ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пока мой брат не вернется на борт этого судна — а он вернется, как я обещал экипажу, а не только тебе, Лабреш, — командовать буду я. Так требует закон крови. Хочешь что-нибудь добавить?

Два пирата грозно смотрели друг на друга в полной тишине, которую нарушало только гудение машин. Лабрещ опустил глаза и с недовольным ворчанием покинул рубку. Роберта была готова поклясться, что они выпустят друг другу кишки.

— Добро пожаловать в чудесный мир братьев лагуны, — сказал ей Мишо. — Хотите увидеть, куда мы направляемся?

Она энергично кивнула. Он опустил нижнюю часть перископа, поставил ручки в горизонтальное положение и позволил ей заглянуть в окуляр. Вначале она различила только синеву и темные массы воды. Потом узнала старые дома, тянувшиеся вдоль Рейна. Они двигались по руслу бывшей реки. Прямо перед ними появился все еще целый императорский мост. Они прошли под ним в сопровождении стайки серебристых рыбок.

— Невероятно, — выдохнула она.

Справа появилась колоссальная масса Мюнстеркирхи. Подлодка прошла вдоль бывшего собора, едва не задевая аркбутаны. Потом повернула и застыла у главной розетки. Чуть выше над ними из-под воды торчала колокольня.

— Мы на месте, — объявил рулевой.

— Вперед, — приказал Мишо.

Нос Виктора III прошел через центр розетки. Они проникли в собор. Подлодка поднялась на несколько метров. Двигатели остановились. Перископ встал на место. Мишо уже карабкался по лестнице вверх. Роберта поспешила за ним, увидев свет, людей, галереи, и поднялась на верх рубки.

Вода плескалась на уровне высоких окон собора. Деревянные мостики, освещенные гирляндами электроламп, бежали по обе стороны нефа. На хорах, на понтоне располагалась плавучая деревня, уходившая в поперечное крыло.

— Добро пожаловать в базельское логово, — объявил пират с широкой улыбкой.

Моряки крепили швартовы лодки к кольцам в стенах из розового известняка. В корпус уперся трап. Они вышли на первую галерею, где расхаживали мужчины, дети, женщины. Роберта, которая не упускала ни крошки зрелища, решила, что сошла с ума, когда увидела идущего ей навстречу Пленка.

— А! Вы угадали с приходом, — усмехнулся Мишо, увидев его. — Передаю вам мадемуазель Моргенстерн. Вскоре увидимся, как только соберетесь все вместе. У меня дела.

Мишо удалился в сторону хоров. Лабреш шел за ним. Медэксперт прижал Роберту к груди.

— Где ты была? Мы все извелись, переживая за тебя.

— Как Грегуар? Он здесь?

— Появится во второй половине дня. Но он прекрасно себя чувствует. Мы крепко потрудились в твое отсутствие. Ты была права — убивают действительно метчики. Покажу тебе, как они работают.

Розовые, голубые и серебристые пузырьки совершали замысловатые волновые движения в трех прозрачных сосудах. Тело метчика топорщилось множеством волосков, которые лениво колыхались в воздушном растворе. Некоторые из них имели захваты. Другие походили на спиральки. Третьи, эластичные и без всяких отростков, походили на кнуты.

Роберта отодвинулась от микроскопа и протерла глаза, чтобы отогнать чудовищное видение. Лаборатория пиратов размещалась в бывшем зале Базельского Совета. Позади них на стене висела копия Мрачного танца Гольбейна, оригинал которого находился в склепе.

— Клод Ренар сказал, что в мире есть множество укрытий для подлодок. Затоплены целые города, но в них еще живут. — В голосе Пленка ощущался энтузиазм.

— Клод Ренар?

— Имя пирата Мишо, он же Лис. Они отлично оснащены. Этот трехокулярный микроскоп стоит целое состояние. В прошлом году я пытался закупить такой для Музея, но мне отказали из-за отсутствия денег. Клянусь!

Зал был разделен надвое бронированным стеклом толщиной три дюйма. Здесь располагались приборы, по другую сторону — опасные вещества. Метчик, который изучал Пленк, был заключен в кубик с ребром в один миллиметр.

— Как вы вошли в контакт с пиратами?

