ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Германцы никогда не щадили чужого брюха! — фыркнуло существо. — Ты и представить не можешь, сколько почтенных базельцев происходит от этих проституток, осужденных на изгнание, чтобы не идти на пытку грязью. Пилюль, конечно, тогда еще не было… Это правда. Сколько их? — Оно стало считать на пальцах, потом отказалось от затеи. — Среди них были те, кого нашли под аэростатом.

Рагнетруда постучала ногтем по чистому квадрату, и на нем появилась кошмарная сцена — средневековая площадь. Герольд, стоящий на помосте, держал развернутый пергамент. Плотная толпа в странных одеждах слушала его.

— Слушайте! Слушайте! За дружбу с папистами и заговор против короны Англии сэр Мак Машен будет подвергнут четвертованию. Его конечности, голова и внутренности будут выставлены в разных частях города. Его мужское достоинство будет брошено в огонь, чтобы мерзость сгорела!

Рагнетруда вернулась к своему рагу, пока на оконных квадратах возникали новые сцены. Короткие немые фильмы сопровождали титры: «Скифский лагерь», «Оракул читает по птичьим внутренностям, его слушает вождь», «Он предсказывает победу над вражеским племенем», «После поражения», «Сложен костер», «Прорицателю удается бежать. Он отправляется в таинственную Бактриану».

Сюжет мог относиться к Фликару или Паскуалини. Появилась новая сцена.

«Экс-ла-Шапель во времена Карла Великого», «Пригороды ночью», «Бандиты с большой дороги», «Нападение на купца», «Их ждали», «В темницах императорского дворца, их подвергают допросу», «Названо имя главаря», «Пусть его отыщут! — приказывает император».

Значит, среди предков Оберона Грубера был один бандит с большой дороги, усмехнулась про себя колдунья.

Сцены прекратились, и появился вчерашний Базель. Роберта вспомнила термин, который использовал Роземонд, чтобы указать на наследственное отличие, обнаруженное на древе Мартино.

— Таинственная зона есть шрам, — произнесла она.

— Позорное наследие, записанное в генах. Суд состоялся, но наказания не последовало. Эти базельцы были виновны, не подозревая об этом. Каждый родился с крохотным дамокловым мечом над головой. Туманный палач лишь завершает работу.

— Привет, дылда!

В кухню вошел отец и поцеловал дочь.

— Хорошо провела денек?

— Ты же знаешь, что Роберта в трудах! — заворчала Рагнетруда. — Как она может провести хороший денек? Ведь ей надо поймать Барона.

Ее отец всегда витал в небесах, а потому долго вспоминал.

— Ах да, правда, следствие… Ты нашла гнусного серийного убийцу?

— Да, — ответила Роберта.

Ей бы очень хотелось похвастаться своей находкой перед истинным отцом.

— Ну-ка расскажи все, — потребовала Рагнетруда, испытывая любопытство.

Голуби перестали ворковать. Аватара ее отца прекратила дышать. Секундная стрелка на часах над дверью застыла.

— Убивают метчики. Они собираются в одну массу, принимают человеческий облик и убивают.

На мгновение воцарилась мертвая тишина.

— Конечно, — пробормотало существо. — Вот почему мне не удалось ухватить его суть…

— Pede poena Claudo , — процитировал оживший отец, который, как и оригинал, любил латинские выражения.

— Наказание, хромая, следует за Преступлением, — перевела Роберта.

— Эти милые крошки-метчики созданы Колледжем колдуний, — подчеркнула Рагнетруда. — Вы несете прямую ответственность за эти смерти, ты это осознаешь?

— Нет, — возмутилась Роберта. — Тут нечто другое. На уровне Переписи. На уровне Фулда.

— Ах да. Конечно. Интриган. — Часы пробили один раз. — К столу, рагу остынет.

Роберта знала, что стоит ей направить мысль вверх, как она уйдет. Но села перед своей тарелкой и с детским восхищением залюбовалась копией отца, рассказывавшего о мелких дневных событиях. Она приняла то, что окружало ее, за сон наяву. Рагнетруда видела все в ином свете. Ее посетительница не могла уйти в радужном настроении. А потому решила, что пора дать ей пострадать.

— Ты думаешь, мы умерли? — небрежно бросила она. — И нас унес Великий Потоп? — Она положила ладонь на руку мужа. — Могу уверить тебя в одном — земля нас не увидела.

Существо улыбалось. Отец молчал.

