ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вацлав разбежался, вспрыгнул на холмик и уцепился за скобу. Щит подцепил фонарь, который ударился о стену и разлетелся на куски. Один из острых осколков вонзился в икру Вацлава, но тот не разжал рук. Вскарабкался на несколько метров. Звезда вверху призывно манила к себе.

Когда он выбрался на скалистую поверхность, то уже не слышал рева проходческого щита, а Базель купался в розовом свете зари. Здесь оставаться нельзя. Кровожадный безумец мог погнаться за ним, воспользовавшись тем же путем. К городу вела крутая тропинка. Он бросился бежать.

Прямо перед ним из ниоткуда возник мужчина. Он схватил Вацлава, поднял, отнес к отдушине и, вытянув руку, подержал отбивающегося мальчишку над пустотой. Застыл, услышав четкий свист сверл — щит словно полз вверх.

Мужчина разжал кулак. Мальчик упал в колодец. Сверла загремели по-иному. Потом замолкли — в горах вновь воцарилась тишина.

ЧТО ТАКОЕ ХОРОШО И ЧТО ТАКОЕ ПЛОХО

Как и каждый понедельник, Роберта вошла в муниципальный парк, прошла по главной аллее, обогнула громадный кедр и направилась прямо к изгороди из колючих растений. Листья с острыми кромками расступились перед ней и сомкнулись за ее спиной. Она оказалась в тайном саду Колледжа колдуний.

Дикий кустарник ограждал каждый участок размером с монашескую келью. Ухоженные участки принадлежали преподавателям колледжа и служили для научно-преподавательских целей. Практическое колдовство Кармиллы Баньши. Алхимия Отто Вандерега. Воздушные науки Аматаса Лузитануса. Волшебная кулинария Эльзеара Штруддля, держателя таверны «Две саламандры». Сатаническое право Сюзи Бовенс. История колдовства Грегуара Роземонда…

— Наш король танго совсем не занимается своей грядкой, — посетовала Роберта, окинув ее критическим взглядом.

Сорняки совсем заполонили землю Грегуара Роземонда. Хотя сорняки были особые. Почти полное собрание священных растений. Крестовник луговой, полынь, критмум, василек, соответственно посвященные Иакову, Иоанну, Петру и Захарии.

— Неужели мой мужчина становится святошей? — забеспокоилась Роберта.

В нескольких метрах располагалась грядка Кармиллы Баньши.

Роберта осмотрела ее — она испытывала очарование, смешанное с отвращением. Здесь соседствовали черная белена, липкая и волосатая, марь вонючая, свинчатка, змеевидка и морозник вонючий. Баньши занималась растениями, которые Великий Потоп стер с лица Земли, — лапчаткой ползучей, калиной-гордовиной, белладонной. В самом центре царила Орхидея Кармилла. Никто не знал, как действует яд из ее андроцей. Ни один живой не рассказал об этом.

Громадная сирень, окруженная жасмином, бдительно охраняла кошмарную грядку.

Роберта повернулась спиной к плантации Баньши и углубилась в заросли кустарника. Деревья боялись колдуньи, связанной с Огнем, и не скрывали страха, отодвигая ветви и убирая выступающие корни, о которые та могла споткнуться. Она ценила подобную услужливость и ласково поглаживала вежливые стволы.

Она остановилась перед волшебным деревом Мартино и прислушалась к шороху леса, потрескиванию веток, приглушенным ударам падающих на землю плодов… Она была в роще одна. Сейчас или никогда. Она достала из сумки окарину, вытерла о пальто и сыграла дебют Мишель, моя красотка. Тысяча и один зверек, населявший тайный сад, услышал им очень ховошо умеете, очень ховошо умеете. Но на ее призыв не ответил ни один еж-телепат.

— Тем хуже, — вздохнула колдунья и спрятала окарину.

Она щелкнула пальцами, и ветвь ближайшего дуба опустилась прямо до земли. Она достала из сумки маленькую вышитую подушку, положила на развилку ветви. Потом, оценив удобство сиденья, села и приказала:

— Хоп, хоп, медленный взлет.