— Через Грегуара. Глянь на это маленькое чудо. Его невозможно наблюдать на поверхности. Со всей той грязью, которой отравлена атмосфера… Фораминиферы, пыль, пыльца, медленноходящие, коловратки, чешуйки крыльев бабочек…

Большую часть стола занимал производственный конвейер, заканчивающийся ящиком с синими капсулами. Роберта взяла одну из них.

— Здесь производятся капюшоны, — сказал Пленк, не отрываясь от окуляров.

Роберта бросила капсулу и вновь приникла к окуляру. Метчик тянул в их сторону длинные нити, словно здороваясь с ними.

— Привет! — весело воскликнул медэксперт.

— Что ты открыл, Пленк? — спросила Роберта, никогда не забывавшая, с кем имеет дело.

Медэксперт отступил на шаг и почесал нос, пытаясь обрести серьезность.

— Ты когда-нибудь видела хоть один метчик вблизи? — спросил он.

— В какой-то мере. Даже несколько. Но в таком виде…

— Быстренько рассказываю. Метчик состоит из трех раковин, наполненных отдельными маслянистыми шариками. Схематично: розовые — ум и память. Там записаны данные Архива и Переписи. Голубые — жизненные органы. Легкие, пищеварительная система и прочая, и прочая.

— А что они едят?

— Воздух. Свет. Более мелких существ. Поди знай. Что касается серебристых шариков… Поговорим о них позднее. Перейдем к нитям. Три разных вида. Гладкие служат для передвижения. Крючки служат для… цепляния. Но самые интересные — спирали.

— Самые длинные и самые многочисленные, — заметила колдунья.

— Это — передатчики, помогающие метчикам общаться между собой.

Пленк натянул резиновые перчатки, встроенные в стекло, и с предосторожностями поставил захватами еще один кубик на первый.

— Соединяю наших маленьких друзей, — объяснил он. — Открываю клетки. Смотри.

Изображение стало мутным, взбаламученным. Когда воцарилось спокойствие, Роберта увидела, что два метчика плотно сплелись. Их нити-передатчики ощупывали друг друга, а крючки образовали плотные узлы. Нити-движители располагались по контуру нового существа с шестью вздутиями. Карманы с серебристыми шариками вошли в прямое соприкосновение — они свободно перемещались туда и обратно.

— Видишь, чем они заняты?

— Похоже, целуются. Отвратительно.

— Они обмениваются. Они растворяются. Производят обратное молекулярное деление. Сливаются в одно… Я их немножко притормозил, чтобы ты могла видеть, как они работают. Вообще все происходит мгновенно.

— Так Барон обретает форму.

— Именно так. — Пленк скрестил руки на животе. — Что означает — метчики — существа разумные, автономные и социальные.

— Как муравьи.

— Куда лучше. Теперь вторая фаза нашей демонстрации.

Пленк опять натянул перчатки, взял пипетку и капнул на куб капельку крови. Роберта увидела, как двойной метчик метнулся вверх. Серебристая припухлость присосалась к крови, потом удалилась. Розовые тельца бурно зашевелились.

— Анализируют, — сообщил Пленк.

Мембрана, которая удерживала оба метчика вместе, несколько раз открылась и закрылась.

— Думают.

Спиральные антенны направились в разные стороны.

— Зовут друзей на помощь. Обнаружили метку! Барон должен исполнить долг! На заметку — кровь Марты Вербэ.

Роберта ощутила, как по ее телу побежали мурашки. Пленк усмехнулся, увидев, как она невольно почесала запястье. Колдунья встала и принялась расхаживать по залу. Пустоглазая смерть с поднятой косой вела мрачный танец.

— Почему они стали убивать?

— Потому что мы позволили им это делать. Потому что они любят работу. Потому что произошло объединение нескольких факторов. — Пленк крутился на табурете вправо и влево, следя за колдуньей. — Тебе известна их история? Они появились после Великого Потопа. Их принес ветер, незнамо когда и незнамо откуда.

— Колледж обнаружил их в святилище Малой Праги.

— Да, где все кончается… Мой знаменитый предшественник в Музее первым изучал этих зверушек и обнаружил их способность получать и передавать информацию. Времена были смутные. Надо было восстановить порядок. И власти знали об их существовании. — Он глубоко вздохнул. — Метчики обеспечили муниципальный иммунитет. Они были исполнительны, обладали волей и прекрасно управлялись. Истинные могучие крошки-милиционеры… Как только были разработаны фильтры и построены машины Переписи, началось их массовое производство.

49
{"b":"31010","o":1}