ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Господин Ин, открытое море зовет нас. Пять градусов влево.

Рулевой передал приказ в машинный зал. За кормой вскипела вода. Трижды проревел гудок. Пассажиры бросали с верхней палубы на причал серпантин. Бумажные ленты натянулись, разорвались и улетели по ветру, пока «Тузитала» набирала скорость. Пирейские чайки с криками сопровождали корабль до буев, за которыми начиналось открытое море.

Вдали от всей этой суматохи родители Густавсон спали, тесно прижавшись друг к другу, в одном из шкафов апартаментов Амфитрита. Телепатия обязывает — они видели общий сон. Они охотились на Яникульских холмах на сочных шмелей и хрустящих червей.

Роберта под руку с Грегуаром быстро обошла «Тузиталу», то и дело восклицая «Как красиво!», «Шикарный тик!», «А эта чайка не следует за нами?». Теперь она барахталась с Лилит в гигантской ванне, которая, быть может, и дала свое имя апартаментам. Она сделала себе маску. Вытянув руки по бортикам, она нежилась в горячей воде, позволяя лечебной грязи трудиться над восстановлением ее кожи. Лилит, устроившись меж ее ног, пыталась открыть пузырек с ароматными маслами. Долгие усилия увенчались успехом, и она с восхищенной улыбкой вылила содержимое пузырька в воду.

— Мед, тмин, глицерин, стеариновая кислота, — принюхалась колдунья. — Прекрасное средство против морщинок у глаз.

Роберта схватила путеводитель, проглядела фотографии, потом взялась за описание путешествия. Круиз в зависимости от течений должен был продлиться около тридцати дней.

— Первой стоянкой будет Антиохия, — сообщила она ребенку. Лилит играла с пластмассовым суденышком, пытаясь его утопить, но оно каждый раз выныривало на поверхность. — Врата Востока, замок канала двух морей. Гид уверяет, что нас познакомят с чудесами цитадели, Торговой площадью и дворцом янычар. Антиохия будет театром третьего этапа пиротехники Нинья, истинной феерии огня и света. Слышишь, дорогая? Мы получим право на фейерверк!

Роберта покрутила аппетитным круглым задом, сотворив в ванне микроцунами. Кораблик Лилит затонул. На этот раз окончательно.

— После Антиохии — Джайсалмер. «Город магараджей вынырнет из лагуны по случаю великого отлива. «Тузитала» подойдет как можно ближе к явлению, чтобы насладиться его несравненной красотой». Город, выходящий из вод! Как тебе нравится?

Лилит нравилось. Но она предприняла деликатную операцию подъема судна. Пена, поднимавшаяся ей до плеч, не облегчала задачи.

— Затем пойдем вниз к Цейлону. Ах... Индийский океан, тропические пляжи, хижина Чипанго... Может, Грегуар решит заняться серфингом? — Она нахмурилась. — Смотри-ка, там будет Мондорама Уоллеса. Уоллес, Уоллес... — пропела она, не зная, хорошей или плохой новостью была встреча в пути с плавучим святилищем. — Будем надеяться, что он не присоединился к лагерю Кармиллы, иначе мы попадем в переплет.

Грегуар не счел нужным менять имена на время путешествия. По его мнению, «Тузитала» была последним местом, где бы Баньши стала их искать.

— Ну ладно, поживем — увидим, — решила она. — Ибо после Мондорамы нас ждет океан Чудес. Там-то и начнутся серьезные дела.

Лилит чихнула, подняв в воздух облако радужных пузырей. Из ее левой ноздри потекла тонкая струйка крови. Роберта отбросила путеводитель, подтянула девочку к себе и вытерла ей нос уголком полотенца. Кровотечение остановилось.

— Ложная тревога, — вздохнула колдунья.

Лилит махала ручонками, требуя возврата в ванну. Роберта отпустила ее, настроение у нее испортилось.

Время у них было ограничено. Ни фармакопея Пленка, ни кремы против морщин не спасут Лилит от болезни, которая подтачивала ее. Но у Грегуара были свои мысли по этому поводу. Месячный круиз был частью плана, сказал он. Он все предусмотрел. Роберта шумно вздохнула, отгоняя мрачные предчувствия, выпрямила спину, выпятила грудь.

— Думаю о хорошем, — начала она. — Все идет хорошо. Мы контролируем ситуацию.

— Токен! — произнесла Лилит, словно поддерживая ее. Роберта впервые слышала нечто иное, чем хрипы и бульканья крохотной дикарки.

