ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Послышался шум ключа, поворачивающегося в замочной скважине.

— Приказ был категоричен, — прохрипел чей-то голос. — Никто не должен сюда входить.

— Вы оспариваете подпись на этом документе? — Охранник ничего не оспаривал. — Арчибальд Фулд велел мне допросить подозреваемого. Заприте за мной и не беспокойтесь. Я вооружен.

— Ну, если вы настаиваете.

Надзиратель запер дверь за посетителем, который осматривался в, похоже, пустой камере. Он подошел к туалету и тихо позвал:

— Луи, ты там?

Мишо ощутил свист воздуха справа и заметил что-то рыжее, молнией промелькнувшее рядом. Он рухнул на пол лицом вниз, но понял это только через несколько секунд. Моргенстерн одной рукой держала его за запястья, упираясь коленом в спину и прижимая к полу.

— Я могу лишить вас всех чувств по одному, усиливая нажим на ваш позвоночник, — с угрозой прошипела она. Потом заколебалась. — Мишо! Это вы?

Водитель буквально вывернул голову и увидел, что таинственным заключенным была бывшая следовательница Криминального отдела.

— Морг… Моргенстерн! Но… что вы здесь делаете?.. Ай!

— Вы говорите?

Она выхватила официальное разрешение, торчащее из кармана водителя, и прочла его, пока тот с ворчанием поднимался на ноги.

— Фулд отправил вас допросить узника одиночки, — прочла она.

— Я не знал, что это вы, — ответил он, потирая затылок. — Этот документ — фальшивка.

— Ага, мсье занимается и подделками! Мсье умеет скрывать свою игру! Кто такой Луи? И советую не кружить вокруг да около!

Мишо тяжело рухнул на лежанку.

— Мой брат.

— Ваш брат сидит здесь?

Мишо кивнул. Роберта, прислонившись к стене, крутила на пальце веревочку с окариной.

— Я не очень знаю о том, что происходит сейчас, но предыдущим пленником этих роскошных апартаментов был пират, арестованный Грубером на плавучем рынке. И если неделя пребывания в этом клоповнике не замутила мне мозги, это означает, что вы…

— Тот, кто разыскивает брата, — перебил ее Мишо. — Поскольку я наткнулся на вас, то уйдем вместе.

Он порылся в карманах. Роберта смотрела на него с некоторым опасением. Могла ли она довериться пирату? Больше, чем милиционеру, чтобы выбраться отсюда.

— Вы знаете, на поверхности обеспокоены вашим исчезновением.

— Обеспокоены? Кто? Друг или враг?

— Некий Колледж колдуний, о существовании которого в столь скучном городе, как Базель, я даже не подозревал.

— Вы знаете о колледже? Как они? Как Грегуар?

— Скоро увидите его, если все пройдет как предусмотрено.

Мишо достал синюю капсулу. Роберта с неотрывным вниманием наблюдала за ним.

— Это — капюшон?

Мишо кулаками заколотил по двери.

— Охрана!

Дверь, открылась. В проеме появился молодой человек робкого вида. Пират схватил его за ворот, втащил в камеру и стукнул головой о стойку лежанки. Разбил капсулу о лоб потерявшего сознание охранника. Вся операция длилась не более пяти секунд.

— Теперь слушайте меня внимательно, — заговорил он. — На каторге нет другой одиночной камеры. За заключенными следят метчики. Они не заметят нашего ухода.

— Но и не заметят меня в камере.

— Вы можете принимать душ или заниматься ежедневной гимнастикой. Сильно потея, вы препятствуете опознанию.

— Согласна на душ. А он?

— Охранники и заключенные контролируются одинаково. Метчики сообщат о его исчезновении через пять минут.

— Значит, я принимаю душ вместе с ним?

Пират скрестил руки, разинул рот и застыл, подыскивая подходящий ответ.

— Ну что, идем? — нетерпеливо спросила Роберта. — Мы теряем драгоценное время.

Мишо шумно вздохнул и разбил вторую капсулу о макушку колдуньи. Эластичная пленка покрыла ее с головы до ног. Она облизала нечувствительные губы.

— Меня словно обмазали вазелином.

Пират выглянул в коридор. Никого.

— Делайте вид, что у вас связаны руки, — посоветовал он. — И идите передо мной. Так будет убедительней.

