ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Безумец!

Она лениво отбивалась, пока он тащил ее к центру своего водяного царства. Там она, покорившись, улеглась на спину. Небо действительно было прекрасно. Хорошо видимый Сатурн прогуливался между нитью Девы и жалом Скорпиона.

— Вам известно, что родинки на вашем правом бедре воспроизводят очертания Большой Медведицы? — спросил профессор истории, — Раньше я этого не замечал.

— Оставьте мой бюстгальтер в покое.

— Я должен удостовериться, что между вашими лопатками не прячется Дракон...

По правде говоря, она готова была покориться Казанове, ведь единственной свидетельницей была ночь. Но повседневные заботы мешали полностью расслабиться.

— Вас беспокоит Лилит? — Роберта кивнула. — Папа и мама Густавсоны — под ее кроваткой. Мишель и Ринго предупредят нас, если возникнет хоть малейшая проблема.

Ежата переваривали водку, распластавшись на шезлонгах у бассейна. Даже пропитанная винными парами ментальная связь с родителями действовала превосходно. Семья Густавсон располагала автономными детишками-наушниками с большой дальностью действия.

— Она спит без задних ног, — шепнул Грегуар. — Йод сломил ее.

— У нее только что шла носом кровь. Плохой знак. Грегуар промолчал. Знак действительно был плохим.

— Лилит займутся Основательницы, — сообщил он. — Она начнет с посещения Фредегонды. Вы встречаетесь с ней завтра в Антиохии.

Роберта едва не захлебнулась. Не в этом ли состоял план?

— Могли бы сказать раньше!

Узнать, какой хитростью Роземонду удалось вступить в контакт с повелительницей Огня и каким образом удалось договориться о встрече, не были единственными вопросами, которые Роберта задавала себе по поводу своего спутника.

— Мы увидим и остальных?

— Априори да.

— Надо, чтобы они еще благоволили к ней.

— Либо просто могли хоть что-то сделать. Их власть не безгранична.

— Знаю, знаю.

Она прижалась к Грегуару и зажмурилась. Он воспользовался этим, чтобы без помех снять с нее бюстгальтер. И все же Роберта спросила:

— А если те, что гуляют этажом выше, захотят сигануть в бассейн?

— Вы правы. Богачи падки на дурацкие затеи. Музыка в баре резко усилилась. Или, быть может, уши колдуньи загудели от прилива крови. Уверенность была лишь в одном — нижняя часть купального костюма присоединилась к верхней на дне бассейна.

— Кроме Ренара, мы никого не знаем на этом суденышке, — напомнил Грегуар. — Мы здесь инкогнито. А это дает нам кое-какую свободу.

Плавки Грегуара, словно опавший лист, последовали за купальником на дно бассейна.

— Если Клод Ренар застанет нас врасплох... ситуация будет двусмысленной, — еще противилась Роберта.

— Уверен, он на нас не обидится. Пронзительный голос сверху заставил их насторожиться.

— Роберта! Роберта Моргенстерн? Это вы?

Над ограждением верхней палубы склонилась женщина. Она держала в руке стакан и пьяно покачивалась взад-вперед.

— Вы ее знаете? — осведомился Грегуар.

— Мать Клемана Мартино, — простонала Роберта, прячась за него. — Что она здесь делает?

— Вот это сюрприз! Подождите меня. Я сейчас!

Клементина Мартино умела держать слово. Она перелезла через ограждение и камнем рухнула вниз. Грегуар вытянул руки и... остановил Клементину в метре над водой, чудом сохранив стакан в вертикальном положении. Вид у Клементины был дурацкий. «Тузитала» продолжала свой путь.

— Что это... Что? Ну и ну! — выдохнула Роберта.

Неподвижность в подвижном. Заклятие окаменения, придуманное художником-колдуном, чтобы научить терпению упрямых натурщиц.

— И вы это делаете одной рукой? Вы меня научите?

