ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Откуда вы звоните?

— Из «Двух саламандр».

— Встреча на Центральной телефонной станции. Через десять минут. Кабина 22. Я вам позвоню.

Сюзи повесила трубку. Мартино выбежал из таверны и приказал водителю поскорее довезти его до ЦТС. Он ощущал легкое опьянение.

Поездка не заняла много времени, и лимузин застыл перед зданием. Мартино представился старшему оператору и потребовал кабину 22. Позади начальницы целый батальон работниц манипулировал штекерами. Вокруг стояло непрерывное гудение. Оператор указала ему на свободную кабину. Едва он успел войти внутрь, как раздался телефонный звонок.

— Алло? Сюзи, это вы? Сюзи?

Девушка ответила не столь холодным тоном, как несколько минут назад. В ее голосе послышались насмешливые нотки.

— И что же вы хотели мне сказать? -

— Я... Я думал... — Мартино с трудом сглотнул слюну. — Вы слышали о... Ну...

— Понимаю. Обойдемся без слов. Не двигайтесь.

Он повиновался. Магнитный рев, купол из приглушенных шумов отрезал его от реальности. Силовые линии сжались. Сюзи была здесь, вместе с ним, в этой тесной кабинке. По крайней мере мысленно. И она допросила его. Он осознавал, что ему задают вопросы, и невольно давал ответы. Но все происходило без насилия. Он любил Сюзи Бовенс. Любил ее чистой и идеальной любовью...

— Неужели стряпня Переписи так плоха? — спросила Бовенс, прерывая контакт.

Он собрался с мыслями.

— Я заблуждался.

— Запоздалое понимание.

— Нет, лучше поздно, чем никогда! — воскликнул он.

— Ладно, ладно, успокойтесь. И в чем состоит ваш проект? Организовать нечто вроде... Сопротивления?

Он поспешно объяснил. Разве она уже не в курсе всех его намерений?

— Я занимаю один из самых высоких постов. Будучи колдуньей Эфира, вы можете создать подслушивающий центр. Мы восстановим контакт с Моргенстерн и остальными. Уверен, не я один так думаю. В Базеле спит целая армия. Достаточно разбудить ее.

«Молодой наглец, вы не изменились», — сказала себе молодая женщина. Эта мысль погнала жаркую волну в солнечное сплетение. И чувства, обнаруженные у Мартино, конечно, способствовали этому.

— Клеман, у меня есть для вас хорошая и плохая новости. С какой начать?

— Плохая?

— Если пойдете по этому пути, вам никогда не бывать министром безопасности. По крайней мере в ближайшем будущем. И вам грозят крупные неприятности. Поверьте моему опыту юриста.

— Не сомневаюсь, — прохрипел он. — А хорошая новость?

— Сопротивление уже существует. Оно хорошо организовано и принимает вас в свои ряды.

— Что? Сопротивление существует?

Сюзи на мгновение испугалась, что ошиблась. Неужели в Мартино пробудился агент безопасности? Но отступать было поздно.

— Вы сидите?

Клеман сидел и сообщил об этом.

— Повесьте трубку и оставайтесь неподвижным. Я отправляю вас в междустенье.

— В между... что?

Но Сюзи уже повесила трубку. Мартино последовал ее примеру. Услышал ряд клацаний. Волосы на его голове встали дыбом, когда кабинка развернулась на оси, как дверь тамбура. Появились новый телефон и пустое кресло. Замена произошла за три секунды. Никто на станции этого не заметил. Кроме старшего оператора — она извлекла штекер 22 из панели и незаметно положила на место.

Намного позже, почти перед закрытием станции, появился недоумевающий водитель, чтобы осведомиться о директоре Криминального отдела, который вошел сюда несколько часов назад.

— Он уже давно ушел. Пешком, — сообщила старший оператор. — Ему надо было подышать свежим воздухом. Либо Эфиром.

ГЛАВА 5

«Тузитала» сошла с верфей Брекнока, что в Уэльсе, лет двадцать назад. Представьте себе овальный плот ста метров в длину. В этот плот встроили корпус с килем, установили бушприт и ограждение — все, что присуще кораблю в классическом понимании этого термина. На палубе возвели деревянный дворец с крыльями, коридорами, величественными лестницами и приемными залами. В центре здания в ряд торчали три огромные трубы.

