ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Услышав зловещий хохот, все повернули головы налево. Расхлябанный лимузин с семейством мертвяков на бешеной скорости обогнал их и исчез во внезапной вспышке. Чуть дальше виднелись два следа от резины, которые петляли от середины шоссе до ограждения безопасности — часть его была снесена. Автокатастрофа произошла несколькими неделями раньше. Но призраки пока не покинули дорогу № 17.

— Кое-кто прибывает к леди Винчестер раньше других, — философски заключил Эльзеар, скрючившись на сиденье.

Спокойная жизнь в таверне «Две саламандры» не подготовила его к подобному насилию, Аматас был заинтригован.

Автомобилисты, сорвавшись с развязки в пустоту, пролетели вниз полсотни метров. Прекрасный планирующий полет для простых смертных, но не колдунов. Он извлек прикуриватель и затянулся трубкой.

Sicituradastra, — наставительно произнес он, выпустив струю голубого дыма, тут же унесенную ветром, и разъяснил: — Так отправляются к звездам.

ГЛАВА 33

В доме Призраков их встретил мажордом из плоти и крови. Впустил в прихожую, записал имена и попросил подождать несколько минут. Помещение выглядело мрачно, окна были завешены тяжелыми черными шторами. Стояло несколько кресел «бидермейер». Мажордом вернулся, оглядел застывших в напряжении гостей — так вели себя все, кто наносил визит леди Винчестер. Зловещая атмосфера места не располагала к благодушию.

— Мисс Сара Винчестер примет вас. Извольте следовать за мной.

Мужчина двинулся впереди них по коридорам, комнатам и лестницам, похожим друг на друга. Во время недолгой прогулки ректор тщетно пытался расшевелить гида.

— Говорят, в доме сто шестьдесят комнат?

— Сто тридцать одна, если быть точным. Мисс Винчестер велела закрыть двадцать девять комнат западного крыла после землетрясения 1906 года.

— Вам не случалось заблудиться?

— Нет, сэр. Но кое-кого из моих предшественников не удается дозваться.

Аматас и Эльзеар испуганно переглянулись.

— А призраки? Где они прячутся? — наивно спросил кулинар.

— Они повсюду вокруг нас, сэр.

Мажордом остановился и велел прислушаться. С верхнего этажа до них донесся топот, потом звучное «бум».

— Один из них угодил в ловушку, — сообщил мажордом.

— Ловушка для призраков? Ради какой цели?

— Чтобы отделить добрые семена от плевел. Потусторонний мир ужасно похож на наш, сэр. Черное и белое ведут в нем бесконечную, безжалостную борьбу. Этого загнали на одной из лестниц в тупик, а остальные... — он распознал непрестанное царапанье, которое доносилось до них, — пожирают его.

— Добрые призраки поедают злых? — предположил Отто, который нуждался в какой-то материальной опоре.

— Как знать? — отозвался мажордом, едва заметно пожав плечами. И подошел к двустворчатой двери. — Мы прибыли.

Двери распахнулись в зал, где мог бы танцевать польку целый полк гусар. На диваны, пуфики и пианино были наброшены белые чехлы. В центре в инвалидном кресле перед ореховым столом сидела леди Винчестер и наслаждалась чаем. «Клопиня», — подумал Отто, приближаясь к хранительнице, чье лицо скрывала темно-фиолетовая вуаль. Леди Винчестер поставила чашку, промокнула губы вышитым носовым платком и откашлялась.

— Простите, что принимаю вас в столь жалком виде. Обострились старые болячки.

Мажордом снял чехлы с трех кресел с гнутыми ножками. Посланцы уселись.

— Нестор, принеси чай и коробку крекеров.

Эльзеар напряг протестующее брюхо, пытаясь подавить урчание. Мажордом вернулся с подносом. В чашках плескалась желтая жидкость, горячая, как моча дракона.

— Вы прибыли из Базеля? Должна признаться, что смертные редко наносят мне визиты, но каждый раз доставляют мне неизмеримую радость.

— Ваш дом прекрасно содержится, — поздравил ее Отто, обворожительно улыбаясь.

Он окинул зал широким взглядом. Пол из светлой древесины сиял чистотой. Тщательно протертые витражи Тиффани сияли бесконечными полями ромашек. Интерьер без единого пятнышка действовал угнетающе.

— Какая работа! — продолжил он. — Особенно со столь... летучими жильцами!

— Кому вы говорите! Стоит людям дезинкарнироваться, как они считают, что им все дозволено. Но я умею разбираться с дурным семенем. Еще как!

— Вы говорите о ловушках?

Губы леди Винчестер, не прикрытые вуалью, округлились, изобразив видимость улыбки.

— Дом ими переполнен — лестницы с тринадцатью ступеньками, двери, открывающиеся в пустоту или в никуда... Но больше всего я люблю лиловую комнату.

— Что в ней такого особенного?

— Речь идет о комнате в комнате, — снисходительно прошептала она. — Бездна. Ни один призрак не может выбраться из этой сети. Признаюсь, вот уже несколько веков я не заходила туда. Она, вероятно, кишит всякими тварями. Еще чаю?

Послышался звон цепей, крики и удары. Хотя это могли выть ветер и хлопать двери.

— Но я награждаю тех призраков, которые заслужили поощрения, — продолжила вдова. — Для этой цели служат камины. Они позволяют им уходить, когда они захотят.

— А они возвращаются? — спросил Отто, повторяя про себя: «Бегите, бегите, пока можете».

— Всегда.

— Должно быть, услуги отеля хороши! — воскликнул Эльзеар, догрызая безвкусный крекер.

Последние пять минут его терзала безумная мысль. Ему не удастся утолить голод. Жаль. Но ничто и никто не помешает ему промыть глотку чем-то другим, а не ароматизированной горячей водой. Он открыл рюкзак и достал купленную в Дельфах бутылку вина.

— Небольшой презент, — сказал он, протягивая бутылку леди Винчестер.

Он бы скончался на месте, спрячь она подарок в буфет. К счастью, леди Винчестер взяла бутылку и поступила так, как он и ожидал.

— Вино «Веритас»? Честное слово, пришел час, когда я балуюсь глотком черри. Думаю, сей греческий напиток не хуже.

Леди Винчестер неожиданно для всех встала с инвалидного кресла и направилась к призрачному буфету. Эльзеар поспешил открыть бутылку своим швейцарским ножом. Леди Винчестер подала четыре бокала. Эльзеар наполнил бокалы. Они чокнулись. У вина был привкус меда, напоминавший нектар, которым их потчевал Гарнье. Сара Винчестер удовлетворенно прищелкнула языком.

— Итак, чем обязана вашим присутствием в Доме Таинств Винчестер?

Отто атаковал прямо в лоб, как поступил с оракулом и человеком-волком, не скрывая ничего, что они уже знали. Он говорил правду, чтобы проверить искренность собеседницы.

— Кармилла Баньши произвела на свет дочь Дьявола. И собирается вызвать ее отца в ближайшую Вальпургиеву ночь с помощью хранителей святилищ, чтобы объявить себя властительницей черной магии и навечно погрузить наш мир в хаос, преступления и запустение.

Закончил небольшую речь и допил вино. Сара Винчестер опустошила бокал и приподняла вуаль. Троица удивилась ее невероятному сходству с королевой Викторией. Она не мигая уставилась на ректора, но тот даже не дрогнул.

— Вы не сказали ничего нового. Я была среди тех хранителей, которым был представлен ребенок. Баньши показала нам свое маленькое чудо и, конечно, не забыла о демонстрации ее могущества.

«Отлично», — решил Отто, успокоенный откровенностью вдовы. И продолжил:

— Мы побывали в Гуэлле и Дельфах. Гарнье и оракул уверили нас в своей поддержке. Они не последуют за Кармиллой Баньши в ее безумных, разрушительных делах.

Последовала долгая пауза, которая красноречиво звучала «А как вы?». Винчестер прекрасно уловила смысл намека. Пока она говорила только правду. Но далее так действовать не могла. Приказ Кармиллы был ясен: внушить посланцам, что еще ни одно святилище не последовало за колдуньей. В крайнем случае следовало направить их по ложному пути. Она допила вино «Веритас», подготавливая басню, которую собиралась изложить.

«Счастлива сообщить вам, что не последую за Баньши по той простой причине, что не смогу покинуть святилище в Вальпургиеву ночь. Призраки возбуждены, как блохи, и устроили мне веселую жизнь. В последний раз пришлось спустить на них псов Тиндалоса, чтобы призвать к порядку».

37
{"b":"31009","o":1}