ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Служащие без устали вручную переносили на карты цифровые данные, которые выплевывал метеорограф. Так они получали средние значения и составляли бюллетени предсказания погоды для министерства. Мартино подошел ближе и глянул на цифры. Последовательность пиков и провалов рассказывала о воздухе, этом атмосферном океане, в котором купались все.

Верхняя линия указывала силу ветра. За последние сутки она неуклонно лезла вверх. А барометр упал на пять пунктов. Температура оставалась постоянной. Ветер выбирал направления хаотично. И менял румб трижды в час. Нижняя линия, линия осадков, была пока девственно чистой.

Мартино вышел на мостик. Он схватился руками за поручень и проникся величественным спектаклем, который предлагала обсерватория. Облака, несущиеся от одного горизонта до другого, походили на серые рваные тряпки. Ветер терзал их и скручивал, словно пытаясь выжать. Вскоре начнется дождь.

Внезапный порыв ветра бросил молодого человека вперед в сторону бездны. Флюгера и анемометры на крыше обсерватории словно сошли с ума. Мартино вернулся в помещение. Служащие заворчали, прижимая руками бумаги, которые пытался унести ворвавшийся внутрь ветер.

— Ну и погодка! — бросил молодой человек.

— Скоро польется дождь, — кивнул один из служащих, затачивая карандаш. — Не позже, чем завтра.

— Ничего хорошего не бывает, когда начинается дождь, — наставительно добавил второй.

— Точно, — согласился Мартино. — Хорошо, я кое-что проверю в кладовке.

Он закрылся в небольшом закутке, занимавшем крохотную часть обсерватории со стороны Черной горы. Там складывалась документация, личные вещи, хозяйственные принадлежности, аккумуляторы. Именно здесь следователь хранил результаты своих исследований атмосферы, записывая в такую же тетрадь, как и его рабочая тетрадь. Только обложка была синей, а не красной.

Он открыл ее и перелистал страницы, исписанные сжатым почерком. Там же имелись схемы со стрелками — результат долгих блужданий по базельским улицам и наблюдений за ветром. Искомое находилось в самом конце. Три страницы, которые он списал из анонимного документа под названием Исследование о наземных ветрах, проносящихся по Базелю. Он обнаружил его в обсерватории между двумя старыми календарями. Никто не знал, откуда появилась эта брошюрка с розой ветров на заглавном листе. И никто не знал, кто мог ее написать.

Автор (мужчина или женщина) установил анемометры в разных частях города и месяц за месяцем заносил малейшие изменения ветра на уровне прохожих. Зондируя улицы города, он выявил особый ветер, который дул в определенных зонах в ритме, совпадающем с каждой лунной фазой с точностью швейцарской кукушки. Мартино тщательно выверил эти проявления, отмечающие появление новой луны. Но узнал не только это.

Вначале ветер пронесся по улице, где погиб Паскуалино. На следующее утро он выл у Черной горы. И в тот же день, ровно в тринадцать часов, обрушился на зоо.

Мартино достал красную тетрадь и внимательно перечитал записи: Паскуалино, Скадло, Вербэ. Ветер приходил на свидание каждый раз. Совпадение тех и других данных было идеальным. Просто, но необъяснимо.

Он вернулся к синей тетради. По состоянию луны, ветер сегодня будет кружить вокруг мусоросжигательного завода в районе четырнадцати часов… Мартино хотел проверить по брошюрке. Но у него уже возникло дурное предчувствие — половина документации была перенесена в другое место после его последнего посещения.

— Да, — подтвердил один из служащих. — Отправили в Архив министерства. Все найдете там.

Он едва успел спуститься, забежать домой, захватить оружие и помчаться к мусоросжигателю… Задавая себе вопрос, не совершает ли он большой глупости.

ОТМЕТИТЬ ЧЕРНЫМ КАМНЕМ

Майор следил за входом на ткацкую фабрику, спрятавшись за панно, заклеенным предвыборными плакатами. Роберта тоже пряталась, шпионя за ним. Она видела, как он нацепил черное пенсне и в открытую пошел по улице. Она дала ему уйти немного вперед, а потом двинулась следом, надеясь застать его врасплох на внутреннем дворе фабрики. Но он испарился. Как Туманный Барон в свое время.

— Даже если на ткацкой фабрике ткут сети филера, а не только ткачи, объясните, что все это значит?

