ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но она осталась в возрасте Красной Шапочки. И теперь в отличной форме.

— Ура! Я должна вас расцеловать! — воскликнула Роберта.

И расцеловала Эрментруду в обе щеки.

— Хм... Хорошо... Ну ладно. Хватит говорить об этом, — проворчала Основательница.

Лилит перестала скакать, как кролик, увидев в руках Грегуара плюшевую игрушку.

— Мой медвежонок, — крикнула она, пытаясь до него добраться.

Грегуар и Роберта опустились на колени, стараясь смягчить удар.

— Он немного... сломан.

— Дядюшка Пленк починит его.

— Пленк, — подхватил Грегуар. — О нем что-нибудь известно?

— Разве я вам не сказала! — Роберта выпрямилась. — Он вступил в контакт с Луи Ренаром, когда тот был в колоссе.

Через Эфир, — вставила Эрментруда.

— Он в Норвегии, в Оксфьордокелене.

— Где это?

Роберта с огорчением пожала плечами. Грегуар был вечным невеждой во всем, что касалось готовой одежды.

— Где «Боди-Перфект», где же еще. Это и было его секретное задание.

— Но... Что он делает в «Боди-Перфект»?

— Тайна, покрытая мраком. За ним отправился Аладдин.

— Аладдин?

Роберта вздохнула. Неужели ее мужчина заболел расстройством мозга, побывав наверху?

— Аладдин. «Тысяча и одна ночь». Ковер-самолет.

Едва она произнесла волшебное слово, как внутри группы возник вихрь. Пленк спрыгнул с ковра и, пошатываясь, направился к Роберте. И едва не упал в ее объятия.

— Уф! Надеюсь, я не опоздал?

У него в руках был пакет. Он открыл его и достал корсет, изготовленный для маленькой девочки.

— Последнее творение цеха «Боди-Перфект»! — воскликнул он. — Магия на службе науки! С этим никакого молекулярного распада! Для Лилит отныне открыта инкарнация в любую девочку ее...

Он вдруг заметил черноглазую Красную Шапочку, которая пряталась за спиной матери.

— ... возраста.

— Она спасена, — сообщила ему Роберта. — Но я благодарю тебя за помощь.

К ним направлялись Основательницы. Шествие возглавляла Фредегонда, держа руки за спиной. Хлодосвинда, Рагнетруда и Вультрогота следовали за ней. Фредегонда остановилась перед Пленком, взяла корсет и попробовала его на эластичность, изменив детский размер на взрослый.

— Я правильно расслышала? Эта штука позволяет осуществить инкарнацию? — Пленк кивнул. — Позволите?

— Прошу вас.

Он помог Основательнице втиснуть в корсет ее обильные формы. Когда корсет зашнуровали, Фредегонда тряхнула грудью, словно саламандра в огне.

— Гениально! — сказала она. — Bay! Прямо топ-модель!

— Моя очередь! — рявкнула Рагнетруда.

— Подожди немного. Ох, как хорошо.

— Я тоже хочу ощутить свое тело! — пробулькала Хлодосвинда, срывая корсет с сестры.

— Дамы, чуть больше достоинства! — попытался урезонить их Пленк.

Грегуар и Роберта отошли от вопящей группы.

— Похоже, дела возвращаются в норму, — усмехнулась Роберта.

Рядом с Вальпургиевым костром остановился колосс. Вытянул руки над пламенем, словно хотел согреться. Грегуар и Роберта увидели Клемана Мартино, который, шатаясь, брел между его ног. У него на шее висела женщина и целовала, рискуя задушить.

— Амазонка? — удивилась Роберта.

Господин Роземонд закурил сигарету, о которой давно мечтал, и хмыкнул:

— Предатель будет осужден за снисхождение к врагу.

Роберта отстранилась от него и, нахмурившись, смерила взглядом.

— Вам не кажется, что вы последнее время слишком много курите?

— Возражения?

— Никакого курения в присутствии Лилит. И отныне я запрещаю вам воздействовать на чьи-либо сердца, кроме моего.

Роберта удалилась до того, как Грегуар успел возразить. Вмешалась в ссору Основательниц, сумела их успокоить и помогла Вультроготе приладить корсет к ее воздушным бокам. Пленк, обрадовавшись, что его освободили от непривычных ему забот, присоединился к профессору истории.

— Отто, Аматаса и Эльзеара с вами нет?

