ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они оставили празднество за спиной. Плюшевый мишка попросился на пол и побежал к подножию лестницы. Роберта присоединилась к нему под укрытием зеленых растений. Мишка порылся в горшке и извлек из земли плоский длинный предмет. Арбалет, догадалась колдунья. Вместе с оружием были спрятаны болт и моток веревки.

Мишка привязал веревку к болту, зарядил им арбалет, взвел и направил к вершине винтовой лестницы. Болт со свистом сорвался с тетивы и пятьюдесятью метрами выше вонзился в балку. Мишка обвязал веревку вокруг талии Роберты и затянул ее. Потом начал подъем по веревке. Колдунья удивилась, с какой невероятной скоростью он исчез в вышине, держа ноги уголком, как заправский гимнаст.

— Этому плюшевому супермишке энергии не занимать, — проворчала она. — Но если он рассчитывает, что я стану карабкаться, как альпинист, он попадет лапой в...

Веревка внезапно натянулась, прервав ее монолог. Роберту подняли вверх несколькими резкими рывками под невозмутимым и немигающим взглядом лат-часовых. Кармилла Баньши поручила им наблюдать за ступеньками. А не за тем, что происходит вне их.

Гарнье не смог ничего сделать. Ему достаточно было один раз щелкнуть челюстями, но их словно свело. Такое фиаско случилось с ним впервые. Он завязал шкуры — его лицо выражало отчаяние. Баньши подняла ребенка, не обращая внимания на разъяренные взгляды Фулда. Уоллес, Винчестер и Тагуку застыли в свете факелов и размышляли.

— Гарнье смог по достоинству оценить истинное могущество Морганы, — усмехнулась Баньши. — Она больше, чем дочь Дьявола. Она способна воплощать в реальность наши мечты, призвать к порядку того, кто нас покинул.

И как бы иллюстрируя свои слова, Баньши подошла к балюстраде, крепко прижимая к себе ребенка. Прищурившись, она впитала в себя энергию девочки и царственным жестом обрушила на лагуну полярный холод. Следуя движению ее руки, поверхность воды покрывалась коркой льда. Треск был нереальным. Находившиеся на террасе гости, спасаясь от внезапного и необъяснимого холода, ринулись внутрь помещения.

— Что вы хотите? — спросил Уоллес, когда демонстрация могущества закончилась.

— Хочу полного и окончательного присоединения к моим планам. Хочу восстановить черную магию в ее античном великолепии.

Заинтересованная вдова подошла ближе.

— С какой целью? — продолжал настаивать маг Уоллес.

— Я вызову отца этого ребенка на будущую Вальпургиеву ночь. Чем сильнее мы будем, тем с большим уважением он отнесется к нам.

— А если мы не последуем за вами?

Баньши улыбнулась. Она знала, что убедить мага будет труднее всего. Ребенок расплакался и забился в ее руках. Фулд принюхался.

— Малышка обкакалась, Арчи? Отправляйтесь и быстро переоденьте ее, а мы пока поговорим, как взрослые.

Муницип покинул бельведер с девочкой на руках, пытаясь успокоить ее. Хранители молчали. Гарнье в отдалении оправлялся от неудачи, дожирая последнего кролика, выпущенного из цилиндра. Он не утолил его голода, как и предыдущие зверьки.

— Лилит! — воскликнул Тагуку. Все вздрогнули от его вопля.

— Что? — спросила Баньши.

— Ребенок сказать — мое имя есть Лилит, а не Моргана.

Праздник превратился в буйное сборище. Северная группа, которую посоветовала использовать Роберта, сделала нужное дело. А поскольку от внезапного мороза пришлось закрыть все двери и окна, бальный зал быстро превратился в пекло. Слуги отступили к запасным выходам, подальше от сборища демонов. Но Грегуар Роземонд уже успел наложить крохотные соломоновы печати на все выходы, кроме одного. Сегодня вечером из зала смогут выбраться лишь посвященные.

Он стоял у громадного окна и наблюдал через анфиладу распахнутых дверей за зеленым растением у подножия винтовой лестницы. Его часы показывали без пяти минут полночь. Вскоре на сцене появятся пираты.

— Что она делает? — вслух произнес он.

Он не боялся, что его услышат: группа на сцене заиграла яростное «Ватерлоо».

