ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Совет открыт. Он будет транслироваться в Эфире. — Он указал на нечто вроде микрофона на подставке в самом низу трибун. — Таким образом, те, кто не сумел добраться до нас, могут принять участие в дебатах и высказаться. — Он помолчал. — Хорошо. Решение о проведении Совета было принято в связи с заявлением Кармиллы Баньши из Базеля, которая присутствует здесь.

Сатанисты радостно завопили. Баньши вскинула руку, заранее празднуя победу. Морель призвал присутствующих к порядку.

— Кого мне объявить для сообщения о вашем проекте?

— Опять? — недовольно рявкнула Кармилла. — Все было изложено в коммюнике.

Морель не отступился.

— Что он делает? — шепотом спросил Аматас у Отто.

— Тянет время. Чтобы Тагуку с Уоллесом могли присоединиться к нам.

Баньши шумно вздохнула, встала и произнесла короткую речь:

— Я, Кармилла Баньши из Базеля, создала новую федерацию черной магии. Ко мне присоединились четыре святилища и их хранители. Жиль Гарнье из Гуэлля. — Человек-волк встал, раскланялся и сел на место. — Леди Винчестер из Санта-Клары. — Вдова кашлянула, но не показалась. — Оракул из Дельф. — Пифия с закрытыми глазами походила на неподвижную статую. — И наши друзья Карнуты, чей представитель любезно согласился прибыть сюда.

Баньши ожидала приезда всей делегации. Друидам придется дать исчерпывающие объяснения по поводу своей неявки.

— Мой... Наш проект состоит в том, чтобы послезавтра вызвать Дьявола на очередную Вальпургиеву ночь. Вызов будет произведен в моем дворце Лиденбург. Ожидается грандиозный праздник. Сердечно приглашаются все друзья нашего дела.

Делегация Гарца недовольно зароптала. Но их ропот заглушили приветственные вопли сатанистов. Участники раута автоматически становились знатью нового колдовства.

— После тунгусской катастрофы вызов почетных властителей-попечителей запрещен нашим уставом, — напомнил Морель.

— Поэтому я и требую голосования хранителей. — Она злобно усмехнулась, вперила свои гадючьи глаза в посланцев, застывших на пустой трибуне. — Я почти никого не вижу перед собой. Это не займет много времени.

Отто решил, что настало время вмешаться.

— До нас дошли сведения, что Стоунхендж разрушен, — небрежным тоном начал он, обратившись к Морелю. — Остается ли в таком случае голос за нашим другом Карнутом?

— Что? — прошипела Баньши. Глаза ее буквально вылезли на лоб.

Морель спросил у друида, пытавшегося скрыть лицо под капюшоном:

— Вы подтверждаете эту информацию?

— Несколько камней обрушилось из-за небольшого землетрясения, — неуверенным голосом ответил он. — Но трилитон остался стоять.

Морель смущенно ответил Ванденбергу:

— Здесь иной случай, чем с Малой Прагой. Если трилитон стоит, Стоунхендж по-прежнему участвует в голосовании.

— И Мондорама! — рявкнул басистый голос.

Уоллес величественно прошел по проходу, поздоровался с присутствующими и поднялся к посланцам, которые раздвинулись, чтобы занять побольше места на трибуне. Кожа мага была неестественно розовой, но он превосходно владел собой. Уоллес сбросил плащ на сиденье и уселся между Отто и Аматасом. Тагуку занял место между Аматасом и Эльзеаром.

— Вряд ли я ожидала такое, — прошипела Баньши, мотая головой. Она повернулась к Морелю и ткнула обвиняющим пальцем в мага: — Этот человек лжет! Мондорама затонула.

— Не без вашей помощи, — согласился Уоллес. — Но часть ее дрейфует неподалеку от Коранака, не так ли, уважаемый арбитр?

— Совершенно верно, — подтвердил Морель. — У нас тот же случай, что и со Стоунхенджем. Мондорама тоже участвует в голосовании.

Баньши раздула ноздри, как разъяренный бык. Пифия, видя, что будущее начинает меняться, открыла глаза и устремила неподвижный взгляд на ряды противника.

— Приступим к голосованию, — потребовала Баньши. — Его исход не вызывает никаких сомнений.