— Ты говоришь?

— Токен Кагун! — подтвердила Лилит, показывая ладошки с растопыренными пальчиками.

— Кагун Дабун? — переспросила Роберта. Лилит поджала губки и нахмурилась. — Знаешь, если бы ты заговорила по-настоящему, у нас могли бы быть интересные беседы. Ма-аамммаааа. Мааа...

Пена на поверхности воды всколыхнулась. Запашок, донесшийся до ноздрей Роберты, не оставил никаких сомнений в его деликатном происхождении.

— Свежо. Очень свежо. — Лилит повторила свою проделку, глаза ее смотрели с вызовом. — Ах вот какой тон ты избрала?

Роберта глянула на девочку устрашающим взглядом. Между ног колдуньи лопнул громадный пузырь. Лилит скривилась, когда удушливая волна дошла до нее. Триумф. Сдача в плен. Проказница наказана.

— Что, кокетка, гордости поубавилось?

Лилит не двигалась. И ее неподвижность должна была обеспокоить колдунью. Взорвалось несколько жалких пузырьков, если сравнивать с тем, что победил в конкурсе. Но за ними последовал черный продолговатый предмет. Колдунья смотрела, как он плывет к ней, и не верила своим глазам. Лилит была на грани блаженства.

— Думаю, ты победила.

В это мгновение в дверь ванной постучал Грегуар.

— У нас только девочки! — крикнула Роберта, лихорадочно думая, какое заклинание применить, чтобы превратить мерзость в нечто прекрасное.

— Мы спешим, — недовольно ответил он из-за двери. — Вы там уже несколько часов. Мне, если я вам не помешаю, хотелось бы окунуться до обеда.

— Ceйчас, сейчас!

Роберта распахнула дверь через пару минут. Лилит в розовом халатике сидела у нее на руках. Синяя маска, зеленые глаза и рыжие волосы превратили колдунью в разноцветное бредовое создание. Грегуар заглянул в ванную. В ванне плавал громадный цветок кувшинки.

— Магией занимались? — решил он. — Неужели кувшинку сотворила моя крошка Лилит?

— Токен, — подтвердила девочка.

— Думаю, она сказала «да», — перевела Роберта.

— Я занимаю ванну. Вместе с кувшинкой.

Грегуар закрыл дверь до того, как Роберта успела предупредить, что его ожидало. Этот мужчина удивителен и великолепен, сказала она сама себе. Они созданы друг для друга, и она не могла представить себе жизни без него. Но у него были маленькие пристрастия, которые ужасали колдунью. К примеру, начальственный тон. Сделай то, сделай это. Он что, принимал себя за хозяина мира?

Роберта вышла на террасу. Эгейское море сияло глубокой синевой, а единственный остров на горизонте выглядел нереальным. Колдунья могла бы вечно оставаться здесь, любуясь красотами, созданными для поэтов. Но кувшинка не могла оставаться кувшинкой до скончания времен. Она услышала Грегуара, который выкрикивал слова, не предназначенные для ушей маленьких девочек.

— Откуда он их знает? — спросила она у водного безбрежья.

Очаровательный принц иногда превращался в лесного дикаря. Это, кстати, имело свои преимущества.

— И достался он мне, — вздохнула колдунья.

— Кагун Дабун, — подтвердила Лилит, которая не могла противоречить любимой приемной матери.

Роберта потягивала дайкири «коко-пунш». Грегуар, лежа на надувном матрасе, созерцал звездное небо. Роберта поставила стакан, соскользнула с бортика, подплыла к матрасу, вцепилась в него и потребовала:

— Пообещайте, что будете любить меня до скончания времен.

— Удивительно прозрачное небо. Уверен, что с подзорной трубой можно рассмотреть кольца Сатурна.

— Пообещайте, что никогда не полюбите другую. Матрас наклонился. Когда Роберта обогнула его, Роземонд уже исчез.

— Грегуар?

С верхней палубы, где работал суши-бар, доносились голоса. А она вдруг оказалась одна. Она вздрогнула, ощутив, как между ее ног проскользнул огромный зверь. Она нырнула, но тот уже исчез в темном углу бассейна. Если он хотел напугать ее, ему это удалось. Она подплыла к бортику и схватилась за поручни, когда Грегуар вынырнул рядом с ней, обхватил за талию и оторвал от лестницы.

9
{"b":"31009","o":1}