Арчибальд Фулд не раз оборачивался на лестнице, испытывая неприятное ощущение, что за ним наблюдают. Ему удалось добраться до ванной в детской, где он и заперся. Он включил дополнительный обогрев и дождался, пока помещение согреется. Потом расстегнул костюмчик Лилит и снял его.

— О-ля-ля, — всполошился он.

Напустил в таз теплой воды, смочил губку и обмыл младенческие ягодицы.

— Ну, вот! Большой какашкой меньше! — произнес он, бросая грязный ком в мусоросборник, и одел Лилит во все чистое. — Сделайте то, сделайте сё, — просюсюкал он, застегивая кнопки. — Баньши так умна, что не въезжает, не так ли? На что ты уставилась?

Младенец не сводил завороженного взгляда с точки над левым плечом Фулда.

— Приятель с потолка? Новый друг из восьмого измерения? И где же этот злюка-пришелец?

Фулд проследил за взглядом девочки. И вначале увидел плюшевого мишку, сидящего на бортике ванны и строившего ему гримасы. А потом подружку, а не дружка, к которой, лепеча, Лилит тянула пухлые ручонки.

Роберта сбросила маску цыганки. Она пряталась в углу потолка, как летучая мышь, опустив голову вниз.

Колдунья спланировала на пол и встала на ноги, потом церемонно поздоровалась с лишившимся дара речи Арчибальдом Фулдом.

— Ваша муниципальная грандиозность, — прошептала она.

Сколько же надо времени, чтобы переодеть ее? Баньши терзалась от нетерпения.

Хранители святилищ громогласно обсуждали случившееся в бельведере. Похоже, они разошлись во мнениях. Кармилла удалилась, чтобы посмотреть, что делает Фулд. Дверь спальни была распахнута. Из ванной доносились стоны. Она с ворчанием вошла. Помещение было пустым.

— Я здесь, Кармилла, — послышался блеющий голос. Висящий под потолком Арчибальд извивался, пытаясь дотянуться до рукомойника. Лилит исчезла.

— Где она? — спросила пиковая дама висящего вверх ногами слугу.

— Мор... Моргенстерн, — выдавил Фулд.

— Роберта? Роберта похитила нашего ребенка? Баньши вихрем вылетела из ванной. Развалившийся на куски латы-часовой валялся на ступеньках двумя пролетами ниже. Как Моргенстерн удалось проникнуть во дворец? Баньши лично встречала гостей...

— Глаза, — вспомнила она, подумав об Анастасии Батори. — А второй был... Клянусь ногой козла!

Она набрала на мобильнике номер Центральной охраны. Трубку сняли.

— Арестуйте Батори из Брашова, мужчину и женщину! — приказала она. — Они не должны покинуть дворец!

Отключила телефон и сбежала вниз по лестнице.

— Кармилла! — послышался за ее спиной плаксивый голос.

Не замедляя бега, Кармилла щелкнула пальцами. Этажом выше послышался шум упавшего тела и звон рукомойника, о который оно болезненно ударилось.

— Наконец-то, — вздохнул Роземонд и побледнел. — Но... Лилит не с вами?

Щеки Роберты горели, как наливные яблочки. Она дернула за приспособление из слоновой кости, и парижские тайники открыли Лилит — та, крепко прижимая к себе плюшевого мишку, сопела в своеобразной люльке у нее на животе.

— Спит, — восхитился Роземонд.

— В этот час спят все дети, — наставительно напомнила Роберта, опуская платье.

В бальном зале северную группу сменил оркестр, играющий вальсы. Сотня раскаленных добела пар метались взад и вперед. Среди развевающихся шелков носились слуги и кого-то искали. Один из них указал пальцем на Батори.

— Адская атмосфера, — поздравила спутника Роберта, доставая веер и яростно обмахиваясь. — Откуда этот туман, скрывший потолок?

— Женщины вскоре начнут падать в обморок. Пора сматывать удочки.

Он схватил колдунью за талию. Она протянула ему руку. Они пересекли зал, штопором ввинчиваясь в толпу, пока слуги пытались их перехватить. Но тех отбрасывали в сторону вальсирующие пары. Грегуар и Роберта добрались до сцены и выскользнули из помещения через артистический вход. Когда слуги попытались ринуться за ними, дверь заупрямилась, отказываясь открываться, как и все остальные. Дворец был замкнут заклятием.

3
{"b":"31009","o":1}