— Похоже, нет, — недовольно буркнул Грегуар. Судмедэксперт лучился радостью. Несомненно, из-за путешествия на ковре-самолете.

— Я был уверен, что вы здесь, еще до того, как узнал.

— Здесь, в городе Верн?

— В сердце тайфуна. — Грегуар пожал плечами, как бы признаваясь, что ничего не понимает. — Разве вы не знали, что метеорологи присвоили ему имя Роберты?

— Не знал, — признался профессор истории. — Можно сказать, их посетило вдохновение.

И отбросил окурок в сторону, не дав себе труда затушить его.

ГЛАВА 68

Они не увидели ни гидросамолета Пифии, который улетел в сторону Америк, ни подлодку Луи Ренара, ни колосса Родосского. Акулья бухта была пуста, когда в нее вошла «Тузитала». Робер Мартино тут же учуял, что кое-что произошло. На его острове стоял шатер. Он был пуст. Но следы вокруг него свидетельствовали, что здесь недавно были люди.

— Быть может, они еще на площади, — шепнул он супруге. — Лучше будет призвать на помощь Путифара.

Но они пересекли циклон не ради того, чтобы отступать. Клементина решительно направилась по дороге, ведущей к маяку. Ее муж-толстяк семенил рядом, едва дыша. Она освещала путь фонарем. Ван дер Деккен шел далеко позади.

Капитана заинтриговал этот остров, который действительно плавал. Город Берн подпадал под определение судна, хотя не имел ни парусов, ни двигателя. Но он позволял капитану обойти древнее заклятие, которое уже долгие годы управляло его жизнью, не позволяя ступить на сушу. Давно забытое ощущение делало его походку неверной.

Клементина и Робер вышли на равнину Казарок, где собирались возвести деревню для отдыха членов Клуба состоятельных. По ней словно пронесся ураган. Виднелось множество следов, повсюду валялись останки тел, а посреди пылал громадный костер.

— Туристы! — разозлилась она. — Туристы загадили отбросами наш прекрасный город Верн!

— Успокойся, моя нежная канареечка.

— Успокойся! Успокойся! Тебе все равно, Робер Мартино!

Клементина схватила какую-то штуковину, в которой не сразу распознала останки зомби. Это была кисть с двумя пальцами.

— Глянь только на этот разор! Цыгане! Да... За всем этим стоят цыгане! Это же очевидно!

Пальцы согнулись и ухватили ее за нос. Клементина отбросила обрубок, фонарь и пустилась наутек.

— Ласточка моя! — простонал Робер, поднял лампу и поспешил за супругой.

Бег наудачу привел бедную женщину к какой-то норе. При свете звезд ей показалось, что из нее вылез лис, уселся перед ней и вежливо спросил:

— Могу ли я вам помочь, любезная дама?

Клементина взвизгнула и понеслась в обратную сторону.

Споткнулась о стоящее на корточках существо и растянулась на земле. Препятствие выросло словно призрак. Это был Карнут — его постигла мрачная участь. Царь кротов атаковал его в разгар битвы и ослепил двумя ударами когтей. И теперь его глазницы кровоточили. Он решил, что пришел его последний час, когда Клементина вновь панически завопила. Они бросились бежать в разные стороны.

Робер, который следовал за женой, ориентируясь по шуму, вновь свернул.

— Сахарная моя! — позвал он.

Она взлетела по склону, ведущему к лесу Якамар. Оказавшись на вершине, она остановилась, дрожа и пытаясь перевести дух. В глазах у нее все плыло. Она видела перед собой что-то необъятно зеленое. Она протерла глаза и медленно подняла голову.

— Дра... дра... дра... — простонала она и упала в обморок.

Когда Робер сумел до нее добраться, дракон уже испарился.

— Колибри моя, чайка моя, — повторял он, шлепая по щекам супруги.

Неподалеку на земле был расстелен персидский ковер. Робер даже не задал себе вопроса, кто его здесь оставил. Он перенес жену на него, чтобы обеспечить ей минимум удобств, на которые она имела право после всех злоключений.

А Ван дер Деккен пошел другой дорогой, обойдя равнину и обследуя окраину леса, — его привлекли огни и шум, который производили люди. Между деревьями горели факелы, освещая неясные фигуры, похожие на тени в китайском театре. Этот остров не был необитаемым. Мужчина в синей фуфайке приблизился к нему, приветствуя гостя.

72
{"b":"31009","o":1}