ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Он не совсем плавает, — поправил его Роземонд. — Но теперь он слишком далеко, чтобы мы могли вернуть ему исходные физические характеристики.

— О-ля-ля, — простонала Роберта. — Только бы он никого не поранил.

— Не терзайте себя, — попытался успокоить ее Роземонд. — Это не первый неопознанный летающий объект, который скитается по нашей прекрасной планете. Прыгая таким образом, он когда-нибудь нам встретится.

Они следили за камнем, пока тот не исчез на горизонте, к счастью, не задев ни одного судна.

— Вернемся к нашим баранам, — заговорил Грегуар. — У меня есть теория по поводу существ, которые напали на вас на холме Крестоносцев.

Роберта не сумела сдержать дрожи при воспоминании об оживших шкурах, которые охотились за ней и Лилит. Теперь она не сможет без страха видеть норковую шубку.

— Если к Баньши присоединились святилища, а я думаю, что это именно так, они могли сотворить неведомых существ по ассоциации и передать их в распоряжение нашего злейшего врага, чтобы служить ее черным замыслам.

Роберта слишком хорошо знала Грегуара и понимала, что, избрав столь высокопарный стиль, он пытался обмануть свое ближайшее окружение. Будучи уверенным в себе, он играл со своими собеседниками, как с камнями. Клод Ренар молчал.

— С кем вы столкнулись? — профессорским тоном спросил он.

— С призраками, одетыми в звериные шкуры, — без раздумий ответила Роберта. Потом несколько секунд осваивалась с этой странной мыслью. — Это означает...

— Жиль Гарнье и Сара Винчестер спелись с Баньши. Иного объяснения появлению этих химер я не вижу.

— Гарнье и Винчестер? — спросил Ренар.

— Хранитель леса Гуэлль и хранительница дома с призраками, — сообщила ему Роберта. Ее глаза округлились. — Отто, Аматас и Эльзеар должны были начать со святилища Гарнье? Неужели им грозит серьезная опасность?

— Если у Баньши в кармане только два хранителя, она не посмеет действовать с открытым забралом, — сказал Грегуар. — Она не причинит зла нашим друзьям. По крайней мере надеюсь на это.

ГЛАВА 18

Рыбак высадил их на стрелке на границе святилища. Дальше плыть отказался. Про этот лес ходили ужасные истории об утонувших лодках и рыбаках, сожранных дикими зверями. Ванденберг, Лузитанус и Штруддль оказались на берегу небольшой бухты. Рыбак приедет за ними завтра в тот же час, если они останутся живы.

— Этот парень дрожал, налегая на весла, — заметил Аматас, когда лодка исчезла за скалами.

— И клацал зубами, — добавил Эльзеар.

— Бабьи россказни, — проворчал Отто Ванденберг. Аматас отступил, чтобы оценить заросли тропического леса, нависавшего над ними.

— Как далеко до святилища?

— Два, быть может, три лье, — прикинул Отто.

— Полагаю, птичьего полета? С такими зарослями нам понадобится остаток дня, чтобы добраться до него.

— Тогда не стоит терять времени, — заторопился Эльзеар. — Я не оправлюсь, если пропущу обед.

Они углубились в лес, двигаясь вдоль ручья. Идти было чрезвычайно трудно. Под кронами царила удушающая жара. Переплетение корней и замшелые камни мешали продвижению путников. К тому же тропинка шла круто вверх, бросая вызов самым лучшим альпинистам. Посохи Отто помочь не могли, и колдуны, истекая потом, остановились передохнуть, пройдя едва сто метров. С Эльзеара пот лил градом. Сердце билось как барабан, призывающий на войну. Ему казалось, что гром его разносится на десять лье вокруг.

— Господа, — просипел старый ректор. — Мы... должны... согласиться с очевидностью. Мы не... лесные люди.

Аматас старался дышать глубоко и равномерно.

— Мы проделали весь этот путь не из желания размяться! — проворчал Эльзеар. — Неужели Гарнье не может выйти нам навстречу? Мы ведь на его территории, не так ли?

— Вне святилища ему нет резона встречаться с нами. Будь эта книга хоть немного полегче!

