ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Есть способы покончить с собой и попроще, — прохрипел рабочий. — Вы мешаете мне работать. Отдайте оружие.

Отбросил револьвер в сторону. Откинул запор ворот, но тот вернулся на место. Повторный маневр дал тот же результат.

— Ну вот. Теперь ворота не открываются.

Он хотел использовать интерфон. Но тот вышел из строя.

— У вас проблемы? — спросил Мартино, чувствуя себя полным идиотом.

Рабочий не слушал его. Он сражался с не подчиняющимися ему кнопками управления. Вдруг его резко отбросило назад. Створки захлопнулись. Стало темнее. Температура резко пошла вверх. Пламя в печи разгорелось с новой силой.

Мартино схватили сзади. Его держали за ноги и за грудь. Мешали ему обернуться. Он только видел черные шершавые руки на груди и на лодыжках.

Человек-саламандра отбивался от гигантского шестирукого паука. На кошмарном теле торчала громадная голова. Застежки комбинезона расстегнулись. Разжались полоски эластичного металла. Рабочего раздели. Поножи, нагрудники, двигатель и гидравлические соединения упали к его ногам.

Мартино удалось вцепиться в маховик ворот. Две новые руки схватили его за запястья, вывернули руки и прижали к спине.

Существо, сражавшееся с рабочим, разделилось надвое. Одна из частей приняла человеческий облик и подобрала снаряжение, лежавшее на полу. Приблизилась к Мартино и напялила на него комбинезон. Молодой человек и рабочий обменялись непонимающими взглядами. На плечи Мартино сел шлем, включилась гидравлика. По комбинезону полилась холодная вода.

В глубине печи вспыхнул яркий огонь. Тень подскочила к тени, державшей рабочего, и вновь слилась в одно существо. Полуобнаженного человека поволокли к зеву печи. Тот кричал и отбивался. Но напрасно.

Сквозь затемненные стекла Мартино видел, как рабочего подняли с земли и бросили в печь. Он пытался убежать, но чудовище следило за каждым его движением и лопатой подталкивало назад. Через несколько минут человек перестал двигаться.

Мартино не потерял сознания. Он во все глаза смотрел, пока продолжалась пытка. На его плече лежала рука, давила, как бы успокаивая и говоря: «Смотри, дружище. Смотри, от чего ты спасся».

Роберта ждала на мостике, нависавшем над сушилкой. Грубер, этажом ниже, сидел на стуле в круге света. Он служил козой-приманкой. Оба дожидались появления Барона.

Старший мастер, который их встретил, работал подручным на фабрике в те далекие времена. И помнил то 29 июля, как вчера. Одной работнице оторвало руку. Нет, не машина, а чудовище, которого преследовали до зоо и с тех пор больше никогда не видели! Он разволновался и описал им зверя. Высотой четыре метра. Острые зубы. Раскосые глаза ярко-желтого цвета.

— Скорее волк или скорее медведь? — спросила Роберта.

— Скорее волк, — ответил мастер, прикусив губу.

Помещение, где разыгралась драма, было теперь сушилкой. Переплетенные шерстяные нити выглядели очень красиво. Но в животе у Роберты урчало от нетерпения. Она повторяла себе, что Барон никогда здесь не появлялся, что Бернадетт М. была жертвой несчастного случая, что Газета лагуны воспользовалась им, чтобы повысить тираж листка, что старший мастер с тех пор видел великанов повсюду.

Грубер торчал в центре восьмиугольника из нитей, походя на некое божество из мира трикотажа. Он сидел, закрыв глаза, и вспоминал свое пребывание в Теночтитлане, на крыше дворца Монтесумы, тремя годами раньше. Надвигалась ночь. «Кадриль» ждала появления Дьявола [5].

— Моргенстерн справится с Дьяволом, — сказал ему Фулд. — Что касается вас, то попрошу… приказываю в случае его появления доставить мне образец его генетического кода.

Грубер возразил, что не понимает, почему министр требует сделать это.

— Пожмите ему руку, но не мойте ее. Подпишите с ним пакт и добудьте немного его крови. Используйте любой метод. Нам нужен генетический код Дьявола. Майор, от этого зависит безопасность Базеля. Это — приказ. Я рассчитываю на вас.