Он оказался у нее за спиной. Снял пенсне — его глаза лучились хитрыми огоньками.

— Оберон Грубер по кличке Майор, — произнесла Роберта, гордясь, что наконец может назвать его по имени.

Низкорослый майор спрятал свое изобретение в верхний карман пиджака.

— Меня так не называли с Академии, — признался он с мечтательным взглядом.

— Я была в Архивах. Было очень странно читать ваше имя. В то время вам было столько, сколько сейчас Мартино.

Грубер, прищурившись, меланхолически созерцал прошлое.

— Послать меня в погоню за слухом… Что за шутки?

Он выпрямился. Перед ней опять стоял непоколебимый человек в сером фланелевом костюме.

— В любом случае речь идет о призраке, а он вовсе не безопасен. Послушайте, Роберта! У нас встреча с первым убийцей особого склада.

— Особого склада?

— Этот Туманный — аристократ, даю руку на отсечение.

Клеман Мартино сменил автомобильный комбинезон на хлопковый костюм, более подходящий для пекла мусоросжигателя. С шестизарядным револьвером в кармане он катил к центру уничтожения мусора, расположенному на берегу лагуны в самой отдаленной части Базеля. Когда он въехал на территорию центра, никто ни о чем его не спросил.

Он остановил машину между двумя горами мусора, ожидающего своей очереди на сжигание. Ветер гнал вонь в открытое море. Вдали гремели листы железа. Он вылез из машины и дальше двинулся пешком.

Мусоросжигатель выглядел кубом пятидесятиметровой высоты с одной трубой из черного кирпича. Гигантские раздвижные ворота были открыты нараспашку. Мартино просунул голову внутрь и крикнул:

— Эй! Кто-нибудь есть?

Никакого ответа. Он на ощупь проник в полумрак. Перед ним что-то краснело. Стояла удушающая жара. И становилось все жарче. Он снял каскетку. Глаза щипало. Было трудно дышать.

Свет стал ярче и окрасил кровавыми тонами клубы дыма. Мартино остановился. Чистое безумие. Он не мог идти дальше. Лучше вернуться сюда в сопровождении вооруженных людей. Он двинулся обратно, когда в нескольких метрах от него из тумана возникло чудовище и тут же нырнуло обратно.

У существа были огромные плоские стеклянные глаза, а вместо носа торчал хобот. Блестящий панцирь сочился жиром. Ни галлюцинация, ни фантасмагория. Мартино бросился вслед за ним, держа револьвер в руке. Изредка он замечал чудовище в разрывах тумана. Был ли это преступник? Какая связь между этим кошмарным видением и ветром, который вывел на него?

За его спиной послышался глухой шум — захлопнулись ворота. Чудовищный вдох всосал туман. Внутри стало светло. Мартино сообразил, что угодил в чудовищную ловушку.

В чреве печи из огнеупорных кирпичей высилась гора углей, похожая на термитник. По стенам бежали языки пламени. Чудовище схватило металлическую лопату и медленно повернулось к Мартино, который не был готов к схватке на варварской арене. Здесь царила такая жара…

Чудовище двинулось на Мартино — тот пошатнулся. До ворот добраться было нельзя. Он поднял револьвер. Его противник остановился, бросил лопату и показал руки. Потом снял шлем. Следователь увидел грубое, но явно человеческое лицо, которое выглядывало из охлаждающего комбинезона из зеленой резины.

— Кто вы? И что здесь делаете? — спросил человек-саламандра.

И, не обращая внимания на оружие, которым следователь угрожал ему, направился к щиту управления у ворот. Нажал несколько металлических кнопок. В верхней части печи раскрылись створки, через которые ушла часть горячего воздуха. Заметно посвежело.

«Что я здесь делаю?» — спросил себя Мартино, опомнившись.

Рабочий собрал в ладонь ручеек холодной воды, постоянно текущей по комбинезону, чтобы приложить к лицу терявшего сознание следователя. В печь ворвался ветер. Он яростно свистел и поднимал вихри пепла.

11
{"b":"31010","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как лечиться правильно. Книга-перезагрузка
Патриотизм Путина. Как это понимать
Не надо думать, надо кушать!
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
Фаворитки. Соперницы из Версаля
Каждому своё 3
Кто украл любовь?
Уроки плавания Эмили Ветрохват
Левиафан