Они закрыли дверь камеры и двинулись по коридорам. Миновали этажи «Хризантема», «Подснежник» и «Маргаритка». Столкнулись с десятком стражников, но на них никто не обратил внимания, и они добрались до выхода — обычного тамбура под охраной двух милиционеров в броне. Роберта втянула голову в плечи. Но метчики молчали, милиционеры даже не глянули на них, словно они не существовали. Парочка вышла на улицу. Мишо завел мотор автомобиля, стоящего прямо у входа на каторгу.

— Садитесь, — приказал он. Голос у него был напряженным.

Через минуту серый бетонный куб остался далеко позади.

— Ну что ж! Должна поставить за вас свечку! — поблагодарила колдунья. — Впервые сбегаю с каторги, впервые сижу рядом с пиратом…

— Каждое мгновение нашей жизни случается впервые, — философски сказал Мишо. — Даже последнее.

Он быстро двигался в сторону лагуны, как она могла разглядеть через бешено раскачивающиеся «дворники». Дождь мешал ориентироваться.

— Значит, ваш брат… заключенный каторги. Полагаю, вы пробрались в министерство, чтобы помочь ему сбежать? Поэтому и вовлекли в свои планы Пишенетта.

— Вы слишком болтливы, госпожа колдунья. У нас будет время поговорить, когда мы окажемся в надежном месте.

— В Базеле не осталось надежных мест. И мне надо восполнить десять дней молчания. Увы, я не могу молчать. Скажите, как вам удалось пробраться в Министерство безопасности? — приказала она, положив ладони на бедра.

— Я прислал свое резюме, — лаконично ответил шофер.

— Издеваетесь.

— Нет. Хороших автовозниц мало. Клеману Мартино удалось стать шефом Криминального отдела… Я мог бы стать министром!

— Если будете говорить таким тоном, я буду молчать.

Мишо притормозил и опустил стекло, чтобы выглянуть наружу.

— Я заблудился из-за дождя. Где мы?

— Куда мы направляемся?

— В Исторический квартал.

— Тогда вторая улица направо. Там длинный проезд до карниза. В последний раз, когда я там была, у подножия пандуса располагался пост с малоприятными парнями. Может, они будут более бдительны, чем парни на каторге?

— Об этом не беспокойтесь. — Мишо поехал быстрее. — А вы? Что случилось с вами? Как вы оказались на каторге?

— Э-э-э… долгая история. Но признаюсь, что… Осторожно!

Слева возникла темная масса и с разгона ударила в них. Голова Роберты стукнулась о стойку дверцы. Мишо выскочил из машины с криком:

— Что за кретин влетел в меня?

Роберта последовала за ним, хотя у нее подкашивались ноги. В их левое переднее крыло врезался автомобиль. За сценой наблюдали зеваки. Мишо колотил ногой по машине-тарану.

— Здесь всего полсотни автомобилей, и надо же наткнуться на шоферюгу!

Виновник происшествия вылез из машины с багровым лицом.

— Мартино, — пробормотала Роберта, потирая лоб.

— Вы? — удивился молодой человек, увидев шофера министра.

Он застыл перед Мишо, сжав кулаки и раздувая ноздри.

— У вас не было приоритета! Вы должны были меня пропустить!

— Вы неслись как на пожар! Соблюдайте скоростной режим! — ответил пират.

Мишо замолчал и сжал губы. Мартино отступил на шаг.

— Послушайте, вы разве не были глухонемым во время нашей последней встречи?

Молодой человек потянулся к карману, где, как знала Роберта, лежит его шестизарядник. И вмешалась.

— Прошу вас, будьте взаимновежливы.

Мартино, увидев ее, выпучил глаза.

— Роберта! Но… Что это! Как вы?

— Хорошо, Мартино, хорошо.

— Куда вы подевались? Я разыскиваю вас уже десять дней. И как получилось, что…

Мишо подошел к Роберте.

— Милиция, — шепнул он.

Семь возникших из ниоткуда вооруженных милиционеров окружили их. Старший патруля подошел к ним, говоря в микрофон, укрепленный на плече:

— Патруль 22 — Центральной. Столкновение между двумя автомобилями на перекрестке Беклин-авеню и Бергенштрассе. Пострадали три человека.

— Центральная — патрулю 22, — услышали они ответ. — Оставьте. Бегство с муниципальной каторги. Общая тревога. Беглец — рыжая женщина лет пятидесяти…

46
{"b":"31010","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ключ к сердцу Майи
Агент «Никто»
Карильское проклятие. Возмездие
Гадалка для миллионера
Кто украл любовь?
Лес тысячи фонариков
Служу Престолу и Отечеству
Как устроена экономика
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире