ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Какова программа празднеств? — спросила она, сдаваясь.

— Есть кабинет восковых фигур, — сообщил он, быстро пролистывая проспект, который ему вручил привратник у входа. — С воссозданием исторических сцен.

— Монархи с отрубленными головами? Это зрелище не для маленькой девочки, — твердо заявила Роберта.

Грегуар опять уткнулся в путеводитель.

— Нашел! Дом Зеркал с садом одушевленных цветов. По Льюису Кэрроллу. Перекусить можно на «Зачарованном Постоялом Дворе». Там клиентов обслуживают автоматы.

Грегуар, забыв обо всем, ринулся вперед, не ожидая ответа. Роберта подхватила Лилит, посадила ее на плечи и двинулась за колдуном — тот несся по шумной улице, задрав лохматую голову.

— Подожди нас, Пиноккио! — взмолилась она. Покоренный волшебствами Дримленда Грегуар Роземонд не услышал призыва. Или притворился глухим.

Что должно было произойти — произошло. Роберта потеряла Грегуара и Лилит, которая в доме Алисы вновь пересела на плечи отца. Колдунья тысячу раз прошла сквозь зеркало, с пристрастием допросила шахматные фигуры, поникла, услышав их абсурдные ответы. И только выйдя на улицу, вспомнила о еже, Она достала мадам Густавсон из кармана.

«Войти в контакт с мужем? — удивилась ежиха. — Мы, дорогуша, находимся в святилище. Здесь нейтрализуется любая форма магии, и мои телепатические способности проявляются лишь на очень близком расстоянии. Но не беспокойтесь. Ганс-Фридрих, несомненно, все еще сидит в этом дурацком кролике».

Роберта могла встретиться с ними на «Зачарованном Постоялом Дворе». План указывал, что он находился в конце крытой галереи, которая называлась галереей Панорам. Колдунья двинулась по ней, сожалея, что не осталась на «Тузитале».

ГЛАВА 30

Георама. Мареорама. Гигантская опера. Зал Света. Все аттракционы, основанные на оптических иллюзиях, были закрыты. Галерея повернула налево и, похоже, стала сужаться, а лампы давали все меньше света. Ежиха почуяла угрозу и посоветовала Роберте повернуть назад, колдунья последовала совету. Сразу после поворота, который она только что прошла, высилась кирпичная стена. Раньше ее не было. Но справа открылся новый проход.

Роберту охватили сомнения. Ни один из путей ей не нравился.

«Кто-то приближается! — вдруг предупредила мадам Густавсон. — В его мозгу звенит ваше имя».

«Уоллес, — тут же подумала колдунья. — И он связан с Баньши».

В конце галереи в световом ореоле появился силуэт.

— Мадам Моргенстерн? — осведомился мужчина, говоривший с явным восточным акцентом.

Колдунья бросилась прочь от мужчины, повернула направо и оказалась в тупике. Путь преграждала красная дверь с желтой звездой. Она без раздумий распахнула ее и ринулась в пасть тьмы. Преследующий ее мужчина не перешел на бег. Он знал, что галерея не имеет выхода. В свою очередь толкнул дверь со звездой и повернул выключатель, осветив мастерскую мага.

В помещении стояли сундуки, набитые бутафорским оружием, сломанные манекены, автоматы с обнаженными механизмами и выщербленными лицами. На полу валялись шестеренки, юбки и посеребренные челюсти. Турок-преследователь осторожно двинулся вперед по пути, проложенному в хаотическом нагромождении нужных и ненужных вещей. Поздоровался с соотечественником-шахматистом, заглянул через плечо фарфорового игрока на клавесине, проверяя, не прячется ли кто позади.

Его внимание привлекло хныканье в глубине мастерской. Турок прошел мимо манекена, увенчанного ежом, и опрокинул ведро, наполненное волшебными палочками.

— Проклятие! — выругался он и наклонился, чтобы собрать их.

Палочки валялись рядом с открытым шкафом с четырьмя отделениями. Турок собрал их, выпрямился, обернулся. Манекен с силой толкнул его в шкаф, закрыл дверцы и запер их на замок. Мужчина изнутри налег на дверцу плечом. Та не поддалась — он попал в плен. Роберта открыла верхнее отделение. В ней появилась голова пленника.