Морель бросил отчаянный взгляд на звездные фигуры, нависавшие над ним. Через несколько минут у Баньши будут развязаны руки, чтобы распахнуть врата, которые она выбрала. Отто был прав — эта женщина была мальстремом, черной дырой, готовой поглотить мир. Почему он не приступил к созданию восьмого святилища после исчезновения Малой Праги? У них был бы еще один союзник. Он никогда себе этого не простит.

— Будем голосовать, — бросил он, лицо его вдруг осунулось. Он медленно выговорил: — Пусть те, кто за проект Кармиллы Баньши, поднимут руку.

Никого не удивило, когда справа поднялись четыре руки. Хранитель Жантар Мантара хриплым голосом произнес:

— Пусть выскажутся те, кто против.

Уоллес и Тагуку подняли руки. Лицо Баньши, осветившееся улыбкой победительницы, потускнело, когда Морель проголосовал против нее. Произошло самое худшее — она победила с преимуществом в один голос. Она уже встала, считая, что с делом покончено, когда помощник хранителя вбежал в круг и прошептал на ухо хозяину несколько слов. Лицо того внезапно просветлело.

— К нам поступило дальнее сообщение, — объявил он. — Принесите передатчик.

Служитель вернулся с аппаратом, из которого торчали металлические стержни, и поставил его рядом с микрофоном. Вспыхнул зеленый глазок, и в центре круга появилась Роберта. Она стояла, сложив руки на груди, лицом к Морелю. Зеленая колеблющаяся фигура, по которой пробегали полосы и которую иногда перекашивало, но изображение было достаточно четким, чтобы узнать колдунью.

— Я — Роберта Моргенстерн из Базеля. Прошу простить меня за позднее вторжение. Надеюсь, я не опоздала?

Баньши, вне себя от ярости, завопила:

— Голосование завершено!

— Я его еще не утвердил, — тихим голосом напомнил Морель. — Полагаю, мадемуазель Моргенстерн имеет важное сообщение. Иначе она бы не осмелилась прервать нас.

— Конечно! — ответила колдунья, которая благодаря познаниям Луи Ренара и могуществу Эрментруды могла общаться с присутствующими в реальном времени. Жиль Гарнье положил руку на плечо Баньши, заставив ее сесть на место. — Имею удовольствие сообщить вам о рождении нового святилища.

— Нового святилища? — воскликнул Отто.

— Вранье! — прохрипела Баньши.

Сатанисты возмущенно заорали. Посланцы захлопали. Хранители обменялись взглядами, одни — ненавидящими, другие — торжествующими. Морель еще раз призвал аудиторию к порядку. И обратился к Роберте:

— Полагаю, что ваше святилище имеет покровителя? В его голосе звучали надежда и страх.

— Крестная мать. Эрментруда, Основательница Эфира. Чтобы доказать, что я не обманываю вас, она подтвердит мои слова.

Пифия, увидев, как туман, закрывавший будущее, рассеивается, напряглась, но оставила видение при себе.

— Чего мы ждем? — нетерпеливо спросила Баньши. — Вы же видите, что она блефует.

Свет, словно опровергая ее слова, внезапно померк. Всех присутствующих охватил ужас. В каждом, будь он хранителем, колдуном или простым смертным, проснулись глухие, древние страхи. Солнце погасло, погрузив Жантар Мантар в беспросветную ночь. Через несколько секунд мрака светило вновь вспыхнуло. Даже Баньши облегченно вздохнула, что не помешало ей, однако, вскочить с места и выдвинуть обвинение:

— Трюк конкистадора! Дело рук мага!

— На сегодня на этой широте не было предусмотрено никакого солнечного затмения, как бы вам этого ни хотелось, — ледяным тоном одернул ее Морель. — Сядьте на место и помолчите! — Баньши подчинилась. — Продолжим, — сказал он, обратившись к Роберте. — Где расположено восьмое святилище?

— 163 градуса восточной долготы, 34 градуса южной широты. В открытом море вблизи Австралии.

— Кто хранитель?

— Пока я.

— К какой категории его следует отнести?

Перед Советом возникла оккультная органиграмма в виде колдовского дерева с почками, ветвями, стволом и корнями. Было видно, что основатели проделали тщательную классификационную работу с проработкой деталей от общего к частному. Объявив, что восьмое святилище относится к категории Z, Роберта не нарушила традиции, сделав его существование законным. Категория относилась к разделу «Разное», которое часто использовалось в области странностей.

63
{"b":"31009","o":1}