ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Каково его наименование?

— Жюль Берн, — сообщила Роберта.

Название обежало аудиторию. Но тишина быстро восстановилась, поскольку Морель готовился задать Роберте вопрос, которого Баньши боялась больше всего:

— Полагаю, вы в курсе разногласий, которые мы сейчас обсуждаем?

— Да.

— Мы проводили голосование. Желаете участвовать в нем?

— Возражаю, — крикнула Баньши.

Морель встал и объявил:

— Еще один возглас, и окажетесь в своем летающем гусе! Ясно?

Баньши уселась на место.

— Я хочу участвовать в голосовании, — подтвердила Роберта.

— Хорошо. — Морель повернулся к хранителям на трибуне справа. — Вы все по-прежнему «за»?

Хранители, сторонники Баньши, подтвердили свой выбор ропотом.

— Пусть выскажутся те, кто против.

Тагуку, Уоллес, Морель без колебаний подняли руки. Роберта присоединилась к ним.

— Четыре против четырех, — подвел итог Морель, не сумев скрыть внутреннего ликования. И повернулся к Баньши: — У вас есть право на одно из двух решений — либо отказаться от своего проекта, чтобы все разошлись с миром, либо выбрать столкновение. Во втором случае вопрос будет решен силовым методом ценой многих жизней, которые в противном случае могут быть сохранены.

— Столкновение? — прошептал Эльзеар.

— Битва, сражение, рукопашная схватка без всякой жалости, — просветил его Уоллес и хищно улыбнулся.

Сидящие в круге затаили дыхание.

— Значит, хотите войны? Пигмей, публичный клоун, астроном-пацифист и жалкая сирота — вы предлагаете мне войну? Да будет так. Столкновение состоится.

— Мы выбираем место, вы выбираете дату, — бросил Гарнье.

— Сражение состоится в моем святилище, — предложила Роберта.

— Прекрасно! — рявкнула Баньши. — Мы совершим обряд освящения вашей кровью. Что касается даты, то она давно известна. — Она прикинула время, которое понадобится, чтобы добраться до указанного Робертой места и собрать армию с помощью четырех хранителей с учетом часовых поясов. — Послезавтра в сумерки. Перед Вальпургиевой ночью. Меня лишат удовольствия вызвать Дьявола в моем жилище, но зато я смогу предложить ему в качестве жертвоприношения ваши жалкие останки, Кто любит меня, следуйте за мной! — крикнула она. — Храбрые будут вознаграждены!

Она встала, спустилась по ступеням, огненной стрелой пронеслась сквозь изображение Роберты и поддала ногой передатчик, который с треском отключился. И вышла из круга в сопровождении хранителей, сатанистов и делегации Гарца, которая сделала свой выбор в пользу черной магии.

— Как вы считаете, каковы у нас шансы остаться в живых? — спросил Эльзеар, когда Баньши и ее прихвостни исчезли.

— На бумаге, один к двум, — любезно сообщил Отто.

— Не забывайте, что мы ввязываемся в бой с серьезным гандикапом, — напомнил Аматас, набивая трубку табаком.

— Каким? — спросил Отто.

— Мы ничего не смыслим в военном деле. А они соображают.

ГЛАВА 58

После скромного, на взгляд Эльзеара, завтрака Морель обсудил со своим помощником, каким образом тот будет управлять святилищем во время отсутствия хранителя.

— Переведешь инструменты в дежурный режим и не будешь никого выпускать из дома отшельников.

Потом изучил планисферу, украшавшую его кабинет.

— 163 градуса восточной долготы, 34 градуса южной широты. Как она сказала, в открытом море вблизи Австралии.

Его палец застыл в зоне больших глубин.

— В самом сердце океана Чудес, — вздохнул Ванденберг.

— Послезавтра вечером. У нас всего сорок восемь часов, чтобы попасть в этот город Верн.

— Можно по воздуху, — предложил Лузитанус.

— Можно. Но у меня нет в распоряжении ни одного аппарата легче воздуха.

— Как? — возмутился Уоллес. — Не могли сказать раньше?

— У нас есть «хаммер», — сказал Отто.

— А куда мы на нем доберемся за тот маленький отрезок времени, что у нас есть? — спросил Морель. — Направившись на восток, мы могли бы пересечь Кунджераб, но он кишмя кишит бандитами. И Татарский перевал в их руках.

