и башенки, за пандусом в центре эспланады. Молодой человек проследил за ее взглядом.

Из глубины храма с царственным безразличием поднимался лев. Он повернул голову к следователю и остановился. Его усы подрагивали.

Молодой человек застыл. Лев прошел последние метры и бросился, вытянув лапы вперед.

Мартино ощутил, что его с силой оттолкнули в сторону. Удар вернул ему способность рассуждать, но слишком поздно: лев лежал на Моргенстерн, которая успела спасти напарника. Он удерживал ее на земле, возложив одну лапу на пончо, а второй скреб по камням, как бы затачивая когти.

Лев ощерился и заревел, словно хотел расколоть камень. Моргенстерн лежала с закрытыми глазами. Лев собирался разодрать ей грудь.

В воздухе раздался невероятный клекот. Ураган в перьях обрушился на хищника, приподнял его метра на три и бросил на землю на другом конце эспланады. Мартино не понял, что произошло. Но бросился к колдунье и помог ей подняться. На противоположной стороне площадки разгорелась дуэль титанов.

Чудовищный орел ждал, пока лев с уже истерзанными боками бросится на него. И, взмахнув крыльями, взлетел, когда кошка ринулась на него. Его дыхание обожгло Мартино и Моргенстерн даже на расстоянии полусотни метров. Лев приземлился и перевернулся на спину, раздирая воздух когтями. Беспощадная борьба сопровождалась ревом и клекотом.

Молодой человек воспользовался передышкой, чтобы осведомиться о состоянии колдуньи. Он видел, что хищник вонзил ей когти в грудь. Но та выглядела невредимой. И даже пересчитывала зацепки, которые оставила на пончо лапа льва.

— С вами ничего не случилось?

— Без «Боди Перфект» праздника нет, мой дорогой Мартино. — Не скажу, что мой корсет останавливает пули, но он сплетен плотнее, чем это дурацкое пончо.

Бой подходил к концу. Лев издал последний рык. Орел, устроившись на брюхе хищника, словно топором ударил клювом. Вырвал часть кишки и оборвал ее когтями с криком победителя.

— Мартино, — позвала Моргенстерн.

Орел с сухим хлопаньем раскинул крылья. Спланировал метров на десять и опустился в двух шагах от следователя, который не ощущал ни малейшего страха. Птица была великолепна — окровавленный клюв и темно-коричневое оперение, взъерошенное от возбуждения.

Птица выронила к его ногам кусок кишки, словно подношение. Потом опустила голову и отрыгнула крохотный металлический предмет, который зазвенел на камнях. Мартино присел и поднял его. Хищник наблюдал за ним круглыми немигающими глазами.

— Мое кольцо! — воскликнул он с выражением детской радости на лице.

Он надел кольцо на палец и поблагодарил орла, погладив его по голове. Птица развернулась, расправила крылья и пролетела над эспланадой, а потом с пронзительным криком вознеслась в небо.

Моргенстерн, которая перед этим предусмотрительно отодвинулась, подошла к Мартино. Поглядела на кольцо, на молодого человека, на эспланаду. Труп льва свидетельствовал о том, что чудо состоялось. Если бы она не видела все собственными глазами, то решила бы, что это была галлюцинация.

— Похоже, кайман пришелся ему по вкусу? — попытался пошутить Мартино, которого все же потрясли эти события.

— Похоже, ваша колдовская карьера начинается удачно. Ладно, мы у цели. Поспешим. Вскоре убийцы будут призывать своего хозяина.

Договоры были составлены без малейших изъянов — столь же неуязвимые, как самые неуязвимые контракты, а значит, строить защиту на статье 1 было бессмысленно. Если в первый момент Сюзи показалось, что решение у нее в руках, то тропка инверсии завела в тупик.

Статья 1 требовала от убийц совершения преступных поступков во имя Дьявола, а статья 4, интуитус персоне, требовала, чтобы убийцы подписали договор своим собственным именем. Нарушение условия отсылало к статье 5, статье санкций.

Юристу казалось, что она обнаружила трещину.

Конечно, подписание договора с Дьяволом можно было рассматривать как проступок. Но само подписание затрагивало ответственность двух сторон, Дьявола и убийцы, одновременно и с момента подписания. Но Сюзи надо было осудить убийцу, а не Дьявола, которого она как бы представляла. Как обрушиться на первого, если он действовал от имени второго?

Надо было предупредить Грубера. С учетом часовых поясов еще было не поздно связаться с шефом Криминального отдела.

Сюзи открыла записную книгу и нашла имя Грубера. Нет, конечно, нет. Она не записала номер мобильника, а черкнула его на каком-то клочке бумаги, который куда-то засунула, уверенная, что найдет его в нужный момент. Она перерыла весь стол, ящики, которые с яростью открывала и захлопывала.

— Идиотка! — обругала она себя.

Не могла же она засунуть записку в книги! Она пробежала взглядом по полкам, наугад вынула несколько книг, бросая одну за другой в кресло. Куда она задевала этот чертов клочок бумаги?

Поглядела на пламя в камине и попыталась успокоиться. Часы пробили половину, как бы напоминая, что время шло, а она не продвигалась вперед. Она встала, сняла телефонную трубку и набрала номер Фулда, который тот дал ей на крайний случай.

— Министерство безопасности, слушаю.

— Сюзи Бовенс, судебный атташе. Мне срочно нужен Арчибальд Фулд.

— Господин Фулд на заседании в Министерстве войны.

— Есть ли возможность напрямую связаться с ним?

— Позвонив в Министерство войны.

— Можете дать мне номер министерства?

— Найдете в муниципальном справочнике.

Чиновник повесил трубку. Сюзи едва не потеряла спокойствие. Куда она дела справочник? Он отыскался через десять минут в кухне в вафельнице.

— Война, война, война, — бормотала она, листая страницы. — Ага!

Она набрала номер и стала ждать, нетерпеливо выстукивая пальцами болеро на телефонном аппарате. Трубку сняли на двенадцатом гудке.

— Министерство войны, слушаю.

Сюзи показалась, что она напоролась на того же чиновника. Но это не облегчало дела.

— Я хотела бы поговорить с господином Фулдом.

— Отлично, — ответил приветливый голос. Сюзи показалось, что она спасена. — В каком отделе работает этот господин?

Ее окатил ледяной душ.

— Арчибальд Фулд, — выкрикнула она. — Министр безопасности. Я должна с ним переговорить, и он находится у вас.

— Подождите.

Тишина. Молодая женщина спросила себя, дочитывает телефонистка статью в женском журнале, полирует ногти на правой руке или раздумывает над поставленной перед ней проблемой. Сюзи хотела рявкнуть в трубку, когда голос сообщил:

— Линия занята. Будете ждать?

— Буду.

Она вновь обрела надежду, а в наушниках послышалась музыка. Музыкальная фраза повторялась, гипнотизируя ее. Вдруг ее заменил гудок. Никто не отвечал. Сюзи буквально видела, как трубка подпрыгивает на рычаге в пустом кабинете перед конференц-залом, где находился Фулд. «Кто-нибудь подойдет к телефону?» — восклицал министр.

Возвращение музыки покончило с надеждами Сюзи. Опять заговорила та же телефонистка.

58
{"b":"31008","o":1}