ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дьявол столкнул Баньши в пустоту. Она упала прямо в разверстую пасть сома, оставив за собой в небе гроздья осколков, таких же черных, как и лепестки ее орхидеи. Чудовище захлопнуло пасть и тут же погрузилось в пучину.

— Веселой Вальпургиевой ночи, — хмыкнул Дьявол, стирая с кончиков пальцев сажу от сгоревшей человеческой плоти.

Он вернулся к месту сочленения крыльев, спустился через люк в гидросамолет, направился к камере, где нашел агонизирующего плюшевого медвежонка. Снял с него оковы и направился к люку, открывшемуся при его приближении. И продолжал ступать в пустоте, пока гигантский гидросамолет, лишенный магии, удерживающей его в воздухе, падал в лагуну, которая вскоре поглотила его. Он ступил на твердь в отдаленном уголке города Верн, зажав медвежонка под локтем.

«Прежде всего отыскать Роберту, — сказал он себе и поджал губы. — Надо удостовериться, что с ней все в порядке. Иначе я за себя не отвечаю».

ГЛАВА 67

Мартино наконец удалось сбросить крылья. Он узнал предводительницу амазонок. Она была слишком близко, чтобы думать о бегстве. Он выхватил револьвер и приказал:

— Стоять! Руки вверх!

Амазонка и не подумала подчиниться. Молодой человек выстрелил, не теряя времени на прицеливание. Пуля пролетела на три дюйма выше. Он с бранью сунул бесполезный револьвер в карман и начал пятиться, стараясь держать приемлемую дистанцию между собой и преследовательницей.

— Смешно. Я не держу на вас зла. Теперь все кончено.

— Для вас — да.

Она достала нож, лезвие которого жаждало глотки этого младенца еще с Дельф.

— Вы только и думаете о сражениях? — спросил он. — В жизни есть и более интересные вещи. Должен вас предупредить. Если причините мне хоть малейшее зло, хранительница святилища Верн устроит вам поганые четверть часа.

— Моим вознаграждением будет твоя агония.

Внезапно Клеман вспомнил о колчане. Он поспешил вставить стрелу в лук и наудачу выпустил ее. Она была ярко-розового цвета и полетела по тому же пути, что и пуля. Амазонка проводила ее взглядом.

— Жалкий стрелок, никудышный лучник, — пропела она и ринулась на Клемана.

Прижала его к земле, уперлась коленом ему в живот, одной рукой откинула его голову назад и приставила лезвие к горлу.

— Муркшумлнюф, — выговорил он.

И произошло то, на что надеялся Мартино. Стрела Купидона ринулась к воительнице и ударила ее в спину под левую лопатку. Разноцветные вспышки ослепили амазонку — она дернула головой и выронила нож. Ее обычно бледное лицо внезапно порозовело. Глаза остановились на молодом человеке. Она охватила ладонями его лицо и страстно поцеловала.

Колосс остановился в десяти метрах от Пифии и Сары Винчестер. Эта парочка в битве не участвовала и не обменялась ни словом во время кровавого побоища. Оракул увидела подлинный исход и будущее в момент, когда Гарнье открыл первую книгу, но уже было поздно вмешиваться. Битва завязалась, а Баньши отправилась вызывать Дьявола.

В левой щиколотке колосса открылась дверь. Ее порог переступил худощавый мужчина с волнистыми волосами и тонкой ниточкой усов, за ним появилась девушка в костюме пирата. Они бок о бок двинулись к двум хранительницам и представились. Винчестер сложила солнечный зонтик из черной кожи и подняла вуаль, чтобы лучше рассмотреть того самого Роберта Луи Стивенсона. Если это действительно был он, его уже заждались в доме в Санта-Кларе.

— Мы пришли принять вашу капитуляцию, — объявил Стивенсон.

В его голосе не было ни малейшего торжества. По одной причине. Ситуация говорила сама за себя. Гигантский гидросамолет рухнул в лагуну. Солдаты короля Артура изрубили последних зомби, обратившись прежде всего против сверхъестественных существ, а потом взялись за амазонок. Осталась лишь горстка перепуганных сатанистов, готовых сложить оружие. Они были безумны, но не глупы. Что касается человека-волка...

С равнины донесся отчаянный рев. Они увидели, как Талос вскинул останки Гарнье над головой и переломил надвое, как сухую ветвь.