— Значит, пути по воздуху и суше нам закрыты, — подвел итог Уоллес, роясь в цилиндре. Извлек из него справочник железных дорог Брутана, но тот оказался бесполезным, а потому маг предложил: — Я мог бы сотворить ящик исчезновений громадных размеров. Но совершенно не представляю, как работал ящик Гудини, хотя тот и перебросил меня в окрестности Жантар Мантара. Другой ящик, быть может, забросит нас в город Берн? Как вы считаете?

Все с сомнением глянули на него, поскольку в это надо было крепко поверить. Тагуку предложил провести с Уоллесом еще один сеанс шотландского душа.

— Ящик выбросил вас на дорогу паломников не случайно, — тихим голосом сообщил Морель.

— Вот как? — хмыкнул Уоллес. — Докажите. Слушаю вас.

Морель не решался продолжить. Это был один из самых охраняемых секретов уединенного святилища. Он извинился, сказав, что пока не может дать объяснений.

— Позже, — сказал он, раскрутив планисферу вокруг оси.

— Мы не можем ждать, ничего не предпринимая. Морель вышел из кабинета, провел их через два зала, и все двинулись вниз по лестнице, ведущей под караван-сарай. Когда они подошли к первой металлической двери, он трижды повернул ключ в замочной скважине. Вся компания продолжила путь при свете электрических фонарей, встроенных в карниз, пока не добралась до коридора квадратного сечения, перекрытого второй дверью. Морель открыл ее новым ключом, и они оказались в пустом помещении. В одну из стен рядом с третьей дверью, обитой красной кожей, был встроен аппарат с рычагами, ручками и медными циферблатами.

— Где мы? — осведомился Ванденберг.

— Под Жантар Мантаром.

— Мы не сомневались, — прохрипел Уоллес, заинтересовавшись панелью управления. — Эта штука, похоже, есть плод воображения писателя викторианской эпохи.

Морель передал связку ключей управителю и велел ему запереть их в комнате. Эльзеар с опаской огляделся. Отто нацепил пенсне, чтобы изучить аппарат.

— Брюнель энд Брюнель, — прочел он на главном циферблате. — Лондон.

Морель встал напротив машины и щелкнул выключателем. Фонари мигнули, потом засияли еще ярче. Послушался рев кузнечных мехов. Он набрал координаты, названные Робертой, с помощью механической клавиатуры, потом передвинул один из рычагов в сторону. Аппарат затарахтел и выплюнул перфорированную бумажную ленту. Морель оторвал ее и изучил. После продолжительного молчания присвистнул и сказал:

— Итак, господа, дорога длинная. Но мы будем на месте в нужный час.

Щелкнул отпирающийся замок. Вдруг перед Тагуку, который развлекался, тыкая пальцами в складки кожи, распахнулась дверь. За ней открылся затейливый интерьер с округлыми стенами, вдоль которых тянулись скамьи. Морель вошел в цилиндрическую комнату. Остальные нерешительно последовали за ним. Как только все оказались в салоне машины — в ней также имелись душевая, койки и панорамное стекло в передней части, — Морель запер дверь, и помещение слегка задрожало.

Уоллес рассмотрел выползшую из машины ленту с маршрутом. Они минуют Мандалай (Бирма), Малакку (Малайзия), Хампти-Ду (графство Дарвин). Последним пунктом была указана Тувумба (Южная Австралия).

Отто снял рюкзак с книгой Никола Фламеля и приступил к изучению названий книг, стоявших в походном книжном шкафу, надеясь отыскать Сун Цзу с целью ознакомиться с военным делом, о котором не имел ни малейшего понятия. Эльзеар грыз ноготь большого пальца. Аматас, прижавшись ухом к перегородке, прислушивался к гудению, доносившемуся из-за нее.

— Что это за средство транспорта, в котором мы очутились? — поинтересовался маг. — Случаем, не... метро?

— Пневмотранспорт, — ответил Морель, роясь в полукруглом шкафу. — Сколько нас? Три посланца. И три хранителя.

Достал из шкафа шесть бокалов и расставил их вокруг бутылки шампанского. Эльзеар вытаращил глаза, прочтя на этикетке дату.

— Редкие люди, знающие о его существовании, называют его трубой, — продолжил Морель. Придержал пробку, чтобы та не выстрелила, и разлил шампанское по бокалам. — Эта сеть существует с поздней античности. Французские и английские инженеры отыскали ее в колониальную эпоху и обеспечили комфорт, который вы сумеете оценить во время путешествия.

64
{"b":"31009","o":1}