Отто снял рюкзак. Книга Никола Фламеля, спрятанная в охлаждающем футляре, весила целую тонну. Так и должно быть вблизи места, где властвовала великая магия. Быть может, поможет Аматас, наложив заклятие легкости? Он обернулся, чтобы обратиться к старому мастеру воздушных наук. Лузитанус исчез. А вместе с ним и Штруддль.

— Аматас? Эльзеар? — с тоской позвал ректор.

Две невидимые руки подхватили его и медленно приподняли над землей. Он успел схватить рюкзак и взлетел вдоль ствола дерева с красной корой, кружась, как пылинка в луче солнца. Десятью метрами выше летел Эльзеар, чье круглое брюхо напоминало воздушный шар. Аматас размахивал руками и ногами, увлекая компаньонов в небо.

Отто закрыл руками лицо, защищаясь от переплетения лиан, в которых обитало множество насекомых и неумолчно кричащих птиц. Ветви раздвинулись, и он оказался в безграничном пространстве.

Внизу под ярко-синим небом лежало нечто вроде раковины, забитой волнующимися зелеными кронами, похожими на кучевые облака. В этом царстве богов кружились вихри насекомых. Купола, статуи, готические и барочные стрелы, пробивавшие вершины деревьев, свидетельствовали, что раньше на месте леса стоял город.

Аматас и Эльзеар ждали Отто, один в гордой стойке навытяжку, второй — головой вниз. Летучий колдун перевернул кулинара, дернув за ремень рюкзака. Отто рывком подобрался к друзьям, ощутив удивительное отсутствие веса.

— Дорогой Аматас! — воскликнул он. — В каком гримуаре вы отыскали подобное чудо?

— Несомненно, в гримуаре матушки-природы.

Колдун-пастух присел, чтобы погладить тянущуюся к солнцу орхидею. Вершины деревьев были усеяны этими роскошными цветами — настоящая пурпурная равнина с бледно-золотыми мазками. Повсюду порхали бабочки. Одна из них села на руку Ванденберга и сложила крылышки с улыбающимися серебряными черепами. Аматас и Эльзеар, околдованные феерическим зрелищем, медленно улетали прочь. Отто ухватил их за пояса и заставил опуститься.

— У нас встреча с Гарнье, — напомнил он. — А не с селенитами. — Принюхался. — Воздух здесь насыщен пыльцой. Если слишком долго пробудем здесь, то...

— Будем порхать, как насекомые, питающиеся нектаром цветов, — просюсюкал Аматас, взмахивая руками.

В поле его зрения промелькнул розовый колокол Святого Франциска. Лузитанус ринулся вслед. Его компаньоны потянулись за ним, не задавая лишних вопросов. Они опьянели и гуляли по Олимпу. Баньши, миссия, скорая война перестали их волновать. Главным были капризы ветра и колдовской призыв пестиков.

— Я — чудесная бабочка! — воскликнул переполненный счастьем Эльзеар.

К счастью, в полете они добрались до границ святилища, где любое колдовство, кроме колдовства хранителя, переставало действовать. Заклятие Лузитануса утеряло силу, и удивленные друзья спикировали к вершинам деревьев. Сила тяжести проявилась только на последних метрах. Они свалились один на другого, сразу протрезвев — чудо божественного нектара, — и с недовольным ворчанием вскочили на ноги. Они были покрыты золотой пыльцой с ног до головы.

— Что с нами было? — спросил Эльзеар.

— Там было что-то розовое, — сообщил Аматас, глядя в небо.

Его голова гудела как колокол.

— В любом случае мы в святилище, — сказал Отто, обладавший острым восприятием старой опытной обезьяны. — Уверен, что вход находится где-то там, за папоротником.

Он раздвинул растительную завесу и застыл. Перед ним стоял готовый к прыжку гигантский василиск, укрытый сине-зелено-желтым панцирем. Из разверстой пасти скульптуры вытекала струйка соленой воды. Остальные папоротники распахнулись, как театральный занавес, открыв одетого в шкуры человека. Он сидел на корточках на лестничных перилах. И улыбался, слегка склонив голову.

— Гарнье, — выдохнул Ванденберг.

Мужчина спрыгнул с перил, поклонился до земли, отряхнул невидимую шляпу и сказал:

— Добро пожаловать в святилище Гуэлля.

Из-за губ показался острый язык. Он тут же убрал его, чтобы не пугать посланцев.

23
{"b":"31009","o":1}