Вдова отвратительно рыгнула, словно жевала что-то неудобоваримое. Оракул не шелохнулась.

— Похоже, ситуация обернулась в вашу пользу, — согласилась Сара Винчестер.

— Она всегда была таковой, — поправил ее писатель.

— Чего вы ждете от нас, господин эмиссар?

Вдова проиграла. Появись здесь хранитель Жантар Мантара, он мог бы потребовать от проигравших что угодно. Вплоть до передачи ключей от их святилищ и изгнания из колдовства.

— Возвращайтесь в свои берлоги. И не гоните волну. Вас вызовут.

Закончив речь, Стивенсон повернулся к вдове спиной и исчез внутри колосса. Девушка-пират последовала за ним. Вдова помолчала несколько мгновений, потом шепнула на ухо оракулу:

— Если всякий профан считает себя вправе отдавать приказы...

— Верно, он не знает, с кем говорит, — ощерилась Пифия, которую занимало лишь одно — поскорее забиться в потайной угол своего храма и забыть сей лишенный славы эпизод в своей жизни.

Рука колосса вытянулась, и толстый, как дубинка Геркулеса, палец ткнул в хранительниц, а из бронзовой груди вырвался трубный глас, усиленный динамиками:

— Немедленно!

Ни Пифия, ни вдова никогда не бегали марафон. А потому их достижение не будет занесено в анналы спортивных достижений. Но их старту мог позавидовать и чемпион.

Ночь уже накрыла равнину Казарок, когда Грегуар ступил на нее. Он ориентировался по зареву огромного костра, разведенного рыцарями Круглого Стола, на котором сжигались трупы. Пламя, лизавшее звезды, было достойно Вальпургиевой ночи. Придуманные герои очищали поле битвы. Грегуар наклонился и подобрал одну из сказок своего «Гисториума». Это была так и не раскрытая «Красная Шапочка». Он вытер ее и сунул в карман, не решившись открыть.

— Наконец-то вернулись! Когда битва закончилась! Можно ли узнать, где вы шлялись?

Перед Грегуаром выросла Роберта. Увидев ее, профессор истории испытал невероятное облегчение. Но не показал виду.

— Итак? — нетерпеливо топнула ногой Роберта, ожидая объяснений.

— Осмеливаюсь надеяться, что вы не рисковали жизнью в мое отсутствие? — обеспокоено спросил он. Его снедали сомнения.

Роберта-одиночка с апломбом героини, едва не победившей Баньши, ответила, стараясь удержать преимущество:

— Верьте или не верьте, но я нанесла визит Кармилле в ее летучем палаццо и вызвала ее на дуэль. Чтобы спасти шкуру, у меня не оставалось иного выбора, как спрыгнуть в пустоту.

— Безумица! Я знал это! — вскричал Роземонд, гневно сжимая кулаки.

Он прозондировал дух Роберты, хотя поклялся себе никогда этого не делать. Увидел бой в ускоренном темпе, падение в пустоту, дракона, который подхватил ее и доставил целой и невредимой в город Верн. Он прекратил зондирование, когда она с невинным видом осведомилась:

— Вот как? Значит, Кармилла вам все рассказала?

Грегуар покраснел и, избегая взгляда колдуньи, ответил:

— Как я мог с ней встретиться? Ведь ее самолет разбился в лагуне, не так ли?

— Конечно. Вам нечего было делать наверху. Да и с моей стороны это было идиотской выходкой.

Роберта внезапно прижалась к груди Грегуара, который от неожиданности едва успел раскрыть объятия.

— Как хорошо, ковбой, вновь видеть вас в наших рядах.

— Э... э-э... Как себя чувствует Лилит?

Издали послышался треск скутера. Машина катила от маяка, луч которого метался по ночному небу.

— Скоро узнаем, — произнесла Роберта, сунув руку в ладонь Грегуара.

Они увидели ее, когда Эрментруда оказалась в круге света от костра. Лилит широко улыбалась. Девочка спрыгнула с седла и бросилась к ним, крича:

— Папа! Мама!

Чувства переполняли всех. Даже трое Густавсонов выпрыгнули из корзинок, притороченных к скутеру, чтобы принять участие в чествовании малышки.

— Хирургическая операция стала мировой премьерой, — просветила их Эрментруда. — Не буду входить в детали, однако мы решили все ее молекулярные проблемы.

71
{"b":"31009","o":1}