ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я целюсь в ваш сад. Но ничего не обещаю.

Сюзи промолчала. Она просто положила голову на грудь человека-птицы. И тут же заметила, как часто бьется сердце Клемана. Впрочем, оно билось не чаще, чем у нее.

ГЛАВА 8

Стояла глубокая ночь — время, когда на суше и на море все смертные путешествуют по стране сновидений. Роберта, забрав Лилит, вышла подышать свежим воздухом. Получасом ранее у девочки был один из самых страшных приступов. Колдунья до сих пор дрожала, вспоминая о нем.

Лилит проснулась с воплем — все ее тело было покрыто плотной, липкой чешуйчатой коркой, похожей на желатин. Роберта обмыла девочку в душе, а Роземонд приготовил лекарство. Сколько магния, железа и углерода поглотило отторжимое в виде этой пленки? Роберта предпочитала не знать этого. Теперь она катала коляску с Лилит по пустой прогулочной палубе. Девочка не спускала огромных измученных глаз со своей защитницы.

— Перестань сопротивляться, — посоветовала ей колдунья. — Спи.

Лилит захныкала и протянула к ней ручонки. Роберта увидела шезлонг, взяла девочку на руки и улеглась в кресло, чтобы успокоить ее. Лилит прижалась к ней, не выпуская изо рта большого пальца. Роберта принялась убаюкивать ее, тихо напевая колыбельную:

— Спи, малышка, спи. Постарайся не хворать, свою маму не пугать.

— Я вам не помешаю?

Из ночного мрака бесшумно вынырнул Клод Ренар. Он был одет в неприметный хлопковый костюм без оружия. Но грудь его была обтянута бронежилетом. День, проведенный на морском воздухе, освежил пирата. Он присел на корточки, любуясь сраженной усталостью малышкой.

— Позволите?

Он взял Лилит на руки и, не разбудив, уложил в коляску. Роберта с признательностью смотрела на него. Затем пират принялся катать коляску взад и вперед, следуя древнему ритму морского прилива. Лилит лежала на спине, подняв кулачок, словно угрожала кому-то невидимому. Пират поставил коляску на тормоз и присел на соседний шезлонг.

— Ваш брат все еще сопровождает нас?

Луи Ренар следовал тем же курсом, что и «Тузитала», — большую часть пути они проделают вместе, хотя место назначения пираты держали в тайне. Клод поднялся на борт в Пирее по приглашению капитана. Луи остался у руля своей подлодки. Присутствие братьев было для колдуньи залогом безопасности.

— Да, он идет за нами.

— Полагаю, капитан в курсе? — спросила Роберта, поскольку ее постоянно терзал демон любопытства.

— Ван дер Деккену спокойнее, когда Луи присматривает за глубинами. Последнее время бездны стали небезопасными.

— Вы говорите, что бездны неспокойны? Не верю ушам своим... Вам случается бояться?

— Как... всем, — с колебанием ответил Ренар. — К тому же мы плывем к океану Чудес. А я никогда не ощущал спокойствия в его водах. — Он поспешил сменить тему и заглянул в коляску. — Как она себя чувствует?

— Хорошо. Морской воздух удивительно действует на нашу крошку.

Клоду Ренару еще в Риме удалось понять, что с девочкой не все ладно. И он сформулировал вопрос по-иному:

— Что с ней в действительности? Что с ней случилось?

Роберта ощутила, как на ее плечи свалился тяжелый груз.

Она встала, пытаясь сбросить его. Сняла коляску с тормоза и медленно двинулась по палубе, толкая ее перед собой. Пират встал и последовал за ней. Чем она рисковала, введя пирата в курс дела? Он ведь был другом.

— Она умирает, — выдохнула Роберта, ощущая слезы на глазах. Но сумела взять себя в руки. — А точнее, исчезает.

Клод, опустив голову, молчал.

— Вы знаете, как она была зачата?

— Грегуар рассказал мне.

— А он сказал, что ей не хватает одного химического элемента? Нет? Мы не знаем, что случилось в завершающей стадии ее зачатия, Баньши, Барнабит и Фулд были захвачены врасплох. Лилит не получила железа. Истинное положение вещей выявил Пленк.

— Ваши таланты не могут ей помочь?