— Не оставляйте меня в этой штуковине! — взмолился он. — Я страдаю клаустрофобией!

Роберта скривилась, увидев темнокожего мужчину в тюрбане. Голос звучал искренне. К тому же хозяином святилища был шотландец.

— Вас послал Уоллес?

— Он хочет встретиться с вами.

— Чтобы сдать меня Баньши? Скажите, как отсюда выбраться, или я... — Колдунья заметила огромные металлические лезвия, лежавшие рядом со шкафом, схватила одно из них и согнула с садистским выражением на лице. — Или я отрежу вам голову!

— Не делайте этого! Умоляю вас!

Роберта захлопнула верхнюю крышку, показывая, что не шутит. В шкафу послышался яростный шум, потом все стихло. Заинтригованная Роберта отбросила лезвие и открыла дверцу. Вместо головы турка торчали лодыжки.

— Ну и дела! Этот идиот перепутал себя!

Она распахнула три остальные дверцы, увидев торс, бедра и голову — та касалась пола. Турок был жив, но не осмеливался пошевелиться.

— Вам плохо? — забеспокоилась колдунья.

— Сойдет, — ответил он, пожимая плечами, попавшими в среднее отделение. — Правда, чувствуется некоторое смещение частей тела.

— Как восстановить прежний порядок?

Колдунья уже не ощущала опасности. Она совершила ошибку и спешила ее исправить.

— Ситуация требует вмешательства профессионала. Этим может заняться мой хозяин. Он не желает причинять вам ни малейшего зла. Позвольте вызвать его?

Роберта кивнула.

— Сим Сала Бим! — крикнул несчастный. Мастерскую залил внезапно вспыхнувший свет. Колдунья обернулась и увидела высокого мужчину в красном кушаке, затянутом на талии, и в плаще с зеленым подбоем. В руке он держал цилиндр.

— Простите? — с царственной небрежностью произнес Уоллес. Его глаза остановились на шкафу, потом на Роберте. — Я предполагал такой исход, надо было делать все самому, — проворчал он, захлопывая дверцы шкафа.

Восстановил порядок частей тела и открыл дверцы. Турок целехоньким выбрался наружу. Ощупал конечности, довольный, что все на своих местах. Маг повернулся на четверть оборота и оказался лицом к лицу с колдуньей.

— Вы Роберта Моргенстерн?

— Пока да...

— Три крайне важные персоны желают видеть вас. Невежливо заставлять их ждать. Простите за бесцеремонность, но мы отправимся к ним кратчайшим путем. Мы и так потеряли слишком много времени.

Уоллес вихрем закрутил необъятный плащ вокруг Роберты, и оба исчезли в пурпурной вспышке. Турок, привыкший к зрелищным эффектам, замахал руками, разгоняя дым. Потом вышел из мастерской, стараясь ничего не опрокинуть, а главное — не споткнуться.

ГЛАВА 31

Когда Уоллес распахнул плащ, Роберта тут же узнала место, где они оказались. Они перенеслись в Антиохию и стояли у выхода отделения «Скорой помощи», где она перекусывала, ожидая Фредегонду. Наступила ночь, стоял собачий холод. Запотевшие окна закусочной гостеприимно светились. Маг укрыл Роберту плащом, оберегая от зимнего ветра. Они пересекли улицу и вошли в ресторан.

Тот был заполнен медиками обоего пола, среди которых Роберта узнала тех, кто занимался Лилит. Часть присутствующих стояла на скамейках. Уоллесу и Роберту пришлось протискиваться сквозь толпу, чтобы увидеть, что происходит в центре.

На столе лежало некое подобие юного Фальстафа. На нем верхом восседала Фредегонда, упираясь руками о его плечи. По обе стороны от нее сидели две женщины — блондинка и брюнетка. Они были очень похожи на Основательниц. Роберта подумала, что это могут быть Эрментруда, Вультрогота или Рагнетруда. Дух Земли во время их единственной встречи присвоил себе черты ее матери и сообщил, что та, быть может, жива. Неужели здесь она появилась в своем истинном облике?

— Я не имею ничего против вас, мой маленький Джерри, — медоточиво проворковала Фредегонда. — Вы — мой любимый телефонист. Но я нуждаюсь в добровольце... — Она взглядом эксперта оценила округлости молодого человека. — Вы подходите по всем статьям.

35
{"b":"31009","o":1}