— Научу, научу. Но сначала проверим, опасна ли для нас мамаша Мартино.

— Что вы собираетесь проверять? Содержимое ее карманов?

— Мыслей, дорогуша.

Роземонд направил мысль на одного из Густавсонов, свернувшихся в шезлонге, использовав его в качестве передаточной станции, чтобы исследовать мозг Клементины. Он обнаружил там сплетение неясных, веселых и шумных образов и разнообразных эмоций, которое распутывал несколько секунд. Роберта хотела ему помочь, используя второго Густавсона. Но Грегуар уже обнаружил то, что искал.

— Она ничего не знает о нашем бегстве, — сказал он. — Ей очень вас недоставало. Она очень вас любит.

Эта новость оставила колдунью равнодушной. Она еще хранила неприятное воспоминание о последней встрече во время хеппенинга, когда Клементина проявила ксенофобию по отношению к цыганам.

— Что будем делать?

— Встретим с открытым забралом, но не позволим ей проникнуть в наши тайные планы. Скажем, что совершаем свадебное путешествие...

— А Лилит?

— Согрешили до брака.

— Я не слишком стара, чтобы родить ребенка?

— Согласен, будем откровенны — вы немножко того, но кого это трогает.

— Мерзавец!

Она хотела обрызгать его, но он уже ушел под воду и вился вокруг колдуньи. Проказник вновь шел на приступ.

— И не думайте, — предупредила она его, пытаясь придать голосу властность.

— Еще как подумаю. Я думаю только об этом. Будет жаль, если мы не воспользуемся передышкой, которую нам подарило время.

Борьба была короткой и восхитительной. Через несколько мгновений Грегуар снял заклятие. Клементина Мартино рухнула в бассейн с оглушительным всплеском, заставив Густавсонов подпрыгнуть. Роберта и Грегуар уже успели натянуть купальники и отплыли друг от друга на пристойное расстояние. Клементина вынырнула на поверхность, словно впервые обнаружила бассейн, в который сознательно прыгнула. Стакан так и не выпал из ее правой руки.

— Роберта! — Она, барахтаясь, доплыла до колдуньи и расцеловала ее, едва касаясь щек, как это делали в Клубе состоятельных. — Как экстравагантно встретиться здесь с вами. К тому же в очаровательной компании. Господин, которого я, похоже, не знаю...

— Роземонд. Грегуар Роземонд, — любезно сообщил он.

И, не обращая внимания на разъяренный взгляд колдуньи, приложился к руке Клементины. Та хохотнула, отпила из стакана и с руганью выплюнула воду:

— Фу.. Какое мерзкое шампанское!

Выбралась из бассейна, бросила стакан в лагуну и энергично отжала платье. Роземонд и Моргенстерн последовали за ней. Он использовал заклятие мгновенной сушки.

— Спасибо, — поблагодарила она, глядя на Роземонда, потом перевела взгляд на Роберту. — Превосходно выглядите. Какой загар!

— Как поживает Клеман? — вдруг спросила Роберта. — По-прежнему директор Криминального отдела?

— Нет более рьяного чиновника в Переписи. Конечно, если не считать муниципа. — Она возвела очи к небу. — Мы с отцом предложили ему сопровождать нас в этом путешествии. Но у Клемана на мази какое-то дело, о котором он не хотел нам сообщать. А вы! Сколько месяцев мы не виделись. Зима без вас была скучной!

— Любовь моя! — послышался голос сверху.

Робер Мартино со стаканом в руке склонился над ограждением.

— Робер, вы сошли с ума? Вы же упадете!

Господин Мартино был столь же пьян, как и его жена, и столь же упрям. Но ему не хватало грациозности.

Неподвижное в подвижном? — спросила Роберта, пока Робер Мартино летел к поверхности воды.

— Слишком тяжел, — равнодушно ответил Грегуар.

10
{"b":"31009","o":1}