ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Усилитель?

— Он позволяет друидам общаться с богами и наоборот. Но с разрухой и кражей отдельных камней контакт был нарушен. Роль Карнутов состоит в том, чтобы восстановить святилище.

— Это ставит их в первые ряды сторонников безумной затеи Баньши, — недовольно буркнула Роберта.

— Почему? — спросил Грегуар.

Колдунья ответила так, словно ее слова были очевидностью:

— Представьте, что ей удастся выманить Дьявола из его убежища и она восстановит контакт. — Она вонзилась взглядом в глаза Роземонда. — Дьявол ведь божественное творение, да или нет?

Профессор истории затушил сигарету, раздавив ее в кокосовой скорлупе, служившей пепельницей, но промолчал.

— У вас нет новостей от друзей-посланцев? — не унимался Стивенсон.

Роберта продолжила, не сводя взгляда с Грегуара:

— Из предосторожности мы сожгли за собой мосты в момент отъезда из Рима. Мы даже не знаем, живы ли они.

— Да, да, да, — пропела Эрментруда, не отрываясь от вязания.

Никто не обратил на нее внимания. О'Талоло вмешался в беседу, прошептав хозяину на ухо несколько слов. Тот ответил на самоа. Осада маяка Скерривор вошла в завершающую стадию, основание было усеяно трупами, громоздившимися друг на друге. Битва была ужасающей.

— Какой сценарий наиболее вероятен? — спросил писатель, закуривая сигарету.

Грегуар пригладил волосы ладонью, потом взлохматил их — Роберта просто млела от этого жеста.

— Имея четыре святилища, Баньши созовет Совет колдунов. Собрание будет проходить в Жантар Мантаре.

— В данный момент его хранитель является арбитром, — сообщила колдунья. — Поэтому он хранит нейтралитет.

— Потом Баньши выдвинет ультиматум по поводу Вальпургиевой ночи.

— Иными словами, через семь дней.

— Не понимаю, — сказал Стивенсон. — Разве ничего нельзя оспорить?

— Против Баньши будет три святилища. Но надо, чтобы они объединились и выступили вместе. Но и в этом случае они останутся в меньшинстве.

Роберта кивком подтвердила слова Грегуара и сказала:

— Все святилища имеют равное могущество. Вот так обстоят дела.

Стивенсон пригладил усики. С кухни тянуло тонким запахом паштета под соусом карри. Снаружи грохотал гром. Луи Ренар решил, что пришло время напомнить о своем существовании.

— Наши друзья-колдуны ведут достойную уважения борьбу, но это их борьба, — начал он напряженным голосом. — Похоже, случай и происходящие события собрали здесь всех нас вместе. Но Эрнст, моя... сестра, — он с трудом воспринимал внезапную перемену ее гражданского состояния, — и я хотели поговорить о других вещах. В частной беседе.

— Хватит тайн, Луи.

Клод Ренар спустилась со второго этажа незаметно для всех. Стивенсон испытал шок, увидев девушку на пороге просторной гостиной. На ней были корсарские шаровары небесно-голубого цвета и ярко-желтая рубашка. В волосах, собранных в пучок, торчал цветок ванили. Губы были слегка тронуты карминовой помадой. Луи сурово спросил:

— Объяснись.

Пиратка подошла к остальным, взяла предложенную Стивенсоном сигарету, оперлась на спинку стула и с лукавым видом принялась перекатывать белый цилиндрик из одного уголка рта в другой.

— Колдуны — наши друзья. Они спасли мне жизнь. Я рассказала им все о кварце и долине сокровищ.

Луи побагровел и бросил подозрительный взгляд на Грегуара, который поспешил успокоить пирата:

— Мы понимаем, что вы хотели сохранить в тайне свое открытие.

Он встал. Роберта хотела последовать за ним. Луи встретился взглядом с сестрой и неожиданно успокоился. Он коснулся рукой плеча Грегуара:

— Простите нас. Оставайтесь.

Пират вскочил на ноги и остановился перед Стивенсоном. Клод встала справа, Пишенетт — слева. Эрментруда отложила вязанье, наблюдая за сценой. Троица извлекла части кварца. Луи собрал артефакт и протянул его президенту Клуба лунатиков, который церемонно принял его.

— Этот камень что-нибудь вам говорит? — спросил Ренар.

Стивенсон изучил камень.

— Ничего, — ответил он.

Луи поджал губы. Но продолжил:

— Нам нужна свободная площадка со стороной не менее десяти метров, чтобы показать, что он... скрывает.

Стивенсон, давно привыкший к разным странностям, не удивился.

— Снаружи есть площадка, которая вполне подойдет. О'Талоло!

Появился слуга, руки его были красными от карри. Выслушал приказ и отправился за прорезиненными плащами и шляпами.

— Площадка находится в другом конце парка, — объяснил писатель.

Он помог Клод надеть плащ, пока остальные самостоятельно готовились противостоять ливню. Грегуар и Роберта были слишком любопытны и хотели узнать, действительно ли существует эта долина сокровищ, а потому не собирались оставаться в доме. Эрментруда согласилась остаться за няньку, пока они будут отсутствовать.

— Кстати, что вы вяжете? — спросила колдунья.

— Свитерок для вашего кролика. Он будет ей впору будущей зимой.

ГЛАВА 42

Площадка оказалась квадратом со стороной двадцать метров, накрытой навесом из пальмовых листьев, по которой с яростью колотил ливень. В одном из углов высился огромный баньян, чьи могучие корни выступали из тщательно подстриженного газона. У подножия дерева в земле торчал изъеденный эрозией камень. Стивенсон объяснил:

— Мы находимся на месте древнего святилища. Дереву поклонялись. И воздавая ему почести, здесь съедали длинную свинью.

— Длинную свинью? — переспросила Роберта.

— Человека, — сообщил ей Грегуар.

Луи взял инициативу на себя. Он некогда открыл, как работает кварц. А потому взял демонстрацию на себя.

— Станьте позади меня, — посоветовал он Роберте, Грегуару и Стивенсону. — Быть может, вначале вы будете слегка дезориентированы.

Нажал на кварц в двух точках. Из камня вырвался белый ослепительный свет, и тут же вокруг возникли яркие фасады. Они стояли уже не на площадке Ваилимы, а на улице, украшенной разноцветными монументами и бронзовыми фигурами. Земля под ногами чудесным образом превратилась в алебастровую мостовую.

— Ну и дела, — прошептал Стивенсон.

Луи, не отпуская кварца, слегка сдвинул руки вниз, потом вверх, вправо и влево. Вид менялся, следуя за движениями рук, словно пират управлял зрелищем, стоя в центральной неподвижной точке.

— Теперь двинемся вперед, — предупредил он.

Он покрутил кварц, и монументы потянулись мимо со скоростью идущего шагом человека. Роберта в замешательстве оперлась на Грегуара. Их вынесло на овальную площадь, по краям которой высились купола на дорических колоннах, многоэтажные мавзолеи, группы обелисков с позолоченным пирамидальным верхом, порфировые статуи. Площадь, похожая на углубление, была забита сокровищами, ящиками, амфорами, холмиками из золотых монет. Пишенетт протянул руку, словно пытаясь схватить одну из них.

— Мы ходили по улицам этого города целыми днями, — сообщил Луи Ренар. — Пытаясь отыскать его местоположение.

Он повернул кварц и показал им небо. Часть его скрывала искусно выделанная сетка.

— Похоже на купол, — решила Роберта.

— Это место похоже на парник, — добавила Клод Ренар. — И здесь всегда стоит ночь.

Луи продолжал вести их по городу, уверенно манипулируя камнем. Они покинули центральную площадь, двинулись по проходу между двумя почти касающимися друг друга зданиями, продолжая виртуальную прогулку по безмолвному городу. И невольно наклонялись вправо или влево, когда Луи менял направление. В конце концов он остановился перед домом с окнами в виде полумесяцев.

— Единственная достоверная вещь, которую мы отыскали во время своих странствий.

В фасад была заделана стела. Роземонд перевел надпись, выполненную на древнегреческом языке.

— «Этот город помещен под покровительство Клуба лунатиков. Секция Александрии. Для получения сведений связаться...» Дальнейший текст отсутствовал.

Видение сжалось и вернулось в кварц, который тут же погас. По крыше барабанил дождь. Стекавшая с плащей вода образовала лужи у ног путешественников. Во время короткой экспедиции никто не шелохнулся.

49
{"b":"31009","o":1}