— Как и твой еж. Уже долгое время я не ощущала его коготков на своей поверхности. — Она призвала мужа в свидетели. — Помнишь, Ганса-Фридриха, ежа-телепата?

— Да, да, — отрешенно кивнул мужчина.

— Заметь, это ничего не значит. Быть может, он утонул.

Роберта знала, что Рагнетруда не лжет, поскольку их мысли на мгновение слились. Колдунья ощутила, что ее бросило вверх, и оказалась в саду майора Грубера. Занималось серое утро. Ноги у нее заледенели. Но все ее существо напевало:

— Мама и папа не вернулись на сушу. Нет, нет, нет, они не вернулись.

— Если Рагнетруда не видела ваших родителей на суше, это не означает, что они все еще живы. — Роземонд наполнил чашку Роберты до краев, как бы подчеркивая свои слова. — Чтобы обрести уверенность, вам надо найти и опросить четырех остальных существ, свидетелей рождения мира. А этого, насколько я знаю, не делал никто.

Моргенстерн с упрямством глянула на Роземонда. Пишенетт, стоявший позади профессора истории, внимательно выслушал рассказ колдуньи. Отныне он будет пересекать сады с опаской.

— Однако это обнадеживает, — согласился Роземонд.

— Сменим тему, — решила Роберта.

Воцарилась неловкая тишина.

— То, что метчики и убийца составляют одно целое, напоминает мне одну поучительную историю, — начал Пишенетт, выпучив глаза. — Действие происходило в Индии магараджей. Это случилось в Йодшпуре в благословенном 1783 году…

Роземонд и Моргенстерн рассеянно слушали его, потом забыли о его бреднях.

— Итак, метчики лежат в основе этой убийственной игры, — возмутился профессор. — Ниточка ветра оказалась верной.

— Как ниточки Переписи и таинственной зоны. Сопла позади коммунального здания… Именно они создают поверхностные ветра в Базеле в определенные дни и часы.

Пишенетт продолжал свой рассказ, обращаясь к набору пряностей майора Грубера:

— … Трое мужчин в расцвете сил, задушенные во сне таинственными руками. Руками гиганта. Руками чудовища. По Йодшпуру поползли слухи. Гигантская обезьяна сеяла в городе ужас…

Роберта пила кофе крохотными глотками.

— Хорош.

— Египетский.

— Опять? Эта Изида случайно не была одной из ваших любовниц?

Роземонд покраснел, чего с ним никогда не случалось. Он использовал джокера, которого Роберта уже бросила на стол.

— Сменим тему, — буркнул он с бегающим взглядом.

— … Были приглашены лучшие охотники на тигров. Они выгородили участок на севере города, где пряталось чудовище. Началась охота. Магараджа открыл ее, протрубив в трубу, которая, по уверениям дворцового историка, принадлежала самому Саладину…

Роберта допила кофе.

— Отправлюсь в колледж, потребую чрезвычайного совещания. До скорого. Еще сегодня.

— Мы могли бы встретиться в полдень, — предложил Роземонд. — А я пока обследую обсерваторию Барнабита.

— Вы пройдете через сад?

— У меня есть свои средства, не беспокойтесь.

Пишенетт разглагольствовал, стоя у окна и видя вместо штор дождь на Брамапутре, который исчезал в бездонной вечной ночи.

— … Наконец логово чудовища было обнаружено. Начальник полиции Иодшпура обнаружил там рукавицы, изготовленные из медвежьих лап, надел их и превратился в демона невероятной силы. Он убил трех полицейских, пытаясь скрыться от них. Его удалось скрутить. Убийца и полицейский, который был обязан арестовать его, не знали о том, что они сосуществуют. Говорят, Стивенсон навещал его в сумасшедшем доме Бентхэма, где тот доживал свою жизнь. И никто не знал, кто испустил последний вздох — человек или зверь.

Пишенетт закончил рассказ. Обернулся и с восхищением заметил, что Моргенстерн и Роземонд смотрели на него. Значит, они выслушали его до конца! Но никто не собирался ему аплодировать.

— Вы и его угостили чем-то египетским? — пошутила Роберта, не сводя взгляда с человечка.

37
{"b":"31010","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Замок мечты
Бог счастливого случая
Топ-менеджер: Как построить карьеру в международной корпорации
Особняк самоубийц
Чудо любви (сборник)
Русская «Синева». Война невидимок
Путешествия во времени. История
Бегущая с Луной. Как использовать энергию женских архетипов. 10 практик
Она ему не пара