ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Здоровое питание в большом городе
Канатоходка
Бумажные призраки
Школьники «ленивой мамы»
Лавр
Проклятое ожерелье Марии-Антуанетты
Разбуди в себе исполина
Первая леди. Тайная жизнь жен президентов
Правило 5 секунд. Как успевать все и не нервничать
A
A

— Я вызываю его так. Если не сможешь повторить мой вой, просто назови мое имя. Мы хорошо знаем друг друга.

Последние барьеры были устранены. Амазонки, живые трупы и человеческое отребье ждали момента выхода на равнину. Баньши колебалась, не зная, стоит ли произносить речь. Если схватка ограничится десятью неподвижными штафирками, умирающими от страха... Она предпочла доверить ведение операций Гарнье. Пусть обыщут весь остров и делают с теми, кого встретят, все, что им заблагорассудится. Она в одиночку направилась к гидросамолету, повторяя слова, сообщенные ей союзниками.

— Началось, — объявил Стивенсон.

И передал подзорную трубу Клод Ренар. По равнине шла кошмарная армия. В авангарде двигался Гарнье, За ним следовали три волны — сатанисты, зомби, амазонки. Вдова и оракул остались в тылу. Клод перенесла внимание на маяк. И заметила в фонаре подвижные тени Основательниц.

— Полагаете, они там все? — спросила она.

— Надеюсь.

Клод осмотрела в подзорную трубу равнину и окрестности.

— Я не вижу Грегуара Роземонда.

— Он должен быть с Основательницами.

— А Роберта?

— Надеюсь, она добралась до колосса.

Армия Баньши, двигавшаяся по всей ширине равнины, приближалась к зоне, где были разложены книги. Стивенсон сгорал от желания увидеть, сработает или нет их замысел.

— На кого первого они наткнутся? — спросила Клод.

— Перро и Гомер расставлены в шахматном порядке. Рабле я поместил на фланге. И подготовил сюрприз.

Клод достаточно хорошо знала писателя, чтобы понять: его тон говорил о какой-то хитрости. Она опустила подзорную трубу и глянула на него, вынуждая признаться.

— Особая засада, — пробормотал он.

— Одно из твоих произведений?

Он разгладил усы, как бы подтверждая ее слова.

— Только не говори, что это доктор Джекилл...

— Мистер Хайд, прости, тоже примет участие в битве. Если кто-то решит открыть книгу, разумеется.

Подобная перспектива, похоже, очень нравилась Стивенсону. Но было пора покидать наблюдательный пост. Он еще раз глянул на манекены, расставленные по краям равнины. Они заменяли дружественных хранителей святилищ и посланцев, которые не успели явиться к общему сбору. Потом схватил Клод за руку и потащил вниз по склону, где их ждал бронзовый колосс.

— Наконец-то! — проворчал Луи Ренар, занявший свое место в правом глазу колосса.

— Роберты с ними нет, — сообщил Мартино, сидящий в левом глазу.

Находившийся рядом с ним Пишенетт сообщил:

— Забыл вам сказать. Когда я расстался с ней, она собиралась принять ванну.

— Ванну? — удивился Мартино.

— Окунуться в лагуну. По ее словам, дольше она ждать не могла.

Грегуар рассвирепеет. Но у нее были личные счеты с Баньши.

Она избрала себе облик в соответствии с ситуацией, использовав убранство своей варварской юрты и дрим стрим, течение неограниченных возможностей. Грегуар скорее всего не узнал бы ее. Поскольку в «Гуся-Щеголя» перед его взлетом проникла не Роберта Моргенстерн, а Роберта-Одиночка, Роберта-Мстительница, Роберта-Неукротимая.

Облаченная в кожаные обтягивающие штаны, «Боди-Перфект» и поножи из мягкой кожи, с плетью вокруг пояса, она кралась вперед, тихая, как паук, и решительная, как пантера. Прошла половину корпуса и добралась до приоткрытого люка в кабину. Там перед зеркалом сидела Баньши и наводила красоту, чтобы соблазнить Дьявола.

Карминовые ногти. Фиолетовые губы. Аметистовые веки. Черное облегающее платье с разрезом до половины бедра было верхом вульгарности. Роберта увидела, что Баньши, щелкнув пальцами, выкрасила волосы в рыжий цвет, а потом вылила на себя целый флакон бесцветного раствора с резким запахом. Ванильная орхидея. Роберта дождалась, пока Баньши закончит прихорашиваться. Вызов Дьявола явно состоится не здесь, и колдунья решила, что схватиться с соперницей лучше на открытом воздухе.

Кармилла вознаградила ее за ожидание. Встала, поцеловала свое отражение, оставив липкий след на зеркале, и двинулась к носу самолета. Роберта держалась на почтительном расстоянии. Баньши миновала запертую камеру, грядку колдовских трав и стала взбираться по лестнице.

Роберта двинулась следом спустя минуту. Ступени вели к открытому люку. Она осторожно выглянула наружу. Кармилла стояла в точке, где сходились крылья. Роберта видела соперницу со спины — Баньши вскинула руки к небу. «Гусь-Щеголь» кружился на высоте пяти тысяч метров над городом Верн, летя вдоль границы циклона.

Роберта вылезла на крыло, выпрямилась и схватила плеть. Сейчас она забыла о Роберте-любящей, о хрупкой Роберте-матери. Размахнулась плетью и ударила Баньши по спине — та отпрыгнула в сторону, издав вопль удивления и боли.

ГЛАВА 63

Зомби, обозленные отсутствием врага, дважды напали на сатанистов. И дважды пришлось вмешиваться Гарнье, чтобы восстановить порядок в рядах армии. Он мечтал увидеть противника перед собой. «Эта равнина пахнет ловушкой», — повторял ликантроп, наткнувшись на первую книгу.

Небольшая книжечка лежала на земле, прикрытая светло-серой бумагой. Гарнье презирал творения духа. Но все же подобрал книгу и прочел то, что было написано на обложке.

— «Странствия Одиссея». Гомер.

В книге лежала закладка. Гарнье открыл книгу, чтобы посмотреть, что там.

— Нет ничего более ужасающего, чем это чудовище, — начал он читать. — Видом и ростом в страх приводя, он не сходен был с человеком, вкушающим хлеб, и казался лесистой, дикой вершиной горы, над другими возвышающейся грозно.

Гарнье бросил читать. Захлопнул книгу и хотел отбросить ее в сторону. И застыл, увидев, что гора из плоти закрывала горизонт там, где десять секунд назад не было ни малейшего препятствия. Он узнал циклопа.

— Как такое может быть? — пробормотал человек-волк. Мифологическое существа подхватило сатаниста, зубами оторвало ему голову и выплюнуло ее, принявшись жевать остальное. Вокруг царило замешательство. Равнина, безлюдная и безмолвная минуту назад, кишела фантастическими существами. Три амазонки сражались с гномами, вооруженными кирками. Восточные люди в шароварах разили демонов и сатанистов своими кривыми мечами. На поле битвы появился дракон и начал поливать нападающих струями огня. Солдаты, пропитанные зельем Цирцеи, вспыхивали, но продолжали сражаться, испуская неистовые вопли.

Книги, сообразил Гарнье. Они десятками валялись на земле, открытые случайно или нарочно. Все они были мокрыми... Их вымочили в дрим стриме. Стоило их открыть, как они давали жизнь существам, обитавшим внутри. Роберта Моргенстерн пригласила их на беспощадную битву с бумажными созданиями.

Похожий на громадный воздушный шар Гаргантюа навис над схваткой и подцепил зомби, который по неосторожности наступил на Рабле. Обжора раскусил его и с отвращением выплюнул изъеденные гнилью останки. Гарнье завершил преобразование, упал на четыре лапы и бросился на легендарного любителя поесть, призывая свору к беспощадности.

68
{"b":"31009","o":1}