Несмотря на столь странные очертания, «Тузитала» считалась среди морских конструкторов одним из самых удачных примеров объединения роскоши и мореходных качеств. Ее двигатели могли развивать мощность в десять тысяч лошадиных сил. Крейсерская скорость равнялась двадцати пяти узлам в любую погоду. Особая форма придавала кораблю удивительную остойчивость. Если на борту опрокидывался бокал с шампанским, то только намеренно или по недосмотру.

Судном командовал капитан Томас Ван дер Деккен. Голландец царил над братством из китайцев с лицами уголовников. О нем ходила молва, что он справился со всеми бурями на всех морях планеты. «Тузиталой» управляли крепкие руки.

Последние пассажиры взошли на борт в Пирее — семейная пара с ребенком в сопровождении брата лагуны. Через полчаса «Тузитала» собиралась поднять якорь. Пару проводили в апартаменты Амфитриты — огромное помещение с террасой. Мужчина взял «Путеводитель пассажира 1-го класса» и углубился в чтение, пока женщина переодевала ребенка, насвистывая арию из «Кармен».

Бассейн, бар, палубные игры, прочел он. «Тузитала» предлагала массу занятий как в море, так и на стоянках — если позволяла погода, уточнял путеводитель. Два быстрых катера, модель «Сигар Эксцельсиор», позволяли отважным любителям острых ощущений насладиться водными лыжами, полетать на парашюте, устроить гонки. Любознательные могли занять места на борту «Нептуна», батискафа для обследования морских глубин и наслаждения чудесами океанского мира.

На «Тузитале» имелись библиотека-курительная, конференц-зал, два спортзала, ресторан, расписанный величайшим создателем фресок... Короче, все, что можно ожидать от корабля такого класса. Грегуар захлопнул путеводитель, облегченно вздохнул и предложил Роберте, которая играла с Лилит в прятки в дальних комнатах:

— Что скажете, если отправимся выпить по бокалу пи-нья-колада на борту бассейна? У меня буквально горит глотка.

Ван дер Деккен шел по машинному залу в сопровождении Клода Ренара. Двигатели были готовы сжать пар, поршни разогревались, валы из бронзы с магнием начинали вращаться, а винты уже взбивали воду. Корабль дрожал от нетерпения. И ждал лишь приказа, чтобы ринуться на покорение лагуны.

Детишки Густавсон обследовали «Тузиталу», «на всякий случай удостоверяясь, что Туманный Барон на борту не прячется» — такой предлог выдвинул Ринго, более сообразительный, чем его сестра. Они не нашли следов Туманного Барона, но наткнулись в камбузе на полную бочку водки. Прошло немало времени, пока ежи-телепаты выбрались из камбуза. Неужели «Тузитала» уже подняла якорь? В такой шторм? Палуба выплясывала под их лапками дикую джигу. Ринго закатился в рундук со спасательными поясами и тут же заснул. Мишель провалилась в страну сновидений посреди палубы.

Пес капитана, громадный датский дог с серебристой шерстью, завершал инспекционный обход, когда наткнулся на небольшой колючий шар. Он уже видел таких зверьков во время предыдущей стоянки. А что делал этот на борту его судна? Он обнюхал его, лег на брюхо, заглянул под рундук. Там храпела вторая колючка. Дог носом затолкал первого под бок второму. Потом затрусил в рубку, куда уже пришел Ван дер Деккен вместе с приятелем-пиратом.

— А вот и толстяк Сократ! — воскликнул Клод, обнимая пса. — Как поживает его отец Кракат?

Дог узнал пирата, вскинул лапы ему на плечи и облизал лицо.

— Сократ! К докладу! — вмешался Ван дер Деккен. Пес уселся перед капитаном.

— Что можешь сообщить? Зайцев на борту нет? — Дог несколько раз хрипло прорычал. — Говоришь, два ежа? — Клод Ренар вытер собачью слюну с лица и шепнул несколько слов на ухо капитану. — А, это наши протеже! — поведал он догу. — Запрещено выкидывать их за борт. Ясно?

Сократ кивнул. Ван дер Деккен бросил взгляд на сушу, на которую ему опять не довелось ступить. Барометр предвещал хорошую погоду. Якоря были подняты. Он обратился к китайцу, стоявшему на руле:

8
{"b":"31009","o":1}