— Жить в обычном мире... Нет, наши способности не в силах помочь. Недостаток кроется в структуре вещества. Лилит постепенно тает, иногда происходит бурный взрыв. Как сегодня ночью. Пленк вручил мне шкатулочку с пилюлями для компенсации потерь... — Роберта связала волосы в пучок. — Мы ее постоянно теряем, и процесс ускоряется.

— Каковы симптомы?

— Отиты. Сильная усталость. Нервные вспышки. Густой пот, похожий на расплавленный воск. Но самое худшее впереди.

— Что именно?

— Рассеивание, прозрачность, потом забытье. — Роберта вспомнила сон о храме Великой Матери. — Просто исчезновение.

Опечаленная колдунья выпрямилась.

— Но хочу вас успокоить. — Она хитро почесала кончик носа. — Надежда остается. Иначе бы я не танцевала до упаду почти полночи.

Веселье в суши-баре затянулось допоздна. Грегуар и Роберта даже исполнили фламенко, а Клементина Мартино с помощью раковин гребешка изображала кастаньеты.

— Этот круиз позволит нам встретиться с Основательницами. По крайней мере так утверждает Грегуар.

— Основательницами?

— Пять повелительниц пяти основных стихий. Фредегонда — Огонь, Хлодосвинда — Вода, Эрментруда — Эфир, Рагнетруда — Земля, Вультрогота — Воздух.

— Это их... настоящие имена?

— Их так назвали при Каролингах или Меровингах, во всяком случае, в те времена. Короче, каждая колдунья и колдун имеют свою покровительницу среди стихий. У меня это Фредегонда.

— Огонь, — прошептал Ренар.

— У вас тоже есть своя добрая фея. Одна из них склонилась над вашей колыбелью после рождения и будет следовать за вами до самой смерти.

— Ужасающе интересно, — усмехнулся пират, который всегда скептически относился к невидимым существам, считавшимся ангелами-хранителями. — Они могут предсказать мне будущее? Это сорт кофе или хрустальный шар? Они вышивают буквари?

— Я не шучу. Они существуют. Я встречалась с одной из них. Они наделены невероятным могуществом. В Антиохии мне предстоит встреча с Фредегондой, и я покажу ей Лилит. Мы столкнулись с проблемой стихий, — попыталась убедить себя колдунья. — Если ей не удастся что-то сделать, придется обращаться к Дьяволу!

— Вижу, у вас железная хватка.

Роберта зевнула, едва не вывихнув челюсть. Поставила коляску на тормоз, рухнула в ближайший шезлонг, попыталась продолжить разговор с Ренаром, но буквально провалилась в сон. Пират укрыл колдунью одеялом и решил дождаться прихода зари. Небо уже бледнело там, где лежала Антиохия.

— Младенец, — вздохнул Клод Ренар, любуясь спящим ребенком.

Его дух буквально разрывался между двумя противоречивыми желаниями. Семья и лагуна были столь же несовместимы, как женская грудь и слишком узкий бронежилет.

«К черту братьев лагуны», — подумала она.

Женщина-пират расстегнула жилет, вдохнула всей грудью и спросила себя, какую тактику абордажа использовала эта маленькая рыжая женщина, чтобы зацепить крюком такого видного мужчину, как Грегуар Роземонд.

ГЛАВА 9

Когда Сюзи и Клеман мягко опустились на пустырь позади Дворца правосудия, они уже знали, что ночью покинут Базель. Лодка тайно вывезет их за плотину. Оказавшись в открытом море, они выберут, куда направиться. Клеман хотел заскочить домой, надеясь, что драконы еще не добрались до него. Сюзи жила по другую сторону Дворца. Они договорились встретиться на улице Роз и тут же сняться с якоря.

Мысли Сюзи буквально кипели. Чего нельзя было ни в коем случае оставлять позади себя? Черную комнату... ее следовало уничтожить. Ударная волна разрушит дом, покончит с книгами и воспоминаниями... Но в руки Фулда не попадет никакой информации. Связаться с Сопротивлением, когда она будет вне досягаемости его приспешников, было проще простого. Эфир пронизывал все. Но она беспокоилась за отца. Судья Бовенс уже был в прицеле муниципа.

Она ключом отперла замок, вошла в темный и безмолвный домик, поднялась на второй этаж. В спальне вытащила из гардероба сумку, бросила в нее наличные деньги, фотографию родителей, запасные вещи. И застыла, услышав шум внизу. Если это был Клеман, то он слишком быстро управился со своими делами.

13
{"b":"31009","o":1}