Дьявол явился перед «Кадрилью». Майор подобрал влажный окурок со слюной сатаны. Доставил в Базель. Фулд горячо поблагодарил его за выполненную миссию. И никаких вестей. Майор больше ни разу не слышал об окурке. Только раз осмелился спросить Фулда о нем. И вместо ответа услышал два магических слова:

— Муниципальная тайна.

Его размышления прервало прерывистое дыхание. В сушилке появился еще кто-то. Он бросил взгляд на мостик — Роберта покинула свой наблюдательный пост. И перешла к действиям.

Майор встал, потянулся, развернулся. В полумраке и за висящей шерстью ничего не было видно. Но все же он увидел пришельца, столь же незаметного, как милиционер в полном боевом снаряжении, который танцует вальс на благотворительном балу.

Раздался пронзительный вопль. К его ногам рухнула темная фигура.

— Не делайте мне больно! Не убивайте! Умоляю вас…

Роберта вышла на свет. Грубер подал руку старшему мастеру, помогая ему подняться,

— Почему вы следили за нами?

— Я… Мне жаль. Любопытство… Страх… — Он вцепился в костюм майора. — Ведь Туманный Барон вернулся? Поэтому вы здесь!

Майор высвободился. Он видел в глазах человека безумие тех, с которыми сталкивался всю свою карьеру.

— Успокойтесь, старина, — бросил он по возможности беспечным тоном. — Барона больше нет. Убыл. Закончился. Туманный Барон улетел. И молчите обо всем. А? Прошу по-доброму.

— Да, да, — стонал старший мастер, тело которого сотрясалось от нервной дрожи.

Он покинул сушилку, то и дело оглядываясь на них. Грубер устало рухнул на стул.

— Отлично сыграно, майор. Из вас получился бы классный психолог. Точно. Наш друг перестанет видеть чудовищ у себя под кроватью.

— Если бы его так не напугали…

Воцарилось смущенное молчание. Грубер разглядывал рваные волокна шерсти, жалкую ловушку, которой удалось избежать опасному зверю. Зазвонил его мобильник.

— Грубер, — ответил он. — Что? Оставайтесь на месте. Едем.

— Мартино? — догадалась колдунья.

— Он на мусоросжигательном заводе, и у нас на руках еще один труп.

Работницы текстильной фабрики прекратили работу и яростно спорили между собой. Майору не надо было уметь читать по губам — имя Барона было у всех на устах. Чудовище обретало новую славу. Грубер по опыту знал, что стоит заговорить о такой дичи, как она тут же овладевает всеми умами.

Мартино ждал их в клетке для отдыха рабочих-саламандр. Стены были украшены изображениями вулканов, потоков лавы и чудовищных пожаров. Следователю хотелось на улицу, чтобы глотнуть свежего воздуха. Но трое рабочих держали его под охраной. Только позволили позвонить Груберу.

Они удивились, увидев невысокого мужчину в сером костюме в сопровождении пятидесятилетней толстушки с ярко-рыжими волосами и зеленющими глазами. Начальник смены пересказал майору, что случилось, только тщательно изучив удостоверение Безопасности.

— Он вошел в цех вслед за Фликаром. Мы не знаем точно, что произошло. Он отказывается говорить. — Моргенстерн, стоявшая позади, пожалела Мартино, взгляд которого выражал полную растерянность. — Похоже, кнопки управления воротами вышли из строя. Фликар вызвался добровольцем. Мы надели на него комбинезон. — Мужчина бросил на Мартино злобный взгляд. — У него осталось пятеро детей.

Грубер был на две головы ниже этого разъяренного рабочего. И вряд ли сумел бы его успокоить. Колдунья, дочь Огня, взяла руки человека-саламандры в свои и проникновенно сказала:

— Оставьте нас наедине. Мы его допросим.

Человек дышал, как кузнечный мех. Но уступил власти Роберты.

— Мы охраняем все выходы. Этот человек уйдет под милицейской стражей или вовсе не уйдет.

— Хорошо, хорошо, — согласился Грубер, устав от враждебных требований.

Он закрыл дверь за рабочим. Мартино шумно вздохнул.

— Наконец! Не могли поспешить! Я думал, они меня линчуют!

Моргенстерн и Грубер взяли по стулу и сели напротив своего подопечного. Чтобы завершить сцену, между ними надо было пропустить дугу в три тысячи вольт.

вернуться

5

См. «Кадриль убийц».

12
{"b":"31010","o":1}