Дуб поднял Роберту на семиметровую высоту, где она обнаружила генеалогическое ответвление семьи Мартино. Сорок один лист цвета синей лаванды поднимался вверх по одной ветке среди своих ярко-изумрудных братьев. Роберта проследила движение сока от конца ветки до ствола. Осталось изучить еще два поколения, и она доберется до отростка основателя династии.

Она извлекла пульверизатор и поднесла его к ветке. Брызнула на листья немного проявителя. Один из самых безобидных листьев на глазах колдуньи сменил зеленый цвет на синий.

— Бинго, — хмыкнула она.

Развернула веронику кончиками пальцев и поместила проявленный лист в промокашку, стараясь не повредить его. Когда переплетения жилок верхней и нижней поверхностей с хрупкими кружевными краями отпечатались, Роберта пометила веронику, надписав дату и час. Потом скрутила ее, сунула в медную гильзу и бросила в сумку.

Роберта похлопала по ветви, и та опустила ее на землю. Она разгладила складки на юбке, спрятала подушку. Ветвь взвилась в небо, словно катапульта. В следующий понедельник она придет ознакомиться с сороковым поколением. Потом с последним. И волшебное дерево господина Мартино будет составлено!

Тогда она сможет спокойно продолжать исследования других деревьев, чтобы разобраться, с какими династиями колдунов были связаны Мартино. Но локализовать эти связи в переплетении корней и зафиксировать их было труднее, чем проследить бег магического сока в одной ветке. Нет, надо ограничиться простой генеалогией.

Роберта двинулась по роще, пользуясь природной властью, но все же стараясь обойти дуб семейства Баньши, окруженный сушняком. Она остановилась перед мангровым деревом, торчавшим посреди зловонного болота. Это мангровое дерево принадлежало династии Барнабита. Ее последний представитель, Гектор, был консьержем библиотеки колледжа и святилища Малой Праги. Как и Роберта, он был связан с Огнем. Значит, был ей двоюродным братом.

Именно Гектор Барнабит сообщил ей о смерти родителей… Ей тогда только что исполнилось тринадцать лет.

Роберта поспешила покинуть рощу и добраться до своей грядки. Она собрала немного амаранта трехцветного для бульона Эльзеара, сорвала несколько веточек мимозы стыдливой, вздохнула, увидев в углу грядки одичавшую вербену. Грегуар не выносил ее.

Грядка Мартино находилась по соседству. Каждый должен был сам возделывать свой огород. Но она спрашивала себя, побывал ли здесь молодой человек хоть раз. Здесь росли мокрицы, сочный цвет полевой, одуванчики и подорожник или птичья травка. Колдун, связанный с Воздухом, не мог отказаться от этих растений.

«И где же сейчас находится наш юный следователь?» — спросила она у безоблачного неба.

Вдали пробило шесть часов.

— Уже? — воскликнула колдунья.

Базель перешел на летнее время ночью. Роберте всегда было трудно переводить все свои часы.

— Завтра утром передвину вперед свои внутренние часы, — пообещала она себе, спеша к изгороди.

Листья расступились и снова сплелись в новом рисунке, закрыв невидимые врата в страну колдовства.

Мартино открыл способность летать в Эфире случайно, когда совершил тайное ночное посещение колледжа. Он хотел посмотреть справочник с телефонами преподавателей, доступа к которым студенты обычно не имели. Записав дрожащей рукой домашний адрес мадемуазель Сюзи Бовенс, он решил выйти через амфитеатр. Пересекая его, он как муха приклеился к куполу и с большим трудом выбрался из неудобного положения. Он едва добрался до своей комнаты в мансарде — так кипели в голове мысли.

Анализируя и экспериментируя, молодой человек пришел к следующему выводу: если перстень, врученный матерью, находится на пальце, если луна в нужной фазе (накануне и на следующий день после слияния заклятие действовало), а он находился вертикально над храмом, некогда посвященным Бахусу, как тот, что лежал под фундаментом университета, как раз под амфитеатром Колледжа колдуний, Мартино взлетал. А полет всегда был мечтой молодого следователя.

Винчи, Альберт, Бэкон, Фламель, Фулканелли, Лузитанус помогли ему понять атмосферу, разделить ее на составные части, вскрыть механизмы, наравне беседовать с видимыми и невидимыми существами, которые пронизывали ее.

3
{"b":"31010","o":1}